Власть
27.09.2018

Рейдера Екатерины Путиной отпустили под залог мороженого

Рейдера Екатерины Путиной отпустили под залог мороженого

  • Владимир Степанов-Егиянц. Фото "Ъ"
ФСБ помешала конфиденту Садовничего захватить активы Артема Бородинова
Арестованный куратор «технологической долины» дочери президента Катерины Тихоновой-Путиной Владимир Степанов-Егиянц освобожден под залог в 40 млн рублей, информирует "Ъ". Деньги внесли производители мороженого «Чистая линия» Гагик Эвоян и Тигран Матинян. Замдекана юрфака МГУ обвиняется в незаконном захвате компании «Автофинанс» у Артема Бородинова.

Арест Степанова-Егиянца санкционировал Тверской суд Москвы. Ему инкриминируется участие в незаконном захвате столичной компании «Автофинанс», в результате которого ее владельцу был причинен ущерб в размере около 40 млн рублей.

«Речь идет о рейдерском захвате», — пояснил источник в МГУ. По данным другого источника, при задержании преподавателя оперативное сопровождение оказывали сотрудники ФСБ.

По данным агентства "Руспрес", Степанов-Егиянц также является членом экспертного совета временной комиссии по развитию информационного общества Совета федерации. Он выступал экспертом со стороны защиты по многим уголовным делам.

Также Степанов-Егиянц — член ревизионной комиссии Фонда управления целевым капиталом МГУ имени М. В. Ломоносова. По словам ректора МГУ Виктора Садовничего, университет отдает в доверительное управление ЗАО «Сбербанк управление активами» поступающие ему пожертвования, на доход от которых финасируется Фонд развития МГУ, который, в свою очередь, направляет эти средства на общеуниверситетские программы и проекты факультетов.


Как сообщало агентство "Руспрес", через Фонд развития, среди основателей которого есть Евгений Примаков и Олег Дерипаска, финансируется проект «технологической долины» Катерины Путиной-Тихоновой — дочери президента Владимира Путина. 

Сам Степанов-Егиянц отрицает какую-либо причастность к преступлению и считает себя жертвой оговора. Он и его защита просили о мере пресечения, не связанной с содержанием под стражей, но суд решил иначе.