Власть
08.06.2018

Зять Эмомали Рахмона приватизировал Таджикистан

Зять Эмомали Рахмона приватизировал Таджикистан

  • Президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Фото prezident.tj
Нефть, банки и металл Шамсулло Сахибова
Женившись на одной из семи дочерей президента Таджикистана, молодой предприниматель построил собственную деловую империю масштабом в целую страну. Расследование OCCRP рассказывает, как на безграничном политическом влиянии вырастает успешный бизнес в одной из беднейших стран Центральной Азии.

Таджикистан — самая маленькая центральноазиатская республика и одна из самых бедных. Благополучие страны напрямую зависит от денег, которые пересылают домой миллионы гастарбайтеров, сезонно работающих в России.

Однако проблемы Таджикистана не только в аскетичном рельефе или непростом наследии советских времен. В республике правит авторитарный президент, который любит присваивать самому себе громкие титулы и фактически ставит себя выше конституции.

В такой стране, как Таджикистан, семейные связи могут определять всё. Опубликованные ниже материалы рассказывают о молодом человеке, который через брак породнился с семьей президента Эмомали Рахмона, после чего стал успешным бизнесменом. Ещё эти истории расскажут, что случилось с теми, кто оказался ему неугоден.

Молодой человек выстроил компанию под названием «Фароз», которая разрослась так, что теперь трудно назвать отрасль, где бы она не присутствовала. Ее коммерческие интересы охватывают и нефть, и добычу сырья, таможенные терминалы и горнолыжные курорты, причем практически везде у нее доминирующие позиции. Компания даже умудряется получать загадочные платежи от иностранных фирм в обмен на полезные одолжения.

О том как работает современная клептократия, читайте в расследованиях проекта.

****

Когда страна — это бизнес

Таджикистан — беднейшая страна в Центральной Азии — недавно получила очень современное оборудование. В 2017 году более 600 высокотехнологичных диагностических лабораторий, способных проводить ДНК-тесты, генетические анализы и другие процедуры, были установлены в медицинских центрах по всей стране. Лаборатории были представлены как часть партнерства между правительством и частной компанией «Фароз». Это был не первый и не последний раз, когда компания удостоилась такой привилегии.

По сути, граждане Таджикистана сталкивались с этой компанией во множестве других секторов, которые обычно ассоциируются с государственными услугами — доставкой нефти и газа, закупками, обучением вождению. «Фароз» также управляет заправками, спа-салонами, зимним спортивным комплексом, шахтами, банками и другим частным бизнесом.

В приглаженом рекламном ролике успешность компании отождествляется с успехом Таджикистана: «Фароз». Национальная компания на благо нации». Президент страны Эмомали Рахмон, который правит страной почти 30 лет, определенно гордится успехом компании. Где бы «Фароз» ни запускал новый проект, там Рахмон разрежет ленту, скажет теплые слова и замрет в фотогеничной позе.

Но почему бессменный лидер Таджикистана проявляет интерес к деятельности частной компании? Как выясняется, на то есть уважительная причина — семья.

Ключевая фигура здесь — Шамсулло Сахибов, который женился на одной из дочерей президента. 36-летний зять Рахмона занимает влиятельное положение в стране, которой правит небольшой круг элиты.

Научный сотрудник Института Гарримана в Колумбийском университете Эдвард Лемон объясняет, что в экономике страны доминируют предприниматели, которые связаны с семьей президента и могут использовать контроль над правительством «для искажения рынка в свою пользу». «Коррупция проникла в каждый уровень экономики и общества», — говорит он. И владелец «Фароза» Сахибов — не исключение.

«Если бы Сахибов не был частью системы благодаря родству с президентской семьей, компания «Фароз», вероятно, сама стала бы мишенью», — говорит Лемон.

Но Сахибов является частью системы. И это позволило ему достичь ошеломительного успеха. Расследование Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) установило, что именно правительство создало условия для роста и процветания компании, устранив конкурентов, которые могли бы представлять для нее угрозу. Государство используется на благо компании, а не наоборот.

Репортеры OCCRP обратились за комментариями в «Фароз», администрацию президента и к Сахибову, но не получили ответа.

Создавая империю

По документам Шамсулло Сахибов является единоличным владельцем «Фароз» по состоянию на январь этого года. То есть он возглавил компанию вскоре после возвращения из Великобритании, где служил торговым представителем Таджикистана.

В отчетных документах до этого периода компания была зарегистрирована на его отца Махмадулло и брата Зайнулло. Однако журналисты выяснили, что, по сути, он управлял компанией с 2012 года, когда отнял ее у своего партнера. (Читайте: «Смерть в Стамбуле»)

Когда «Фароз» была создана в 2002 году, ее основной деятельностью был импорт сжиженного газа. Наравне с продажей нефти (у компании есть нефтепровод в Афганистан) газ все еще составляет важную часть бизнеса компании. «Фароз» управляет сетью из 50 точек сбыта газовых и нефтепродуктов на розничном рынке.

Но «Фароз» — не просто еще один игрок на рынке. Он занимает доминирующее положение. В 2013 году «Фароз» зарегистрировал собственную Ассоциацию импортеров нефти и сжиженного газа, которая, согласно реестру компаний, имела целью лоббирование «интересов импортеров». И хотя у ассоциации нет даже собственного сайта, ее влияние на рынок не стоит недооценивать. Два представителя отрасли рассказали на условиях анонимности, что одобрение ассоциации играет важную роль в получении лицензии на импорт топлива в страну или строительство топливного резервуара.

Но сегодня амбиции «Фароза» простираются куда шире. Едва ли можно назвать отрасль, в которой она не присутствует. «Фароз», состоящий более чем из 40 компаний, занимается бизнесом в области грузоперевозок, фармацевтики, информационных технологий, горнодобывающей промышленности, банковского дела, индустрии развлечений и туризма.

Компания обязана успехом помощи извне. Исследование работы компании за последние годы показало, что правительство поддерживало компанию удобными ей законами, давлением на конкурентов и приватизацией по выгодным ценам. Порой власти заходили так далеко, что делали «Фароз» монополистом отрасли.

OCCRP изучил главные сферы, в которых «Фароз» достиг вершин, и правительственные махинации, которые способствовали успеху компании. Читайте об этом ниже.

Источник: occrp.org, 05.06.2018


****

"Фароз" идет в банк

«Коммерческий банк Таджикистана» — одна из новейших структур империи «Фароз».

В 2002 году банк был создан как микрокредитная организация в Худжанде под названием «Музаффарият». Его перспективы стали значительно ярче, когда Всемирный банк выбрал именно его для проекта по микрокредитованию таджикских фермеров.

Но в 2015 году Национальный Банк принял закон, который ужесточил требования к микрокредитным учреждениям. По словам бывшего владельца Музаффара Чумаева, компания не смогла привлечь дополнительный капитал в том объеме, который удовлетворял бы новым требованиям. В результате он был вынужден продать компанию. Неизвестно, была ли первым покупателем «Фароз». Но именно она к осени прошлого года купила организацию, которая поменяла название и получила банковскую лицензию.

Выход «Фароза» на рынок банковских услуг пришелся на нестабильное время. Правительство потратило пятую часть бюджета на спасение четырех банков в 2016 году. Однако два из них впоследствии все же лишились лицензий, оставив вкладчиков без сбережений. Несколько других банков получили правительственную помощь.

Между тем новый банк «Фароза», судя по всему, расширяется. Он присоединился к международной системе платежей SWIFT в январе и с марта открыл три новых отделения.

Влад Лавров
Ольга Гейн

Источник: occrp.org, 05.06.2018

****

"Построенный для людей"
 
«Фароз» управляет металлургическим комбинатом в древнем городе Хисор, который считается одним из крупнейших промышленных центров страны. По официальным данным, «Фароз» инвестировал 21 миллион долларов в предприятие. Еще 8,5 миллиона должна была инвестировать неизвестная китайская компания Yu Liang Fu. История строительства комбината дает четко понять, что президент Рахмон лично был заинтересован в успехе и что его правительство предприняло множество шагов, чтобы предприятие заработало.

Рахмон посещал стройку в 2012 году. Через два года на официальном заседании правительства он назвал комбинат одним из важных предприятий, которые «будут построены для народа» к 25-й годовщине независимости Таджикистана.

Предприятию явно помогали на самых верхах.

Во-первых, президент Рахмон выделил 15 гектаров земли для неограниченного пользования. При этом большая часть территории — орошаемая пашня, которой в регионе очень мало и которая принадлежала кооперативу местных фермеров. Несмотря на это, комбинат получил землю за 130 тысяч долларов.

В 2013 году, по мере строительства, Рахмон освободил застройщика от обязательств по уплате НДС и таможенных пошлин на импортное оборудование. (Эти послабления были введены еще один раз открытия завода.)

В 2015 году премьер-министр Кохир Расулзода во время визита на предприятие дал указание чиновникам обеспечить своевременное предоставление электричества и сырья. В Таджикистане производство электроэнергии контролирует государство.

Президент Рахмон снова посетил завод, когда он наконец открылся в 2016 году, отстав от графика на несколько лет. По-видимому, он столкнулся с некоторыми трудностями с китайским соинвестором. Местные СМИ связывали временную остановку в строительстве с задержками поставок оборудования из Китая. К моменту открытия завода китайцы вышли из проекта.

Влад Лавров
Ольга Гейн

Источник: occrp.org, 05.06.2018

****

Лучшая в мире охота за сокровищами

Добывающая промышленность — серьезный бизнес в развивающихся странах. Предполагается, что и местные, и западные компании платят большие взятки, чтобы получить доступ к прибыльным правам на добычу полезных ископаемых и обойти конкурентов. Но у «Фароза», похоже, нет проблем.

Изучение списка правительственных лицензий на разведку и разработку месторождений показало, что за последние несколько лет «Фароз» напрямую либо через свои дочерние компании получил в общей сложности 12 лицензий на добычу полезных ископаемых и разведку. 2017 год был особенно удачным для компании Сахибова, поскольку она получила девять лицензий. Эти проекты включают добычу золота, угля, железной руды, гранита и других полезных ископаемых.

Добыча золота предполагается на месторождении Укобхона на северо-западе страны. «Фароз» когда-то пытался получить лицензию на разработку этого месторождения вместе с иностранной компанией (см. «Жажда золота»). Но проект развалился после того, как иностранный партнер не согласился на условие государства потратить 500 тысяч долларов на школы и дороги в малонаселенной зоне.

Похоже, что, как только «Фароз» в одиночку получил лицензию, упоминание о социальных проектах, кажется, исчезло.

Влад Лавров
Ольга Гейн

Источник: occrp.org, 05.06.2018