Компромат
08.11.2012

Сегодня «женский полк» выслушает первые обвинения

Сегодня «женский полк» выслушает первые обвинения
  • Текст и фото «Ъ»

    Екатерину Сметанову (слева) обвинят в мошенничестве, организатором которого, по версии следствия, могла являться ее подруга Евгения Васильева (справа)


Смена министра ударит по прокурору Фридинскому и... варягам Валентины Матвиенко
Сегодня будут предъявлены первые обвинения в громком уголовном деле о махинациях с военным имуществом. В статус обвиняемых в крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) перейдут арестованные недавно экс-глава Центра правовой поддержки "Эксперт" Екатерина Сметанова и бывший начальник одного из воинских складов Максим Закутайло. По результатам их допроса и других следственных действий будет определен дальнейший процессуальный статус экс-министра обороны Анатолия Сердюкова.

Как пояснили "Ъ" в СКР, за восемь дней, прошедших с момента ареста подозреваемых Сметановой и Закутайло, следователям, а также сотрудникам ГУЭБиПК МВД и военной контрразведки удалось получить десятки свидетельских показаний, доказывающих о причастности арестантов к инкриминируемым преступлениям. В числе улик оказались также финансовые документы, изъятые во время обысков в офисах Минобороны, ОАО "Оборонсервис" и аффилированных с ним коммерческих структур, поэтому предъявление обвинений фигурантам, как говорят участники расследования, неизбежно.

Екатерина Сметанова, гендиректор ООО "Центр правовой поддержки "Эксперт"", выступавшего агентом по реализации так называемых непрофильных активов Минобороны, и ее муж, экс-глава ОАО "Окружной материальный склад Московского округа ВВС и ПВО" Максим Закутайло, как полагают в СКР, будут обвинены в мошенничестве в особо крупном размере, совершенном организованной группой (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Ст. 285 и 286 УК РФ о злоупотреблении должностными полномочиями и их превышении, фигурирующие в общем уголовном деле о махинациях военных чиновников, к ним неприменимы. В перспективе же господа Сметанова и Закутайло, как полагают участники расследования, могут быть обвинены также в легализации (отмывании) денежных средств, приобретенных преступным путем (ст. 174.1 УК РФ).

Отметим, что от сегодняшних показаний арестантов будет напрямую зависеть судьба бывшего начальника департамента имущественных отношений военного ведомства, члена совета директоров "Оборонсервиса" Евгении Васильевой (она пока не доступна для следствия, поскольку находится в больнице) и экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, которому скандал с уголовным делом уже стоил карьеры. Если коммерсанты Сметанова и Закутайло подтвердят следствию, что действовали по указанию госпожи Васильевой (а об этом, как сообщал "Ъ", дал показания задержанный участник махинаций Дмитрий Митяев), а та, в свою очередь, решит сотрудничать со следствием, то и у бывшего министра Сердюкова появится процессуальный статус. Адвокат Максима Закутайло Олег Бессонов сообщил вчера, что его клиент действовал строго в рамках своих должностных инструкций, поэтому ему нечего скрывать от следствия и он готов ответить на все поставленные вопросы.

Как уже сообщал "Ъ", пока фигурантам дела о махинациях инкриминируются пять эпизодов преступной деятельности. По версии следствия, наделенные соответствующими полномочиями от руководства военного ведомства Евгения Васильева и Екатерина Сметанова продали коммерсантам по заниженным ценам принадлежавшие Минобороны здания и земли 31-го Государственного проектного института спецстроительства на Смоленском бульваре в Москве, главного управления обустройства войск в Большом Предтеченском переулке, гостиницы "Союз" на Университетском проспекте и коттеджного поселка Перессыпь в Темрюкском районе Краснодарского края. За каждую из сделок подозреваемые, как считает следствие, получали солидные откаты, а общий ущерб, нанесенный ими государству, превышает 3 млрд руб. В двух из этих эпизодов, по версии следствия, принимал участие начсклада Закутайло.

Между тем расследование дела о махинациях в военном ведомстве с каждым днем набирает обороты. Как сообщил вчера официальный представитель СКР Владимир Маркин, в департаменте имущественных отношений Минобороны, а также в аффилированных с ним коммерческих предприятиях продолжаются допросы, выемки и другие следственно-оперативные мероприятия. "Круг подозреваемых по этому делу, разумеется, не окончательный,— отметил господин Маркин.— Кто-то из фигурантов уголовного дела в ближайшее время, скорее всего, поменяет свой процессуальный статус свидетеля на подозреваемого, а озвученный ранее перечень объектов недвижимости Минобороны, которые, по версии следствия, были проданы аффилированным структурам по мошенническим схемам, тоже, скорее всего, будет расширен".

Одним из перспективных направлений работы следствия является, например, незавершенная сделка чиновников от Минобороны по продаже коммерсантам Центрального экспериментального производственного комбината N43, расположенного на 1-й Фрунзенской улице в Москве. Весной этого года преемница подозреваемой Сметановой на посту гендиректора ООО "Центр правовой поддержки "Эксперт"" Динара Билялова выставила акции предприятия на торги. Право выкупа здания комбината и земли, на которой он расположен, получило ООО "Фортуна", предложившее 507 млн руб., однако победа этой фирмы, как выяснилось позже, не входила в планы госпожи Биляловой. Она, как подозревают участники расследования, собиралась продать комбинат "своей" коммерсантке, поэтому, когда дело дошло до расчета с "Фортуной", просто отказалась от заключения сделки. Дело в итоге попало в арбитражный суд Москвы, где и разбирается до сих пор. Динара Билялова за это время успела провести переоценку стоимости комбината и его земли, заявив в итоге цифру 779 млн руб., однако выставить предприятие на новые торги ей помешали его сотрудники. Рабочие комбината в своих заявлениях, написанных в прокуратуру и СКР, указали, что комбинат, выпускающий форму для генералитета и знамена, не может быть продан с молотка.

Сергей Машкин

****
 
Странная слепота Сергея Фридинского

Из-под носа главного военного прокурора украли 3 миллиарда рублей. Дело «Оборонсервиса» набирает обороты. Следственные действия идут полным ходом, появляются все новые фигуранты. На этом фоне более чем двусмысленной выглядит положение военной прокуратуры.

Ведь следствие ведет Главное военно-следственное управление СКР – а где же военная прокуратура, возглавляемая Сергеем Фридинским? Хищения осуществлялись на протяжении многих лет, во многих городах – за бесценок (но, разумеется, либо на «свои» структуры, либо за бешеные откаты) распродавалось военное имущество, а военная прокуратура везде имеет своих представителей. Одной из важнейших ее функций является борьба с коррупцией и хищениями в армии. Где были военные прокуроры все это время?

На настоящий момент следствие считает, что украдено не менее 3 млрд. рублей. Гигантская сумма! Военная прокуратура ничего не видела? А ведь в отчетности у нее все в порядке – преступления, в том числе и хищения, регулярно раскрываются, виновные несут наказания. Украли пару сапог. Украли сотню литров бензина. В части украли продукты питания. Такие дела военная прокуратура раскрывает быстро и оперативно. А вот как дело касается «больших начальников» - тут на нее нападает необъяснимая слепота.

Прошлым летом военные следственные органы возбудили уголовное дело против начальника штаба Южного военного округа генерал-лейтенанта Николая Переслегина – ни много ни мало, как по факту подделки документов, в результате чего пострадал заслуженный боевой офицер. Ну а военная прокуратура закрыла дело, сочла факт «малозначимым». Судьба боевого офицера для военной прокуратуры, значит, факт малозначимый – как и склонность генерала к подделке документов. Не потому ли, что Переслегин не только сам является «многозвездным генералом», но и любимчиком начальником Генштаба Николая Макарова?

Впрочем, позже военное следствие обнаружило новые преступления, совершенные Николаем Переслегиным – квартирные махинации и использование рабского труда солдат. Это уже настолько вопиюще, что на сей раз военная прокуратура, как ни старалась, не смогла закрыть возбужденные по этим фактам уголовные дела.

Все дела, касающиеся высших должностных лиц Минобороны, естественно, находятся в зоне особого внимания Сергея Фридинского. Про дела Переслегина мы уже знаем. А вот дело начальника Генштаба Николая Макарова.

В 2003 году, будучи командующим Сибирским военным округом, Макаров на средства военного бюджета, то есть за государственный счет, построил себе личную дачку в Наро-Фоминском районе Московской области стоимостью ни много ни мало 10 млн. рублей – в ценах, естественно, 2003 года. Было возбуждено уголовное дело. Где оно? В сейфе у Фридинского. Хода ему Фридинский не дает уже много лет и, как пишут в СМИ – использует это дело, чтобы удерживать Макарова «на крючке».

Зависимость Макарова от Фридинского, позволяет последнему получать инсайдерскую информацию о делах в ближайшем окружении министра обороны.
Т.е., по сути, Фридинский, вместо работы, развлекается плетением интриг. Проще говоря – использует, в личных целях, зависимое положение фигуранта уголовного дела Николая Макарова, вместо того, чтобы привлечь того к ответственности и, заодно, взыскать в пользу государства украденное. Ведь срок давности по масштабному уголовному делу Начальника Генерального штаба Макарова не истек, и получается, что привлечение его к ответственности, как и возмещение причиненного государству ущерба тормозится только Фридинским.

Хуже того: на фоне этого показательного бездействия Фридинского, расхититель государственных средств не только не понес наказания, но продолжает управлять армейским строительством – а, значит, и финансовыми потоками, открывающими ему доступ к возможности значительно более масштабных, чем в 2003 году, хищений. Не слишком ли это дорогая для страны плата за возможность для Фридинского, в качестве развлечения, «подглядывать» за министром обороны глазами Николая Макарова?

Дел по военным руководителям, лежащим без движения у главного военного прокурора, не так уж и мало. Что их объединяет – все эти дела касаются лиц, близких к экс-министру обороны Анатолию Сердюкову и начальнику Генштаба Николаю Макарову – ну и к самому Фридинскому. Зато настоящих боевых генералов главный военный прокурор преследует «по полной».

Вот, например, герой российско-грузинской войны 2008 года генерал Анатолий Хрулев, получивший тяжелое ранение во время этой войны. В прошлом году он был осужден за незаконное получение квартиры, скрыв то обстоятельство, что имеет дом в Подмосковье. За дело наказали боевого генерала? За дело. Но вот пикантная деталь – Хрулев не входил в «ближайшее окружение» Сердюкова и Макарова, и более того, конфликтовал с ними по вопросам военного строительства.

А вот генерал-лейтенант Анненков, являющийся помощником Фридинского. Причем никакими прокурорским функциями он не занимается, а обеспечивает быт главного военного прокурора. Ему Фридинский выхлопотал квартиру в Москве от Минобороны, хотя никакого отношения к оборонному ведомству его верный наперстник не имеет. Чтобы придать хоть какую-то видимость «законности», квартира Анненкова в Ставрополе стоимостью 5 млн. рублей была обменена на квартиру в Москве стоимостью 25 млн. рублей. Такой вот «равноценный обмен»! Может быть, это мошенничество? Фридинский так не думает. Не только уголовного дела по этому факту нет – он сам и помог осуществиться этому «обмену».

Впрочем, самого себя Фридинский тоже не обижает. Еще в 1997 году, будучи военным прокурором СКВО, он, используя свое служебное положение, получил в Ростове-на-Дону 2 служебные квартиры на Театральном спуске общей площадью 160 кв м. Неплохо на семью из 3 человек!

Ростовские газеты тогда подняли шум, но тогдашний покровитель Фридинского – командующий СКВО, позже – полпред президента Анатолий Казанцев помог ему избежать ответственности. В результате Фридинский приватизировал эти квартиры, а когда, после перехода на работу в Генпрокуратуру, та купила ему элитную квартиру в Москве – продал их. Ну а в своих интервью главный военный прокурор любит рассказывать о том, как он помогает бесквартирным офицерам. Сидя на своей госдаче – кстати, в советское время главный военный прокурор такой привилегией не пользовался.

Интересно посмотреть на денежные доходы Фридинского. Они совсем неплохи – согласно его декларации, в 2011 году они составили 3,5 млн. рублей. Немалую их часть составляет специальная надбавка, которую дают за работу с радиоактивными материалами. Это дает главному военному прокурору 60-80 тыс. рублей ежемесячно. На каком основании кабинетный служащий Фридинский получает надбавку, призванную компенсировать риски постоянной работы под угрозой радиационного поражения? Этого не знает никто.

Аналогично обстоит дело и с пенсией, которую Фридинский получает как военный пенсионер. Существует решение Конституционного суда, которое запрещает выплату государственных пенсий лицам, продолжающим работать на государственной службе. Почему же тогда Фридинский получает ее? Он нашел какую-то лазейку в законе, позволяющую это делать, или это вообще незаконно?

Помимо этого, главный военный прокурор получает еще одну надбавку, так называемые «боевые», которые положены ветеранам военных действий. Отметим, что все его участие в войнах сводится к нескольким визитам в Ханкалу, где располагался хорошо охраняемый штаб группировки федеральных войск. «Герой» Фридинский встречался там с руководством. Ни одного выстрела в сторону противника он не сделал. Риски при этом Фридинский нес не больше, чем бригада артистов, приезжавших выступить перед военнослужащими. За что же у Фридинского боевые ветеранские надбавки?

В сентябре этого года Счетная палата провела проверку в Главной военной прокуратуре и выявила нецелевые расходы на несколько десятков миллионов рублей. Это, помимо прочего, касается нарушений в исполнении приказа 1010, согласно которому военнослужащие могут получать премии за особые достижения по службе. Размеры этих премий весьма существенны – сотни тысяч и даже миллионы рублей. Несколько раз Фридинский назначал такие премии и себе, и ряду своих приближенных, всего нескольким десяткам человек.

Только вот пикантная деталь – ни он сам, ни эти его приближенные военнослужащими не являются, а значит, эти премии им в принципе не положены. Однако выплачивались, что и выявила Счетная палата.

Любит Сергей Фридинский и отдохнуть «по-человечески» - раза 3 в год. Обычно в отелях премиум-класса за границей, куда летает, разумеется, бизнес-классом. Да еще не один, а с семьей и челядью. Тут его немаленькой заплаты не хватит! Однако – летает. Кто оплачивает эти поездки? Неизвестно. Зато известны его поездки по стране. Вот совсем недавно, в декабре 2011 года он отдыхал в филиале санатория «Кисловодский», принадлежащего Минобороны. Занимал сразу 3 люкса – в одном сам, в другом няня с внуком, в третьем дружок – военный прокурор Южного военного округа Милованов. Выехав, не доплатил 72 тыс. рублей. Видимо, просто не обратил внимания на такую «мелочь».



Сергей Фридинский инспектирует стол, накрытый подчиненными

А еще главный военный прокурор обожает «инспекции». Ну, то есть – приехать в какой-нибудь регион и ознакомиться с тем, как там поставлена работа, что-то улучшить, нерадивых наказать. Как происходят эти инспекции, хорошо известно. Не так давно, много шуму наделали фотографии, живописующие такую его «инспекционную поздку» на Дальний Восток. Элитные спиртные напитки под черную и красную икру, камчатских крабов – с банькой в горячем источнике. В обществе криминальных авторитетов – королей «икорной мафии».

Все это хорошо известно руководству Минобороны. Но реакции – никакой. Не потому ли, что Фридинский, будучи не просто прекрасно осведомлен о коррупционных порядках, царящих в министерстве, а имея документы об этом, кладет их «под сукно»? Как говорится – «ты закроешь глаза на мои грехи, а я – на твои».

Слабо верится, что столь масштабные хищения, как в деле «Оборонсервиса», могут пройти «мимо» Главной военной прокуратуры. Так в чем же была ее роль? Просто в том, чтобы «не замечать» их? А может – «юридическое сопровождение» коррупционных сделок, ведь в ГВП работают отнюдь не дурные юристы.
Напомним, что ранее руководство страны уже давало Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке поручение разобраться в ситуации и принять меры к распоясавшемуся от безнаказанности и бесконтрольности Главному Военному прокурору Сергею Фридинскому. Однако воз и ныне там.

Остается надеяться, что вскрывшиеся на беспрецедентно сильном скандале вокруг Минобороны факты, послужат основанием для Президента Владимира Путина и руководителя Администрации Президента Сергея Иванова проявить жесткость по отношению к руководству Главной военной прокуратуры. Вероятно, что такая реакция политического руководства страны будет логичной по отношению к силовой структуре, превратившейся, по сути, в «государство в государстве». Более того - явно решившей, что она может иметь собственные интересы, идущие вразрез с интересами государства.

Тогда, на сей раз, Главное военное следствие не только доведет резонансное дело Минобороны до логического конца, но выяснит и роль в нем Военной прокуратуры, и лично Сергея Фридинского.

Источник: wek.ru, 06.11.2012

**** 
 
Подмосковье: команда Матвиенко снова на чемоданах? 

В стране произошли неожиданные перестановки: отправлен в отставку министр обороны Анатолий Сердюков, на его место назначен только недавно пришедший на пост губернатора Московской области Сергей Шойгу. И никто пока не задумывается: а какая судьба теперь постигнет экс-петербургских чиновников, пристроенных после ухода в Совфед Валентины Матвиенко в правительство Московской области?

Кто успел на последний пароход в Подмосковье?  

Известие о переводе Сергея Шойгу с поста губернатора Московской области на пост министра обороны стало неожиданным. Руководить регионом чиновник начал лишь с апреля 2012 года, а до этого занимал гораздо более близкий к своей нынешней должности пост главы МЧС.
 
Одной из любопытных черт его краткой работы губернатором стало появление в подмосковном правительстве целой плеяды выходцев из Петербурга, ранее составлявших часть команды Валентины Матвиенко. Это и возглавлявший в Петербурге комитет по культуре Антон Губанков, в Подмосковье ставший министром культуры, и бывший строительный вице-губернатор Петербурга Роман Филимонов, ныне курирующий строительный блок в Московской области в должности зампреда правительства, и экс-председатель комитета по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга Дмитрий Куракин, сейчас также являющийся зампредседателя правительства Московской области, и назначенный чуть позже в Московскую область министром имущественных отношений Александр Чупраков, в Петербурге бывший генеральным директором ГУП «Городское управление инвентаризации и оценки недвижимости». 
 
Дружим семьями  

О том, что «Валентина Ивановна своих не бросает», в Петербурге знают все. В частности, хорошим подтверждением тому служит и Московская область. О том, с кем именно договаривалась Матвиенко, пристраивая членов своей команды, до недавнего времени можно было не задумываться. Возможно, она нашла  общий язык с новым губернатором Сергеем Шойгу, возможно – с «самим» Владимиром Владимировичем. Сути это не меняло – и тот, и другой, как казалось, на своих должностях сидеть будут еще долго. Однако злополучный «Оборонсервис» расстроил планы. Шойгу стремительно ушел на повышение обратно в министерское кресло, а вопрос о том, кто являлся гарантом дальнейшего трудоустройства экс-петербургских чиновников, появился в текущей повестке дня.

Что самое неприятное для «северо-столичных» членов подмосковного правительства, договоренности эти, судя по всему, были не с Путиным, а с Шойгу. По крайней мере, к такому выводу можно прийти, вспомнив, что в ноябре 2007 году супруга Сергея Шойгу Ирина и сын губернатора Валентины Матвиенко Сергей стали соучредителями совместного бизнеса - ООО “Барвиха, 4”. Фирма была зарегистрирована в Одинцове и представляла собой проект бизнес-центра класса А площадью более 26 тысяч квадратных метров на пересечении Рублево-Успенского и Подушкинского шоссе, то есть в элитном районе все того же Подмосковья. Местные жители Барвихинского поселения на публичных слушаниях, которые устроила администрация, высказались против строительства многоэтажного бизнес-центра. Позже проект был заморожен из-за финансовых трудностей, связанных с экономическим кризисом. Однако публикации в СМИ остались неприятным осадком для фигурантов истории.

Что день грядущий им готовит?  
 
Впрочем, политологи более оптимистичны или хотя бы осторожны в своих прогнозах относительно судеб экс-петербургских чиновников. По мнению политолога Алексея Шустова, сказать, произойдут ли в ближайшее время перестановки в областном правительстве можно будет только после того, как возникнет ясность с исполняющим обязанности губернатора на ближайший год. Шустов считает, что это должна быть достаточно значимая политическая фигура. Напомним, сегодня представитель администрации Московской области заявил, что исполнять обязанности губернатора до выборов будет первый заместитель Шойгу Руслан Цаликов - также выходец из МЧС. Однако официально он еще не назначен и.о. губернатора, и до конца не ясно, заменит ли именно он губернатора на ближайший год. Выборы главы региона, скорее всего, пройдут в сентябре 2013 года, в единый день голосования.

Профессор Европейского университета в Петербурге, экономист и политолог Дмитрий Травин, считает, что перестановки, конечно, будут. Но сказать, какие именно, сейчас невозможно.

- Каждый новый губернатор собирает новую команду, - говорит он. - Но мы пока не можем знать, кто там будет вместо Шойгу. Очень скоропостижно все произошло - непонятно, оставит ли Шойгу своего человека или появится совсем новая фигура. Предположить, куда эти чиновники сдвинутся, невозможно. В номенклатуре есть масса возможностей для перехода на новые посты, - отмечает Травин.

Политолог Сергей Шелин и вовсе считает, что до выборов нового губернатора в правительстве будет сохраняться статус-кво.

- Я думаю, в самое ближайшее время подвижек не будет, - предполагает Шелин. - Потому что до выборов нового главы еще довольно много времени, и вряд ли прямо сейчас начнутся перетасовки только что сформированной команды. А что будет через год - ни одно должностное лицо теперь не может сказать, что с ним будет через год. Особенно глядя на судьбу Сердюкова.

Мария Смирнова

Источник: zaks.ru, 06.11.2012