Власть
07.02.2012

Потерпевший Шевченко обчистил подсудимого Глущенко на $5 млн.

Потерпевший Шевченко обчистил подсудимого Глущенко на $5 млн.
  • uznik_mg

    Мастер спорта междунароного класса СССР Михаил Глущенко (слева)
Жертвами передела стали мебельная фабрика "Ладога", квартал на Невском проспекте и кирпичный завод "Кварц"
Новые важные показания были оглашены сегодня на заседании Куйбышевского суда по делу депутата Госдумы второго созыва Михаила Глущенко. Адвокат Александр Афанасьев просил приобщить к делу обращение Глущенко в защиту Таисии Осиповой, осужденной по сфабрикованному делу о хранении наркотиков. Однако, судья Андрей Дондик отказался рассматривать это заявление, характеризующее активную общественную позицию заключенного.

Сторона защиты в очередной раз запросила передаточное распоряжение, в соответствии с которым жена подсудимого Ирина Глущенко якобы за 3,5 тысячи долларов продала принадлежавшую ей мебельную фабрику «Ладога» оффшорной компании «Несторг Ко Лтд» Сергея Шевченко. Никаких бумаг о продаже акций ОАО «Ладога» нет, так как семья Глущенко свое предприятие никому не продавала. Михаил Глущенко, Сергей Шевченко и его старший брат, депутат Госдумы Вячеслав Шевченко были равноправными партнерами в общем бизнесе. После смерти своего брата, погибшего на Кипре в 2004 год, «потерпевший» Шевченко мошенническим путем присвоил долю партнеров. В частности, фальсифицировал реестр ОАО «Ладога», захватив и этот актив, и другое имущество подсудимого Глущенко, а при попытке оспорить захват – заказал арест компаньона, которого сейчас судят по вымышленному обвинению в вымогательстве.

Ходатайство было удовлетворено частично. Суд согласился сделать запрос в ЗАО «Единый регистратор» (ведет реестр «Ладоги») о том, имеется ли подобный обязательный при сделках документ, и потребовал предоставить копию. Судя по тому, что ранее передаточное распоряжение, несмотря на многократные запросы, никто не нашел, его просто не существует – равно как и договора о продаже украденных акций.

В своих письменных показаниях Михаил Глущенко заявил, что вложил $5 млн. в керамический завод «Кварц» – новое производство, запущенное по его инициативе в поселке Никольском Ленобласти. Однако, вследствие мошенничества со стороны управлявшего активом Шевченко подсудимый не получил с предприятия ни копейки прибыли. Вместо этого ОАО «Кварц» было переоформлено в собственность члена совета директоров завода Сергея Шевченко – через тот же кипрский оффшор «Несторг Ко Лтд», на который были переписаны акции Ирины Глущенко в ОАО «Ладога».

Бизнесмен Алексей Кобяков сегодня рассказал суду, что знал обвиняемого с того времени, когда тот был депутатом Государственной Думы, а сам Кобяков – возглавлял спортклуб, спонсором которого был Глущенко, и занимал должность административного директора строительной фирмы. Свидетель подтвердил, что Михаил Глущенко и Вячеслав Шевченко были не только близкими друзьями, но и бизнес-партнерами. Кобяков указал, что Глущенко и Шевченко-старший помогли ему организовать бесперебойную поставку кирпича с предприятия в поселке Никольское. При этом Глущенко тогда же отметил, что вложил $5 млн. в производство керамической плитки в том же Никольском и попросил ответной помощи в закупках этой плитки строительным предприятием, где работал Кобяков.

[Врез РУСПРЕС: "Михаил Глущенко поставил кирпич и хотел производить плитку", Фонтанка.ру, 06.02.2011 "Будучи выпускником кафедры бокса данного университета, [Алексей Кобяков] познакомился с Михаилом Глущенко, когда пытался найти спонсора для спортивного клуба, – их свели общие знакомые [...] Кобяков рассказал про то, как Михаил Глущенко воспользовался своими коммерческими связями для того, чтобы строительной компании, в которой работал Кобяков, во время дефицита строительных материалов вне очереди организовали поставки кирпича. Кроме того, по словам Кобякова, Михаил Глущенко просил его помочь с организацией бизнеса по производству керамической плитки. На суде уже неоднократно упоминалось о том, что среди коммерческих проектов подсудимого Глущенко был один неудачный – плиточный. Господин Кобяков подробно рассказал об одном из фрагментов своего участия в данном проекте – неудачном, неудачном в связи с объективными обстоятельствами: для производства плитки был выбран не совсем подходящий сорт глины, что и привело к провалу проекта в целом из-за низкого качества результата. Адвокат Афанасьев во время допроса свидетеля Кобякова уточнил: знает ли тот, что потери Михаила Глущенко на данном проекте составили 5 миллионов долларов? Алексей Кобяков этого не знал, что, с точки зрения версии защиты, не имело никакого значения. Суд в очередной раз услышал: Михаил Глущенко является серьезным бизнесменом, другом и партнёром которого долгое время являлся покойный депутат Государственной Думы России Вячеслав Шевченко. Это может кардинальным образом поменять видение роли подсудимого Глущенко в инкриминируемом ему преступлении: бизнес-партнер вполне мог требовать от братьев Шевченко денег, связанных с разделом бизнеса, но к вымогательству это никакого отношения не имеет]

Второй свидетель Владимир Михайлов показал, что знаком с Михаилом Глущенко с конца 80-х годов. В начале 2000-х годов Глущенко познакомил Михайлова с Вячеславом Шевченко. Это знакомство состоялось в офисе Глущенко на Демьяна Бедного. Подсудимый представил Шевченко как своего друга и партнера по бизнесу. Далее состоялись деловые переговоры об оформлении акционерной собственности. Вячеслав Шевченко говорил, что оформление акций на имя Глущенко– «вопрос времени», и он «все сделает». Глущенко, в свою очередь, упоминал о том, что вложил в общее предприятие большие деньги и хотел бы оформить этот факт на бумаге в виде акций соответствующих предприятий. Со слов свидетеля речь шла о предприятиях по выпуску мебели и строительных материалов.

Таким образом, к депутатам Елене Бабич и Владимиру Леонову, игумену Евстафию (Жакову) и промоутеру Анне Резник, прибавилось ещё два свидетеля подтверждающих, что Михаил Глущенко и братья Шевченко были бизнес-партнерами, и, следовательно, Глущенко никак не мог вымогать свое же имущество.

****

По делу экс-депутата Глущенко дали показания игумен Евстафий и продюсер Анна Резник

На заседании Куйбышевского районного суда в пятницу по делу депутата Государственной Думы II созыва от ЛДПР Михаила Глущенко были заслушаны свидетели защиты — настоятель шлиссельбургского храма Рождества Иоанна Предтечи игумен Евстафий и эстрадный продюсер Анна Резник.

Игумен Евстафий показал, что неоднократно встречался с Михаилом Глущенко, который несколько раз вносил крупные пожертвования на восстановления храмов Иоанна Предтечи в Старой Ладоге, Святой Ольги в  Михайловке и апостолов Петра и Павла в Знаменке, а также снабжал последний мебелью со складов своей фабрики "Ладога". При этом Глущенко категорически настаивал на анонимности пожертвований и крайне неодобрительно отзывался о благотворителях, использующих пожертвования для рекламы.


Далее игумен вспомнил, что встречался  с Глущенко как на "Ладоге", так и в ресторане "Голливудские ночи". Этим рестораном, а также одноименным клубом и казино Глущенко, как и "Ладогой", владел вместе с Вячеславом и Сергеем Шевченко. Игумен Евстафий отметил, что он, несмотря на просьбы Глущенко, отказался благословить эти коммерческие предприятия — ввиду того, что считал проводящиеся там концерты и азартные игры развратом. В ответ Глущенко  признался, что выйти из бизнеса не может — туда вложено слишком много его денег. Однако прихожанин последовал совету отца Евстафия совершить паломничество на Афон, а также совершил восхождение на гору Синай, где, по библейскому преданию, Моисей получил от Бога "Десять заповедей". Затем Михаил  Глущенко уехал за границу, но в 2008 году, будучи с визитом в Петербурге, сказал отцу Евстафию, что скоро вернется окончательно, потому что скучает по России. При попытке выполнить это желание он был арестован. 


Музыкальный промоутер Анна Резник выразила несогласие с версией обвинения, согласно которой Глущенко был бандитской "крышей" братьев Шевченко и получал с них за это дань. Резник заявила, что служба безопасности братьев  в Петербурга могла "урыть" кого угодно и потому в "крыше" они не нуждались. Необходимо отметить, что вопрос с охраной Шевченко Анна Резник изучила на собственном опыте. Сергей Шевченко имел несколько судимостей, последнюю – за вымогательство. Как следует из приговора по этому делу, Резник рассказала знакомым журналистам, что братья Шевченко, продав зрителям билеты на концерт популярной группы "Продиджи", пригласили вместо нее куда менее известную команду "Джилтед Дженерейшн". Публикации в журнале "Телеман" привели к  нападению охранников Сергея Шевченко на журналистов, причем в избиении принимал участие сам хозяин, потребовавший с "Телемана" $50 тыс. и получивший за то 7,5 лет условно. Саму Резник люди из службы безопасности Шевченко не били, но в наказание посадили в мусорный бак с пищевыми отходами и не давали вылезти.


До этого прискорбного события Анна Резник неоднократно организовывала концерты для Глущенко и братьев Шевченко, которые, по ее словам, были партнерами по бизнесу. Сотрудничество Анны с этими людьми началось с организации гастролей прославленного американского иллюзиониста Дэвида Копперфильда, которому предложивший организовать гастроли Глущенко выплатил аванс через счет еще одного депутата Госдумы от ЛДПР Михаила Монастырского. Из слов Резник следует, что именно Глущенко был главным организатором концертов в "Голливудских ночах", в котором приняли участие более 30 известных артистов, также он много занимался техническим обустройством клуба. В частности, он купил для "Голливудских ночей" звуковой аппарат и создал две компании, ведавшие закупками оборудования и выплатами гонораров исполнителям  ("Саунд-Про" и "Звук Ультра"). Среди дальнейших проектов Глущенко был фестиваль электронной музыки на славящемся своими курортами средиземноморском острове Ибица, но после убийства Вячеслава Шевченко на Кипре проект был сорван. В самих "Голливудских ночах" с отъездом  Глущенко, по словам Резник, имели место значительные убытки, поскольку братья Шевченко ввиду "своей ментальности" оказались неважными организаторами  концертов. В итоге клуб закрылся, а на его месте Сергей Шевченко открыл крупнейший в Петербурге магазин "Буквоед".


Как ранее сообщал "Росбалт", Шевченко считает, что Глущенко не был его  партнером, а в неустановленное время по неустановленному телефонному номеру вымогал у его покойного брата неустановленную крупную сумму денег. Сам подсудимый утверждает,  что вымогать собственные средства и имущество не мог. Свое дело он называет заказным. По мнению Михаила Глущенко, его арест был предпринят Шевченко, чтобы гарантировать захват доли в их общих активах оценочной стоимостью $300 млн. Речь идет об акциях мебельной фабрики "Ладога" (ее акционером вместе с потерпевшим Сергеем Шевченко была супруга подсудимого Ирина Глущенко), недвижимости на Невском проспекте, клуба "Голливудские ночи", ресторана "Метрополь" и других предприятий. Ранее общий бизнес Шевченко и Глущенко в своих показаниях, данных в Куйбышевском суде, описали депутаты законодательных собраний Ленинградской области и Санкт-Петербурга Владимир Леонов и Елена Бабич.


Источник: "Росбалт", 20.01.2011