Компромат
02.10.2012

Навальный ожидает обвинения в «краже Луны»

Навальный ожидает обвинения в «краже Луны»
Один из фигурантов дела «Кировлеса» пошел на сделку со следствием
В конце прошлой недели стало известно, что один из обвиняемых по делу о хищении 10 тысяч кубических метров леса на 16 миллионов рублей — экс-гендиректор вятского государственного унитарного предприятия «Кировлес» Вячеслав Опалев — признал свою вину и пошел на сделку со следствием. Теперь он готов рассказать о роли каждого из фигурантов — в том числе Алексея Навального.

Официально Алексею Навальному и его адвокату еще не сообщили о сделке Опалева со следствием, хотя информация об этом появилась на сайте газеты «Известия» как раз в то время, когда Навальный был на очередном допросе в Следственном комитете. Однако его адвокат Вадим Кобзев, комментируя событие для «Новой», не сомневается, что это не «вброс»: «Я верю написанному. Такого поворота дела мы и сами давно ожидали».

По мнению адвоката, Опалев заинтересован в смягчении собственного приговора. Дело в отношении лица, вступившего в сделку со следствием, рассматривается по сокращенной процедуре, и судья, как правило, принимает в расчет деятельное раскаяние и может назначить много меньший срок (по статье «Растрата» — максимум 10 лет). «Предполагаю, что показания Опалева будут подогнаны под основную формулу обвинения», — продолжает адвокат Кобзев.

Дело в отношении Навального о причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (п. «б» ч. 3 ст. 165 УК РФ) было открыто в мае 2011 года, а через год его закрыли — из-за отсутствия состава преступления. Разговор тогда шел об упущенной материальной выгоде «Кировлеса». Однако тут же нашелся новый состав — не без вмешательства главы СКР Бастрыкина: на этот раз присвоение или растрата в особо крупном размере (ч. 4 статьи 160 УК РФ). Навального признали организатором (ч. 3 статьи 33 УК РФ).

По версии обвинения, Алексей Навальный, который в начале 2009 года был помощником губернатора Кировской области на общественных началах, вступил в сговор с Опалевым и с бывшим гендиректором «Вятской лесной компании» Петром Офицеровым. Навальный, как сказано в обвинительном заключении, разработал план преступной деятельности и распределил роли между Опалевым и Офицеровым. Офицеров в этой схеме подписал от имени ООО «ВЛК» договор с «Кировлесом» на покупку продукции по якобы заниженным ценам. По информации адвоката Кобзева, Офицеров на допросах не давал признательных показаний. «Это не будет иметь решающего значения. Судья напишет — «позиция обусловлена желанием уйти от уголовной ответственности», — говорит Кобзев.

[“Новая пресса», 01.12.2010, "Поваленный Кировлес": «Кировлесу» от роду 3 года. Предприятие, призванное проводить лесохозяйственные работы на неарендованных участках, было создано в конце 2007 года путем преобразования из КОГУ «Кировсельлес». С тех пор «Кировлес» является основным подрядчиком и практически бессменным победителем конкурсных процедур на выполнение этих работ. Идею создания «Кировлеса» некоторые источники приписывают бывшему зампреду Валерию Крепостнову (упоминать имя которого в кировской прессе по умолчанию не принято) и бывшему же главе департамента лесного хозяйства Владимиру Кононову (последнего лесники не могут найти уже несколько месяцев: телефоны отключены, сам на связь не выходит; говорят, освоился в Москве).

За 3 года существования КОГУП слова «коррупция» и «Кировлес» стали практически синонимами. Еще на устах история советника губернатора Алексея Вотинова, которого задержали вместе с бывшим директором «Кировлеса» Вячеславом Опалевым по подозрению в групповом мошенничестве в особо крупном размере. Якобы Вотинов требовал с «Кировлеса» деньги, обещая взамен остановить процесс реорганизации «Кировлеса». Напомним, «новая команда нового губернатора» решила установить свои правила игры и провести реорганизацию филиалов «Кировлеса» в общества с ограниченной ответственностью, которые должна была создать управляющая компания в лице частного инвестора, а за счет прибыли от участия в уставном капитале гасить долги «Кировлеса».

Только-только ситуация вокруг Вотинова приутихла, «Кировлес» «засветился» на федеральном уровне еще раз. Интернет-издание «Век» обвинило советника губернатора Алексея Навального и гендиректора «Вятской лесной компании» (ВЛК) Петра Офицерова в том, что, используя «административный ресурс», эти два товарища вынудили «Кировлес» сбывать лесные ресурсы через посредническую компанию ВЛК, что было не выгодно ни «Кировлесу», ни областному бюджету.

Между тем, компания под руководством Офицерова некоторое время выступала посредником между «Кировлесом» и клиентами, съедая до 7% прибыли (если верить директору одного из лесхозов-филиалов «Кировлеса», имя которого раскрывать ни в коем случае нельзя, так как слишком неспокойно сегодня в лесу; назовем его просто Директор №1). Петр Офицеров, по словам того же Директора, исправно участвовал чуть ли не во всех совещаниях у Щерчкова.]


Максимальный срок по вменяемой Навальному статье — 10 лет. Адвокат Кобзев дает неутешительные прогнозы: хотя в России и не действует прецедентное право, но по аналогичным делам обвиняемые получают зачастую 5—7 лет лишения свободы. Ходорковского по той же статье заключили под стражу на 8 лет. «Если же Навальному или Офицерову дадут, допустим, три года, это пойдет вразрез со всей судебной практикой, будут говорить, что им делаются какие-то скидки, возникнет к суду много вопросов», — объясняет адвокат.

К началу декабря дело уже может поступить в суд.

«У следствия появилось прямое доказательство вины, его можно будет пустить в новостных выпусках. Видите, мол, человек говорит, что он преступник, что Навальный — преступник. Одни и те же люди «придумывали» дело Ходорковского и наше, — предполагает адвокат Кобзев. — До Ходорковского нефть продавали — в рамках рыночных отношений, а он, как написано в приговоре, ее похитил. «Кировлес» существовал до Навального три года, а как Алексей пришел — сразу стало все ненормально. Это не обнадеживающая тенденция, когда обычные рыночные отношения путем незатейливых словесных манипуляций превращаются в преступление».
 
Комментарий обвиняемого

Алексей Навальный:

- Сначала Опалев говорил, что я его принуждал к совершению преступления, теперь говорит, что был членом моей преступной группы, что я какие-то роли придумывал. Почему-то следствие не обращает внимания на то, что два года Опалев, получается, давал ложные показания. Мы по-прежнему настаиваем на проведении хотя бы минимальной финансово-бухгалтерской экспертизы. Нам же отказывают в этом, видимо, хотят дело строить только на показаниях одного человека.

Стратегия следствия понятна: получить признательное показание Опалева, осудить его в один день, а потом ходить и трясти судебным решением о том, что преступная группа похитила 16 миллионов.

В любом уголовном деле должны быть умысел, корысть — а какая может быть выгода, когда все операции «Кировлеса» шли по безналу, их можно отследить. Мы обязательно опубликуем все документы, чтобы каждый мог ознакомиться с ними.

С одной стороны, я знаю, что обвинение не имеет под собой никаких оснований. Но с другой — понимаю, что они не стали бы мне предъявлять очевидно абсурдные обвинения, если бы не намеревались их реализовать. Если захотят — хоть за кражу Луны посадят.

Екатерина Фомина