Власть
14.02.2011

Дворцовая площадь 740 тыс. кв. м.

Дворцовая площадь 740 тыс. кв. м.
Документы о строительстве "дворца Путина" подписаны управделами президента РФ Владимиром Кожиным
Документы, оказавшиеся в распоряжении «Новой», доказывают: управляющий делами президента все-таки подписывал документы о строительстве «дворца премьера» в Геленджике.

Питерский бизнесмен Сергей Колесников, написавший перед Новым годом письмо президенту Медведеву о том, что для «личного пользования» премьер-министра Путина на побережье Черного моря строится роскошный дворец, выбрал не самое удачное время для обнародования своей сенсации. Несмотря на то что информированность Колесникова, много лет проработавшего в пуле бизнесменов — друзей премьера, не вызывала сомнений, его письмо из-за предновогодней суеты не произвело должного эффекта.

После Нового года Колесников дал подробное интервью «Новой», затем на русском аналоге WikiLeaks — сайте ruleaks.net были размещены фотографии дворца. После этих событий затишье нарушилось, и наконец чиновники соизволили отреагировать. Первым стал управляющий делами президента Владимир Кожин, за что ему огромное спасибо: после публичных комментариев-оправданий чиновника у нас есть все основания больше никогда не верить ни одному его слову.

Обстоятельства, при которых Владимир Кожин прокомментировал историю с дворцом, весьма любопытны. В начале недели агентство «Интерфакс», видимо, получившее от Кожина пресс-релиз, так процитировало управляющего делами президента: «Что касается главы правительства Владимира Путина, то я читал много различных публикаций в СМИ о каких-то дворцах, которые строятся или уже построены на берегу Черного моря в районе Геленджика. Это не имеет никакого отношения ни к Управделами, ни к главе правительства. Мы никакого строительства там не вели, не ведем и не собираемся вести». Затем эта же фраза практически дословно была повторена Кожиным в интервью нескольким газетам, которые тут же поспешили назвать письмо Сергея Колесникова «уткой».

«Новой газете» удалось найти документы, не только подтверждающие, что Управление делами президента имело отношение к строительству объекта в районе Геленджика, о котором писал Сергей Колесников, но и прямо указывающие на Владимира Кожина как чиновника, утвердившего проект. Это — инвестиционный договор (№ УД-209д от 10.06.2005) на строительство пансионата в районе села Прасковеевка г. Геленджика Краснодарского края и дополнительное соглашение к нему от 10 ноября 2008 года.

Первый документ начинался так: «Управление делами президента Российской Федерации <…> в лице первого заместителя Управляющего делами президента Российской Федерации Ковалева С.П. <…>, Федеральное государственное учреждение «Дом отдыха Туапсе» <…>, ОАО «Лирус», именуемое в дальнейшем «Инвестор», <…> и Федеральное государственное унитарное предприятие «Предприятие по поставкам продукции» Управления делами президента Российской Федерации, именуемое в дальнейшем «Заказчик-Застройщик», <…> заключили настоящий Инвестиционный договор».

Предметом данного договора, как указывалось в документе, было строительство «пансионата» на земельном участке в 740 тыс. (!) квадратных метров. Инвестором проекта указывалась компания «Лирус», которая должна была вложить в строительство не менее 400 млн рублей. Завершение проекта намечалось на 2008 год, после чего 30% общей площади переходило к Управлению делами президента, а 70% — инвестору.

Мы показали оба найденных нами документа бизнесмену Сергею Колесникову, и он подтвердил, что это настоящие договоры, которые он лично видел, и пояснил: «Странно, как они к вам вообще попали. Хотя после того, как были опубликованы фотографии дворца, я уже ничему не удивляюсь — видимо, и среди чиновников есть те, кто устал от коррупции. Что касается инвестора — ОАО «Лирус», то эта компания была дочерней структурой ООО «Росинвест», которое создавалось в 2005 году по поручению Владимира Путина, переданному через его друга Николая Шамалова».

Здесь стоит напомнить интервью с Сергеем Колесниковым, которое он дал «Новой газете». Колесников сообщал, что компания «Росинвест» создавалась в 2005 году и ее задачей была реализация высокотехнологичных инвестиционных проектов в России. «Росинвест» подготовил и частично реализовал ряд проектов в области судостроения, строительства, лесопереработки… Однако после кризиса, как рассказывал Колесников, Шамалов передал ему «поручение Путина сосредоточить все усилия и финансы на «Проекте «Юг», то есть строительстве дворца.

Видимо, в связи с кризисом и необходимостью переоформления объекта на другого собственника, в ноябре 2008 года и было подписано дополнительное соглашение к инвестиционному договору. Этот документ начинался уже такими словами: «Управление делами президента Российской Федерации… в лице Кожина Владимира Игоревича…» В соглашении вместо «Лируса» инвестором проекта стала компания «Индокопас», а заказчиком-застройщиком — ФГУ «Войсковая часть 1473» Федеральной службы охраны. По словам Сергея Колесникова, «Индокопас» принадлежала компании «Рирус» (не путать с «Лирусом»), которая, в свою очередь, принадлежала Николаю Шамалову. Кстати, любопытная тенденция: теперь серьезные люди не решаются оформить собственность на «пустышки», оформляют — на себя.

Как удалось выяснить «Новой газете», сегодня структура собственности ООО «Индокопас», которому формально и принадлежит дворец, поменялась: 14 января 2011 года ФАС удовлетворила ходатайство о присоединении «Рируса» к «Индокопасу». Под этим дополнительным соглашением к инвестиционному контракту стояли подписи представителей инвестора, заказчика-застройщика и… управляющего делами президента Владимира Кожина, который сегодня на голубом глазу заявляет, что его управление никакого отношения к строительству дворцов на берегу Черного моря в районе Геленджика не имеет.

С сегодняшнего дня управляющий делами президента Владимир Кожин перестал существовать для меня как чиновник, и я предлагаю больше не воспринимать ни одно его слово всерьез. Тут в последнее время стали модными увольнения с формулировкой «в связи с утратой доверия». Пока, правда, ею успешно пользовался только президент. Мне кажется, уже давно пора изменить эту ситуацию и ввести формулировку для увольнения чиновников «в связи с утратой доверия народа». […]

P.S. В связи с тем, что документы нам удалось получить только в субботу, мы не успели задать вопросы заинтересованным лицам. Если у кого-то из них возникнет желание прокомментировать ситуацию, мы с удовольствием опубликуем мнение заинтересованных лиц. Нам очень хочется узнать, кому же на самом деле принадлежит дворец в Геленджике?

Справка "Новой"

Николай Шамалов вместе с Владимиром Путиным был соучредителем известного кооператива «Озеро». Шамалов является и акционером банка «Россия», которым кроме него владеют Юрий Ковальчук и структуры Геннадия Тимченко — все давние знакомые нынешнего премьер-министра. Помимо прочего, фирма «Лирус», которая изначально была инвестором строительства, владела долей в страховой компании «СОГАЗ». Другими акционерами «СОГАЗа» были: все тот же банк «Россия» (через ООО «ИК Аброс»), Газпромбанк и фирма «Акцепт», принадлежащая, по данным СМИ, сыну двоюродной сестры Владимира Путина Михаилу Шеломову.

Роман Анин

****

Впечатления от посещения "путинского поместья" на берегу Черного моря

На "объект", который, согласно широко известному письму Сергея Колесникова Президенту России, называется "Проект Юг", вы выехали 11 февраля из Геленджика примерно в половине второго дня, после того как встретили в аэропорту журналистку газеты "Собеседник" Римма Ахмирова. Ее планы и наши совпадали — мы хотели посмотреть, что творится на этом объекте. По нашим сведениям, он был построен с серьезными нарушениями природоохранного законодательства. В Геленджике к нашей "экспедиции" присоединились руководитель Геленджикского правозащитного центра Владимир Иванов и геленджикские активисты ЭкоВахты Константин Андрамонов, Зуфар Ачилов и Елена Руденко.

Таким образом, нас было восемь человек: в нашей машине вместе со мной ехали мои товарищи по Экологической Вахте Северного Кавказа Сурен Газарян, Катя Соловьева и Римма, на двух других машинах ехали геленджикские активисты.

По пути от Дивноморского до Прасковеевки мы не увидели ни одной встречной машины. Единственное, что бросилось в глаза на этом участке дороги — тянущаяся параллельно трасса новой ЛЭП. Она впечатляла своими мощными стальными опорами. Можно было предположить что линия протянута к какому-нибудь металлургическому заводу. Нигде в округе больше нет таких мощных ЛЭП: для электроснабжения Прасковеевки, Джанхота и Дивноморского достаточно обычных линий электропередачи на столбах. То есть потребности "объекта" в электроэнергии многократно превышают нужды всех окрестных населенных пунктов вместе взятых. По неофициальной информации, около 20 процентов всей электроэнергии Геленджикского района уходит на еще недостроенное "поместье Путина".

Еще что бросилось в глаза по дороге — это газовая труба, которую протянули к "поместью" со стороны Геленджика. Диаметр трубы — около 80 сантиметров, чего хватило бы для снабжения газом какого-нибудь цементного завода. При этом в самой Прасковеевке газа нет: по улицам села даже не проложены разводящие сети.

Так называемое КПП (будку со шлагбаумом), которое стоит у развилки дорог, одна из которых ведет к берегу моря, а другая (ведущая к "поместью Путина") поднимается в гору параллельно ЛЭП, мы проскочили, не сбавляя скорости. Владимир Иванов, руководитель Геленджикского правозащитного центра, который ехал впереди нам остановил свою машину у будки и стал что-то спрашивать у охранника. Сурен же на открытом шлагбауме не стал тормозить и проехал дальше, на что охранники не обратили никакого внимания. То есть нас банально "промухали". При этом никаких табличек, информирующих о том, что ездить по этой дороге нельзя, мы не увидели на всем ее протяжении.

Дорога двухполосная, довольно узкая, но отличного качества: асфальт на бетонной подушке, бетонные обочины с отбойниками и зарешеченной ливневкой. Километра через три-четыре дорога привела на перевал, с которого можно было обозреть часть территории "поместья". Мы даже остановились возле какой-то автостоянки, чтобы осмотреться. Далеко внизу было видно море, по обе стороны — разбросанные по лесу строения, бетонные каркасы еще строящихся зданий, дороги. Целый городок в лесу. На самом перевале обнаружилась вышка мобильной связи (ничего, кроме "Мегафона", на территории "поместья" не работает).

Мимо нас проехало несколько грузовых машин, а по пути следования мы видели нескольких строителей. Они с удивлением смотрели на УАЗик, пытаясь, видимо, угадать в нас каких-нибудь начальников, но попыток вступить с нами в контакт не предпринимали. На спуске с перевала асфальт закончился, и по ведущей дальше бетонке мы подкатили прямо к тому самому зданию, которое мы видели на фотографиях "дачи Путина", размещенных на сайте Руликс.

Сама дорога упиралась в некое подобие подземного гаража, а главный вход "дворца" и ведущая к нему кипарисовая аллея оказались в стороне. Здесь мы разделились. Сурен и Катя Соловьева остались возле гаража, а я и журналистка "Собеседника" Римма Ахмирова пошли в сторону аллеи. Вопреки ожиданиям, никаких охранников там не оказалось. Погуляв по аллее и поснимав кипарисы, которые были привезены сюда и посажены уже во взрослом виде, мы пошли к порталу "дворца".



Вход внутрь был наглухо закрыт, как и ворота с золоченым двуглавым орлом, через которые можно было бы попасть во внутренний двор.



Пока фотографировали ворота, мимо нас проследовал рабочий в синей спецовке — это был первый человек, которого я увидел непосредственно у "объекта". Он равнодушно посмотрел на нас и удалился. Видимо, здешних рабочих так приучили: никуда не совать нос и никому не задавать вопросов.

У портала дворца разбит декоративный парк. Кроме кипарисов здесь высажены хвойные кустарники и вечнозеленые магнолии. Очевидно, на одно только искусственное озеленение были потрачены десятки миллионов рублей — видно, что сажались уже взрослые деревья и кустарники. Декоративная растительность раскинулась в окружении естественной, я обратил внимание на размер здешних пицундских сосен — некоторые деревья были в обхват. Кое-где были видны деревца можжевельника высокого — еще одного местного "краснокнижника". Учитывая, что один только "дворец" и декоративный парк, занимают площадь не менее, чем 10 гектаров, можно грубо прикинуть, что только на этом участке было уничтожено несколько тысяч великовозрастных "эталонных" пицундских сосен (возможно, также и можжевельников).

Из парка мы спустились к торцу "дворца", возле которого расположен не то фонтан, не то бассейн. В торце имеется ниша со стеклянными стенами, за которыми виден бассейн с подогревом и шезлонги. Очевидно, все сделано таким образом, чтобы у "отдыхающих" была возможность курсировать между теплым бассейном под крышей и уличным бассейном-фонтаном.

Обогнув "дворец" с торца мы попали к еще одному порталу, уже обращенному к морю. На крыльце возилось несколько рабочих, нас они видели, но никак на это не реагировали.

От "морского" портала дворца к берегу ведут брусчатые дорожки — здесь как раз видно, что строители старались максимально сохранить естественную растительность (очевидно, исключительно для того, чтобы "дворец" не был виден с моря), но и это у них не сильно получилось. Во многих местах видно, что корни сосен были подрыты в процессе прокладки дорожек и уличного освещения. Теперь эти деревья обречены на медленную смерть.

К самому берегу спуститься не удалось: напротив "дворца" берег обрывается крутым склоном. С обрыва мы увидели, как по пляжу ездят "КамАЗы", вываливают в море огромные валуны. Судя по внешним признакам, там ведется строительство марины для яхт, строят волноотбойную стенку.

Оттуда же, с обрыва, я позвонил Сурену, узнать, как у них с Катей дела. Сурен сообщил, что к нему подошли сотрудники ФСО и требуют стереть фотографии, которые он успел сделать. Сурен сказал, чтобы мы не спешили к машине и продолжили осмотр "объекта". Но едва мы успели вытащить из наших фотоаппаратов флешки и спрятать их, как на дорожке показался молодой человек в черной форменной одежде. Не обращая внимания на его призывы "подойти сюда", мы прошли неспешным шагом к кипарисовой аллее, где нам на встречу вышел еще один молодой человек, но уже в камуфляжной форме. Он представился сотрудником Федеральной службы охраны и попросил проследовать к нашему УАЗику.

Дальше начались уже описанные в пресс-релизах Экологической Вахты события с нашим задержанием, насильственным похищением наших вещей, аппаратуры и документов охранникам ЧОП "Рубин" и лейтенантом ФСО Альбертом Никитиным и последующим доставлением нас в милицию. Из личных наблюдений могу добавить следующее.

Сотрудники многочисленных силовых структур, участвовавших в операции по выдворению нас с территории "дворца Путина", давали совершенно противоречивые объяснения своим действиям. Сотрудники ФСО утверждали, что охраняют "частную территорию" и даже пытались читать нам лекции, о том, как нехорошо без разрешения заходить в чужие дома. В то же время сотрудники милиции несколько раз повторили, что мы находимся на "режимной территории объекта государственной важности", охраняемой в "особом порядке".

Лица в гражданском, присутствовавшие при грабеже нашего УАЗика, утверждали, что земля, на которой находится "объект государственной важности", давно выведена из состава земель лесного фонда неким "решением правительства".

На территории "дворца" довольно много иностранцев. Возле подземного гаража я видел машину с молдавскими номерами, к нам подходил итальянец по имени Джузеппе (предположительно — ландшафтный архитектор). Сам "смотрящий" за стройкой, человек по имени Тахир, который держал Сурена, когда у него забирали сумку и телефон, а у меня забрал рюкзак с личными вещами, судя по акценту и внешнему виду, — гость с Балканского полуострова. Или серб, или босниец.

Когда началась потасовка с сотрудниками ЧОП "Рубин", которые стали забирать наши вещи, у меня перестал работать телефон: пропала сеть. Хотя до инцидента связь была отличная. Очевидно, это тоже одна из здешних "мер безопасности": в случае проникновения на территорию посторонних, сразу "глушится" мобильная связь. Это несложно, поскольку на территории "поместья" есть своя сотовая вышка, а других вышек в округе нет.

Из-за того, что у нас в течение почти двух часов не было связи с внешним миром, мы не могли координировать действия с товарищами, которые остались внизу у КПП. Между тем руководитель Геленджикского правозащитного центра Владимир Иванов и геленджикские активисты ЭкоВахты Константин Андрамонов, Зуфар Ачилов и Елена Руденко осуществили в это время целую операцию по вызволению нас с территории "путинского поместья". Когда с нами пропала связь, активисты, решив, что нас похитили и, возможно, избивают, стали звонить в милицию, требуя выслать оперативную группу (которая так и не приехала).

Пока ждали милицию, Владимир Иванов и Зуфар Ачилов своими машинами перегородили дорогу, заявив, что не будут пропускать никакой транспорт, как в сторону "дворца", так и из него. В результате у КПП образовался небольшой затор — преимущественно из грузовых автомобилей, следующих в "поместье". Разбираться с "блокадниками" приехал какой-то большой начальник, назвавшийся Георгием Дмитриевичем, у которого чуть не случилась драка с Владимиром Ивановым, когда он пытался сфотографировать этого "начальника".

Похищенные у нас ноутбуки, фотоаппараты, модемы и флеш-карты так и не "нашлись в лесу", в отличие от рюкзаков с личными вещами (которые, впрочем, так нам и не отдали, но мы их хоть видели в милиции). Очевидно, техника была изъята для личного ознакомления с ее содержимым некоего высшего начальства.

[GZT.RU, 12.02.2011, "Экологи спрятали от ФСО фотографии "дачи Путина": Представитель партии «Яблоко» Игорь Яковлев рассказал GZT.RU, что сотрудники ФСО все-таки вернули активистам документам, сказав, что нашли их в лесу. Однако вещи до сих пор не отданы назад, и в милиции сказали, что экологи смогут получить их только через Следственный комитет. Лидер «Яблока» Сергей Митрохин уже обратился к директору ФСО, генералу Евгению Мурову с требованием немедленно вернуть вещи. Яковлев также сообщил GZT.RU, что, несмотря на то, что охранники изъяли всю технику, экологам удалось вынуть из фотоаппарата карту памяти и спрятать в карман. Фотографии, сделанные на объекте, выложены на сайт движения «Экологическая вахта по Северному Кавказу». — Врезка К.ру]

Хотелось бы узнать имена этих начальников, руководящих, по сути дела, организованной преступной группировкой, у которых в подчинении сотрудники ФСО, пограничники, геленджикская милиция.

История черноморского "дворца Путина" началась с преступления — с самоуправного захвата лесных земель, сопровождалось преступлениями — порубками краснокнижных деревьев, незаконным перекрытием берега, и, как показывают последние события, очевидно, и дальше будет сопровождаться преступлениями, причем их количество будет нарастать, как снежный ком.





****

Инвестиционный договор № УД-209д на строительство пансионата в районе села Прасковеевка г. Геленджика Краснодарского края

г. Москва

10 июня 2005 г.

Управление делами Президента Российской Федерации, именуемое в дальнейшем "Управление", в лице Первого заместителя Управляющего делами Президента Российской Федерации Ковалева С.П., действующего на основании доверенности от 13.07.2004 г. № УДИ-2295, Федеральное государственное учреждение "Дом отдыха "Туапсе" Управления делами Президента Российской Федерации, именуемое в дальнейшем "Учреждение", в лице генерального директора Закарьянова Болата Кабыкеновича, действующего на основании Устава, ОАО "Лирус", именуемое в дальнейшем "Инвестор", в лице генерального директора Лапина В.А., действующего на основании Устава, и Федеральное государственное унитарное предприятие "Предприятие по поставкам продукции" Управления делами Президента Российской Федерации", именуемое в дальнейшем "Заказчик-Застройщик", в лице Генерального директора Кудрявцева В.Д., действующего на основании Устава, вместе в дальнейшем именуемые "Стороны", заключили настоящий Инвестиционный договор.

Статья 1. Термины и их толкование

1.1.Инвестиционный проект - совокупность организационно-технических мероприятий по созданию (строительству) Объекта с использованием собственных и/или привлеченных средств Инвестора, осуществляемых в форме проведения предпроектных, проектных, подготовительных, строительных, пусконаладочных работ, работ, связанных с вводом Объекта в эксплуатацию и оформлением имущественных прав.

1.2.Объект - здания и сооружения комплекса пансионата, создаваемого на земельном участке площадью 739 625 кв.м., кадастровый номер 23:40:07 03 000:0001 но адресу: Краснодарский край, г. Геленджик, район с. Прасковеевка.

1.3.Управление - Управление делами Президента Российской Федерации, гарантирующее имущественные права Инвестора по настоящему договору и передающее Учреждению свою долю имущества в общей площади Объекта на праве оперативного управления.

 Учреждение - Федеральное государственное учреждение "Дом отдыха "Туапсе" Управления делами Президента Российской Федерации, имеющее правоустанавливающие документы на земельный участок.

Инвестор - ОАО "Лирус", которое в соответствии с настоящим Договором от своего имени направляет на реализацию инвестиционного проекта собственные и / или привлеченные средства.

1.6.Заказчик - Застройщик - Федеральное государственное унитарное предприятие "Предприятие по поставкам продукции" Управления делами Президента Российской Федерации", уполномоченное в соответствии с настоящим договором осуществлять реализацию инвестиционного проекта, включая выполнение работ по строительству Объекта.

Распорядительный документ - правовой акт органа или должностного лица Российской Федерации, Краснодарского края или муниципального образования Краснодарского края, который является основанием для проектирования и строительства Объекта, осуществления иных мероприятий в рамках реализации настоящего Договора.

Строительная площадка - земельный участок площадью 739 625 кв.м.. кадастровый номер 23:40:07 03 000:0001 по адресу: Краснодарский край, г. Геленджик, район с. Прасковеевка, предоставленный Учреждению на праве бессрочного пользования.

1.9.Общая площадь объекта - сумма площадей всех этажей (в том числе технического, подвального и чердачного) и встроенно- пристроенных помещений, измеряемая по внутренним поверхностям стек.

Общая нежилая площадь объекта - общая площадь нежилых помещений, в том числе: площадь полезная, площадь общего пользования (л/клетки, площадки, лифты и т.п.), площадь помещений инженерного назначения, площади встроено-пристроенных гаражей - стоянок, подвальных помещений, чердаков, площади встроено - пристроенных нежилых помещений.

Имущество - созданный в результате реализации настоящего Договора комплекс зданий и сооружений, включающий в себя совокупность общих жилых, нежилых площадей, площади подземных пространств общего пользования, инженерные коммуникации и объекты благоустройства, подлежащий передаче в собственность Сторонам в соответствии с условиями настоящего Договора.

Договор - настоящий документ со всеми приложениями, подписанный Сторонами, а также все изменения и дополнения к нему, которые могут быть подписаны Сторонами впоследствии.

Статья 2. Предмет договора

Предметом настоящего Договора является реализация инвестиционного проекта строительства пансионата (далее - Объект) на земельном участке площадью 739 625 кв.м. кадастровый номер 23:40:07 03 000:0001 по адресу: Краснодарский край, г. Геленджик, район с. Прасковеевка.

На момент заключения Договора земельный участок и находящиеся на нем сооружения свободны от текущих имущественных обязательств
.
Для реализации инвестиционного проекта Инвестор за счет собственных и/или привлеченных средств осуществляет финансирование компенсации потерь лесного фонда, оформления земельного участка, проектных, строительно-монтажных и пуско-наладочных работ по строительству Объекта, коммуникаций и других инженерных сооружений, иных необходимых работ, предусмотренных проектно-сметной и разрешительной документацией строительства Объекта в соответствии с проектом, согласованным Сторонами, в объеме не менее 400 000 000 (четырехсот миллионов) рублей, включая стоимость услуг Заказчика-Застройщика в размере 2 (два) процента от общего объема финансирования.

При этом стоимость услуг Заказчика- Застройщика рассчитывается без учета затрат, связанных с компенсацией потерь лесного фонда.

23.Срок ввода Объекта в эксплуатацию 2008 год.

Статья 3. Имущественные права Сторон

Соотношение раздела имущества, передающегося в собственность Сторонам по итогам реализации настоящего Договора, устанавливается сторонами в следующих пропорциях:

Управлению - 30 % общей площади Объекта;

Инвестору - 70 % общей площади Объекта.

Конкретное имущество, подлежащее передаче в собственность Сторонам, определяется на основании Протокола распределения площадей, подписываемого после утверждения проектно-сметной документации. Протокол распределения площадей является неотъемлемой частью настоящего Договора. При составлении Протокола распределения площадей Стороны исходят из возможности обособленного использования имущества, передаваемого в собственность каждой Стороне. При этом право первоначального выбора имущества принадлежит Инвестору.

При завершении строительства Объекта перечень имущества, подлежащего передаче в собственность каждой из Сторон, уточняется по эксплутациям и техническим паспортам БТИ и согласовывается Сторонами с учетом положений Договора. Принятое решение оформляется актом о результатах реализации инвестиционного проекта согласно условиям Договора. Технические паспорта и экспликации изготавливаются на основании утвержденного проекта и натурных обмеров БТИ. На основании акта о результатах реализации инвестиционного проекта Заказчик-Застройщик передает Объект на баланс Инвестора и Управления в долях, указанных в п. 3.1. настоящего Договора. Право пользования земельным участком будет установлено и оформлено после государственной регистрации права (доли в праве) на имущество каждой из сторон согласно законодательству Российской Федерации.

Если стоимость финансирования инвестиционного проекта превысит стоимость, установленную в п. 2.2. Договора, то лее связанные с этим расходы относятся на счет Инвестора без изменения процентного соотношения раздела имущества согласно п. 3.1 Договора. Указанное правило не распространяется на случаи, когда Заказчик-Застройщик осуществлял нецелевое расходование денежных средств Инвестора.


Оформление имущественных прав Сторон по результатам реализации инвестиционного проекта производится на основании дополнительных соглашений к Договору о разделе имущественных прав после сдачи Объекта в эксплуатацию, выполнения обязательств по Договору, с учетом акта о результатах реализации инвестиционного проекта.

Создаваемые в процессе реализации Договора инженерные коммуникации, объекты электро- и теплоснабжения, водоснабжения и канализации, телефонии, радио, телевидения и объекты благоустройства распределяются (передаются) после их приемки Государственной комиссией на основании отдельного соглашения между Сторонами, в котором определяется перечень и точное описание, сетей и объектов благоустройства.   

Во всех случаях Стороны исходят из возможности обособленного использования имущества, передаваемого в собственность каждой Стороне. При этом право первоначального выбора имущества принадлежит Инвестору.

текущий USD 40702840000000002505

транзитный USD 40702840700000002505

текущий EUR 40702978300009002505

транзитный EUR 40702978600000002505

Подписи сторон

Первый заместитель
Управляющего делами Президента Российской Федерации
С.П. Ковалев

Генеральный директор ФГУ "Дом отдыха "Туапсе""
Б.К. Закрьянов

Генеральный директор
Предприятие по поставкам продукции
В.Д. Кудрявцев

Генеральный директор ОАО "Лириус"
В.А. Лапин


****

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ СОГЛАШЕНИЕ

к Инвестиционному договору №УД-209д от 10.06.2005 г. на строительство пансионата в районе с. Прасковеевка г. Геленджика Краснодарского края

г. Москва

10 ноября 2008
   
Управление делами Президента Российской Федерации, именуемое в дальнейшем "Управление", в лице Управляющего делами Президента Российской Федерации Кожина Владимира Игоревича, действующего на основании Положения, Федеральное государственное учреждение "Дом отдыха "Туапсе" Управления делами Президента Российской Федерации, именуемое в дальнейшем "Учреждение", в лице исполняющей обязанности генерального директора Тросиненко Людмилы Константиновны, действующей на основании Устава.

Общество с ограниченной ответственностью "Лирус", именуемое в дальнейшем "Инвестор". в лице генерального директора Лапина Владимира Александровича, действующего на основании Устава.

Федеральное государственное учреждение "Войсковая часть 1473" Федеральной службы охраны Российской Федерации, именуемое в дальнейшем "Заказчик- Застройщик"  в лице руководителя Кузнецова Олега Сергеевича, действующего на основании Положения, и Общество с ограниченной ответственностью "Индокопас", именуемое в дальнейшем "Общество", в лице генерального директора Фейтик Любовь Михайловны, действующей на основании Устава.

Совместно именуемые "Стороны", в связи с прекращением права постоянного (бессрочного) пользования Учреждения на земельный участок, расположенный по адресу Краснодарский край, г. Геленджик, район с. Прасковеевка (площадь 678583 кв.м., кадастровый номер 23:40:0703000:0019) (далее - "Земельный участок"), и приобретением Обществом права аренды в отношении Земельного участка и права собственности на объекты незавершенного строительства, расположенные на Земельном участке, принимая во внимание п. 3.4. Инвестиционного договора №УД-209д от 10.06.2005 г. на строительство пансионата в районе с. Прасковеевка г. Геленджика Краснодарского края (далее - "Инвестиционный договор") в редакции Дополнительного соглашения к Инвестиционному договору от 27.09.2007 г. и п. 4 Дополнительного соглашения к Инвестиционному договору от 04.07.2008 г., заключили настоящее Соглашение (далее - "Соглашение") к Инвестиционному договору о нижеследующем:

1.  Со дня вступления в действие настоящего Соглашения все права и обязанности Сторон по Инвестиционному договору прекращаются, за исключением обязанностей Инвестора, указанных в пункте 3 настоящего Соглашения, а также обязанностей Заказчика- Застройщика, указанных в пункте 2.4 настоящего Соглашения.
2.    Общество с ограниченной ответственностью "Индокопас" Краснодарский край, г. Геленджик, ул. Мира, д. 38.

ОГРН 1082304002857

ИНН 2304054139, КПП 230401001

Подписи сторон

От Управления

Управляющий делами Президент РФ
Кожин В.И.

От Заказчика-Застройщика

Руководитель ФГУ "Войсковая часть 1473"
Федеральной службы охраны РФ
Кузнецов О. С.

От Учреждения

Исполняющая обязанности генерального директора ФГУ "Дом отдыха "Туапсе"

Управления делами Президента
Тросиненко Л.К.

От инвестора

Генеральный директор ООО "Лириус"
Лапин В.А.

От Общества

Генеральный директор ООО "Индокопас"
Фейтик Л.М.

Дмитрий Шевченко

Источник: "Экологическая вахта по Северному Кавказу", 13.02.2011


****

"Я прекрасно знал, что Шамалов и Путин - друзья". Бизнесмен Сергей Колесников о роли государства в строительстве частного дворца "для Путина"

Елена Рыковцева:  И особняком в этом списке стоит дворец в районе села Прасковеевка и поселка Дивноморское (Черноморское побережье, в районе Геленджика), который, по сведениям бизнесмена Сергея Колесникова, строится для Владимира Путина. Но вот как раз об этом объекте Владимир Кожин все-таки высказался: "Что касается главы Правительства Владимира Путина, то я читал много различных публикаций в СМИ о каких-то дворцах, которые строятся или уже построены на берегу Черного моря в районе Геленджика. Это не имеет никакого отношения ни к управделами, ни к главе правительства. Мы никакого строительства там не вели, не ведем и не собираемся вести". Как будто кто-то упрекал их в том, что они ведут этот строительство. Ничего подобного! Бизнесмен Сергей Колесников, который впервые сообщил о строительстве этого дворца, очень подробно объяснил технологию стройки, и Управление делами президента формально к ней никакого отношения сейчас не имеет.

Я рада представить вам Сергея Колесникова. Сергей, как хорошо, что вы с нами на связи. Потому что теперь мои коллеги из других изданий, а также слушатели Радио Свобода и читатели нашего сайта убедятся, что вы существуете. Потому что уже разговоры пошли, что призрак, нет его! Письмо написал - и исчез.

Сергей Колесников: Спасибо большое за то, что вы пригласили меня в вашу передачу. Я никогда не скрывался, и у меня все это время были контакты с рядом российских журналистов.

Елена Рыковцева: Замечательно! Теперь у вас будут контакты и со слушателями Радио Свобода.

С нами сегодня также Роман Анин, специальный корреспондент отдела расследований "Новой газеты".

Итак, Сергей, в конце года выходит ваше замечательное, удивительное письмо, потому что мало кто решился бы открыто объявлять о таких вещах, что под Геленджиком строится дворец - на деньги и бизнесменов, которые сбрасывались в некий фонд, и государства, потому что государственные организации тоже принимали во всем этом участие. Как вы расцениваете реакцию, которая последовала после обнародования этого письма?

Сергей Колесников: Официальной реакции никакой не было. За все то время ни один государственный чиновник, ни какая-то государственная структура ко мне не обращались. Только журналисты российские и западные. Причем до настоящего времени, вы прекрасно знаете, ни одна центральная газета в России, тем более - телевидение, даже ни одной секунды не удостоили данный факт вниманием. Исключение - "Ведомости", "Новая газета", "Эхо Москвы" и "Радио Свобода". Следующая волна интереса возникла после того, как в российском "WikiLeaks" были размещены фотографии данного дворца. Ко мне сразу же обратились, и я подтвердил, что это именно тот дворец, о котором я писал в письме. Ведь когда читаешь о чем-то - это одно впечатление, но когда ты своими глазами видишь это, возникает хорошая эмоциональная реакция.

Елена Рыковцева: То есть можно даже сказать, что обычные люди, широкая аудитория, которая питается информацией только из "Новостей" главных каналов, ничего не узнала. Хотя, казалось бы, нужно вцепиться, раскрутить такую сенсацию - дворец Путина! И есть реальный человек, который указывает: вот он, дворец, посмотрите, для кого строится и на какие деньги.

Однако, Сергей, судя по откликам на нашем сайте, технологию этой строки понимают не все. Вы могли бы еще раз на пальцах объяснить, как было дело, и какое отношение имеет к этому дворцу Путин? Где доказано его участие, а где вы не можете этого доказать, а только можете сослаться на слова вашего компаньона Шамалова? Где деньги бизнесменов, где деньги государства, на кого он записан и как доказать, что он действительно будет когда-то... ну, он, может быть, он Путину формально никогда не будет принадлежать, но то, что для него все это делается и под его чутким руководством.

Сергей Колесников: Здесь важны два момента. Первый - это само формирование финансового фонда, а затем - строительство дворца на эти деньги. В 90-ых годах была создана в Санкт-Петербурге компания "Петромед", она создавалась совместно с мэрией Санкт-Петербурга и с Комитетом по внешним связям. И главной задачей компании "Петромед" было решение вопросов в области здравоохранения: поставка современного оборудования, поставка современных лекарств (а в то время это была достаточно большая проблема), решение вопросов по "скорым помощам". И эта компания достаточно активно работала, добилась хороших результатов, потому что удалось привлечь замечательных специалистов. После того, как в Санкт-Петербурге сменилась власть, пришел Яковлев у компании "Петромед" возникли проблемы - потому что ее достаточно четко связывали с предыдущим руководством города. Яковлеву эта компания была неинтересна, поэтому город все свои акции продал. С этого момента эта компания принадлежит нам вместе с Дмитрием Владимировичем Гореловым. Компания продолжила работать в России, немножко в Петербурге, в общем, продолжила свою нормальную, коммерческую деятельность.

В 2000 году к нам пришел господин Шамалов, мы его, конечно, знали - он работал представителем компании "Siemens", а мы покупали значительное количество медицинского оборудования компании "Siemens". Он предложил: "Ребята, есть возможность получить большие средства на различные медицинские проекты".

Елена Рыковцева: От государства?

Сергей Колесников: Нет. Здесь очень важная вещь. "Сейчас многие бизнесмены хотят сделать что-то хорошее, приятное новому президенту". А это как раз 2000 год, президентом стал Владимир Владимирович Путин. И продолжает: "Хотят сделать что-то приятное, поэтому они готовы пожертвовать деньги. Есть идея попросить их, чтобы они пожертвовали какие-то финансовые средства на развитие системы здравоохранения. Но будет одно условие - нужно будет часть этих средств направить на оффшорную компанию, чтобы сформировать там финансовый фонд".

Елена Рыковцева: Он в какой момент имя Путина назвал? Я буду уточнять роль Владимира Владимировича в истории. Вы про кооператив "Озеро" в тот момент знали, когда вы разговаривали с Шамаловым, что они друзья по кооперативу "Озеро"? Или он с этим к вам и пришел: "Я от "Озера"?

Сергей Колесников: Нет, в отношении "Озера" я не знал в то время. Я прекрасно знал, и это никогда не было неизвестным фактом, что Шамалов и Путин - друзья, что у них очень хорошие взаимоотношения. Петербург - город достаточно маленький, и все эти вещи известны. Я не считаю, что они друзья именно по кооперативу "Озеро". Ну, есть такой кооператив...

Елена Рыковцева: Это уже символ, фигура речи.

Сергей Колесников: Но в то время никто на него не обращал внимания, это была малоинтересная информация.

Елена Рыковцева: То есть ему даже не нужно было все это объяснять, потому что Питер - город маленький, вы и так знали, кто он такой и какие у них отношения.

Сергей Колесников: Совершенно правильно. Здесь не было никаких секретов.

Мы подумали над предложением - предложение очень интересное. Во-первых, большая, серьезная работа. Была предложена в качестве объекта комплексная реконструкция Военно-медицинской академии. Мы прекрасно ее знали: Дмитрий Владимирович Горелов окончил медицинскую академию, я в течение 10 лет работал в научном отделе Военно-медицинской академии, защитил там диссертацию, получил научные звания. Для нас академия - в определенном смысле это "alma mater". И мы знали о том тяжелейшем положении, в котором находится это одно из ведущих медицинских учреждений России и мира. В нее в течение огромного количества лет не вкладывалось необходимых средств, и многие операционные, клиники, диагностическое оборудование пришло в упадок. И конечно, необходимо было это замечательное медицинское учреждение поднять на новый уровень. И это было еще одним аргументом для того, чтобы мы с этим согласились.

Следующий аргумент - это то, что деньги частные. Если бы это были деньги государственные, я думаю, мы бы отказались. Но так как это деньги частные, ну, частные и частные.

Следующий очень важный момент оговаривался - это то, что эти средства пойдут на инвестиционные проекты. Когда они будут собраны в этом фонде, эти деньги будут использоваться для развития экономики России. Опять-таки в этой ситуации мы подумали: "Ну, не все ли равно, будут ли заводы, которые будут созданы на эти деньги, принадлежать какому-то конкретному олигарху или будут принадлежать другому человеку". По большому счету, для экономики России, для рабочих, которые будут работать на этих предприятий, разницы нет. Будут платиться налоги, будут возникать новые технологии, будет реально создаваться именно та модернизация, инновация, о которой сегодня очень много говорим.

Елена Рыковцева: Смысл в том, что те 35%, которые у вас попросили "отстегивать" от суммы контрактов в некий фонд, вы считали, пойдут на благородные цели - вот и все. Поэтому вы на это согласились.

Сергей Колесников: Да. Я еще раз хочу подчеркнуть, во-первых, что деньги не государственные, поэтому с них уже заплачены налоги, поэтому никаких вариантов "отмывания" денег в "прачечной", когда государственные, бюджетные средства куда-то переводят и растаскивают, здесь этого совершенно нет. Второе - это то, что все-таки будет сделано благородное дело. И если мы откажемся, то, наверное, смогут найти другие пути как-то эти деньги передать. Но при этом медицинские учреждения России не получат ни нового оборудования, ни новых технологий, ничего.

Елена Рыковцева: Сергей, а в тот момент, когда вам это предложили, вы не задавались вопросом: для чего-то им это, наверное, нужно? Вряд ли они уж только из благородных побуждений к вам обращаются. У вас такая мысль не закрадывалась на том этапе, что для чего-то же им нужно к "своим" людям обратиться с этим?

Сергей Колесников: Ну, это совершенно понятно, почему нужно к "своим". А к кому же обращаться? Не к "чужим" же. Это первое.

И второе. В то время, наверное, никто не думал о том, что есть возможность этот процесс президентства бесконечно долго осуществлять. Поэтому вполне нормальная, разумная мысль. Любая государственная должность когда-то заканчивается, а за это время будет создана определенная базисная, скажем, коммерческая структура, которая будет работать в дальнейшем. По-человечески все понятно. Никаких уж совсем больших, хитрых мыслей мы, честно говоря, не видели. Нормальная позиция. Поэтому и начали работать.

Я еще раз хочу подчеркнуть, все контакты, все поступления денег - все абсолютно официально. Заключался договор, например, с Романом Абрамовичем. У него есть замечательный Фонд, который очень много помогал на Дальнем Востоке, - "Полюс надежды". Мы заключили договор с этим Фондом, получили официально деньги на счет, на эти деньги было закуплено и поставлено медицинское оборудование, проведены огромные работы в Военно-медицинской академии. Причем все эти работы постоянно контролировались, акты подписывались. То есть полностью четкое выполнение условий контрактов. И спасибо большое Алексею Мордашову, он точно так же помог...

Елена Рыковцева: Да, Абрамович и Мордашов поучаствовали. "В 2005 году, выполняя, - вы пишете, - указания Путина, Шамалов поручил нам создать компанию ООО "Росинвест". Как вы узнали, что это было указание Путина? Подтверждается ли это документально? Или это только опять же со слов Шамалова? Потому что с этого "Росинвеста" все и начинается. Строительство дворца проводил "Росинвест".

Сергей Колесников: Нет, все указания, естественно, поступали только в устной форме. Другое дело, что они поступали сразу же после контактов, после того, как Шамалов посещал Владимира Владимировича. Поэтому у меня нет сомнений в том, что все это так и было. Поэтому в 2005 году была создана ООО "Росинвест", которой была поставлена задача - осуществлять инвестиционные проекты в России.

Елена Рыковцева: Итак, создается компания "Росинвест", которой поручается несколько проектов, и в числе этих проектов было строительство дворца в Прасковеевке. А тогда, в 2005-ом, уже было понятно, для кого он строится?

Сергей Колесников: Конечно, было понятно, для кого он строится, потому что в 2005 году одна из компаний, которая потом стала дочерней компанией "Росинвеста", компания "Лирус", подписала инвестиционный договор с Управлением делами президента.

Подписал его со стороны Управления делами первый заместитель Владимира Игоревича Кожина Ковалев. Поэтому мне было очень странно прочитать заявление Владимира Игоревича о том, что Управление делами никогда не вело и не собиралось вести эту стройку.

Елена Рыковцева: Они подписали с "Лирусом" соглашение о строительстве этого объекта. И, видимо,  в какой-то момент отошло Управделами от этого строительства?

Сергей Колесников: Совершенно точно. 10 ноября 2008 года было подписано дополнительное соглашение, и Управление делами вышло из этого договора. И вся собственность, которая была построена к этому моменту, была оформлена на ООО "Индокопас". А ООО "Индокопас" принадлежит на 100% ООО "Рирус", собственником которого является Шамалов.

Елена Рыковцева: А куда "Лирус" подевался?

Сергей Колесников: "Лирус" отошел в сторону. Ну, это нормальная вещь. Нужно было оформить это более просто, понятно, без всяких "Росинвестов". "Росинвест" занимался многими инвестиционными проектами. А дворец надо было вывести и оформить непосредственно на Шамалова. Поэтому "Росинвест" отошел в сторону, а в конечном итоге дворец оказался оформленным непосредственно на компанию "Индокопас", "Рирус", а владельцем компании "Рирус" является Николай Терентьевич.

Елена Рыковцева: Сколько вложило государство в этот проект за те три года, что оно в нем участвовало?

Сергей Колесников: Государство не вложило ни одной копейки в строительство самих зданий. Это отдельное финансирование. Государство обеспечивало... Хотя сразу оговорюсь, я занимался другими инвестиционными проектами, этим проектом занимался непосредственно Николай Терентьевич Шамалов. Поэтому о совсем маленьких деталях я не в курсе.

Елена Рыковцева: А в чем же тогда был смысл подписания договора? Видимо, в том, что для Управделами выделили площадку? Там же какие-то заповедные земли?

Сергей Колесников: Совершенно правильно. По той причине, что это заповедник, и там не получить землю, землю выделили Управлению делами, а потом Управление делами эту землю внесло в этот инвестиционный договор. Как бы не право собственности, а право строительства.

Елена Рыковцева: То есть, в любом случае, если заинтересоваться, если расследовать эту историю официальным лицам, то они могут найти первоначальный договор. Правда же, Роман Анин?

Роман Анин: Безусловно, при желании можно найти. И более того, чем хорошо письмо Сергея Колесникова - тем, что он называет конкретных людей и конкретные компании. То есть при желании можно найти все документы, можно опросить тех лиц, которые там участвовали, можно проследить, сколько государство на это потратило. Я понимаю, что привлечь к ответственности Владимира Владимировича Путина достаточно трудно, но давайте попробуем хотя бы тех чиновников, которые тратили бюджетные деньги на строительство там дороги, линии ЛЭП и так далее.

Елена Рыковцева: Опять же пройдемся по письму, сколько было потрачено на это денег. К середине 2009 года на проект было отвлечено более 10 миллиардов рублей, - это из письма Колесникова. Этот проект превратился в огромный, в стиле итальянского палаццо дворец с казино, зимним театром и так далее. Судя по сметам, цена этого проекта успела достичь миллиарда долларов. Сергей, вы сами пишете, что нет таких денег у Шамалова, одного процента не было на строительство этого миллиардного объекта. На какие же деньги он строился? На деньги фонда, в который "отстегивали" бизнесмены.

Сергей Колесников: В основном, конечно, он строился на деньги этого фонда. Учитывая то, что в конце 2009 года я не согласился с той политикой, которая стала осуществляться в "Росинвесте", я вышел из "Росинвеста" и прекратил полностью все контакты, я не в курсе, какие в дальнейшем были источники поступления финансовых средств. Но все начало строительства и до середины 2009 года оно велось именно на деньги, полученные "Росинвестом" в рамках этого фонда.

Елена Рыковцева: Роман, то, что в строительстве дворца (эту информацию никто не опровергает) участвует "Спецстрой России", государственная организация, это о чем-то говорит?

Роман Анин: Сам дворец, насколько мне известно, не "Спецстрой" строит. "Спецстрой" различные коммуникации проводит. Конечно, это говорит о многом. Если мы посмотрим, кто ведет строительство на большинстве объектов, так или иначе, связанных с первыми лицами государства, то там везде будет участвовать "Спецстрой". Там особые требования к безопасности предъявляются, естественно, особые требования к подъездным дорогам и так далее. И ни одна другая организация не может в этом участвовать. И мне кажется, что тот факт, что "Спецстрой" там вел какое-то строительство, является самым главным индикатором того, что дворец строится для кого-то очень высокопоставленного.

Елена Рыковцева: Сергей, вы несколько раз упоминаете о роли Путина в истории. Главная роль - создание фонда, он попросил нескольких бизнесменов, об этом. Второе - строительство дворца, которое велось под его контролем. Вы говорите о том, что он и проект отделки зданий, и дизайн утверждал. И вы говорите, что вы сами готовили финансовые справки, чтобы Шамалов показывал их Путину, а он контролировал бюджет этого строительства лично. Что-то из этого подтверждается документально или это только рассказы, ощущения? Шамалов приходил и говорил: это Путин берет, а это он не берет. Что-нибудь есть такое, когда можно доказать, что это - Путин?

Сергей Колесников: Как вы прекрасно понимаете, любой бизнес-проект, любое строительство и так далее содержит огромное количество всевозможной документации, проектов, смет, платежных документов и так далее, это тонны бумаги. Но естественно, в этих бумагах никаких подписей нет. Совершенно понятная и ясная вещь - никто ничего не подписывает. Тем более что этого и не нужно. Посмотрел и говоришь: "Хорошо, дизайн утверждаю", - этого достаточно. Не существует каких-то людей, которые скажут: "Нам нужно письмо". Достаточно: сказал - и все.

Елена Рыковцева: А как он его называл в разговорах? "Хозяин подтвердил, хозяин посмотрел"? Какими словами Шамалов сообщал, что это был Путин?

Сергей Колесников: Как-то менялось: "руководитель", "начальник", - в основном такого типа.

Елена Рыковцева: Роман, если собрать всю документацию по этому строительству, если опросить Шамалова очень подробно и детально, кто утверждал дизайн, как проверялась документация и так далее, то можно все-таки всю цепочку установить официально?

Роман Анин: Даже если мы Шамалова очень подробно опросим, я думаю, вряд ли он когда-нибудь сознается, что был инициатором строительства, кому это принадлежит. Но надо понимать, что у Владимира Владимировича много друзей, и ходит много различных слухов о том, что эти друзья, возглавляющие различные компании, в том числе, делятся долей с ним. Естественно, мы нигде это не сможем доказать. Если мы возьмем компанию "Gunvor", если мы возьмем другие компании - нигде не будет записано, что акционером компании является Владимир Путин. Все это только по сигналам и индикаторам. Мне кажется, в истории с этим дворцом критический порог сигналов и индикаторов настолько велик, что мы можем смело утверждать, что заявления Сергея Колесникова соответствуют действительности. Это и история с Управделами, инвестиционным контрактом, и история со "Спецстроем", и история с тем, что Шамалов является другом, и это никто не оспаривает, это является фактом. Но документально подпись Владимира Путина на этих документах мы никогда не найдем. Они уж не настолько глупые люди, чтобы подписывать что-то или являться фактическими владельцами акций. Все делается через номинальных лиц, через спецпредставителей.


Елена Рыковцева: Раиса пишет так: "Вы в Интернете пишете, что деньги переводили за границу. На частный счет или на государственный? Вы контролировали, куда уходят деньги, или вам было все равно?". Раиса, это счет конкретного Фонда, конечно, частного Фонда. Правильно, Сергей?

Сергей Колесников: Конечно. Это оффшорная компания.

Елена Рыковцева: Сергей, и вторая часть вопроса нашего слушателя. Вы себя чувствуете сейчас в Соединенных Штатах в безопасности? У вас не стало больше тревог по собственному поводу после публикации этого письма? Не хотелось бы, чтобы так было.

Сергей Колесников: Конечно, трудно быть первым, который указал на коррупцию именно на этом уровне. И принимая это решение, я достаточно хорошо представлял себе всю ту опасность, которой подвергаю и себя, и свою семью, и всех своих близких. Но у каждого человека в жизни есть момент, когда нужно принять решение. И это решение я принял. Все-таки если сегодня все будут молчать, если сегодня каждый будет уходить в сторону и думать только о себе, мы не сможем сделать нашу страну хорошей, свободной и богатой.

Елена Рыковцева: Поживем - увидим.

Источник: "Радио Свобода", 09.02. 2011