Власть
13.12.2016

Хорошавин прикрыл бранзулетки конституцией

Хорошавин прикрыл бранзулетки конституцией
  • Александр Хорошавин. Фото «Ъ»
Сахалинский клан требует запретить конфискацию чиновничьих дворцов, машин и сокровищ

Экс-губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин, арестованный по обвинению в получении взятки в $5,6 млн, решил пожаловаться в Конституционный суд. Истцу не нравится законодательство, позволившее прокурорам наложить арест на семейное имущество. По мнению Хорошавина, законодательство о контроле за доходами и расходами чиновников прямо нарушает их конституционные права.

По версии следствия, в 2009 году губернатор создал организованную преступную группу, участники которой по 2015 год получили от местных предпринимателей взятки на общую сумму более 500 млн рублей. Больше всех — $5,6 млн — чиновнику передал бизнесмен Николай Кран за участие его компаний в строительстве четвертого энергоблока Сахалинской ТЭЦ.

Требование блокировать активы Хорошавина подал замгенпрокурора Владимир Малиновский. Он указал, что их стоимость многократно превышает легальные доходы семьи чиновника. В августе 2015 года Южно-Сахалинский горсуд принял прокурорский иск об изъятии у обвиняемого и его родственников принадлежавшей им как вместе, так и по отдельности собственности: ряд квартир в Москве, жилой дом, земельные участки и нежилое здание в Подмосковье, автомобили Mercedes-Benz, Bentley и Lexus, денежные средства (наличные и на банковских счетах), ювелирные изделия и часы. Ранее сообщалось, что общая сумма имущества, найденного у семьи главы Сахалина, составила 1,1 млрд рублей.

Жалоба Александра Хорошавина, его бывшей жены Ирины и сына Ильи Хорошавина поступила в КС в ноябре. Сейчас ее изучает секретариат суда. Хорошавины жалуются на положения ст. 17 принятого в конце 2012 года федерального закона №230 "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих госдолжности, и иных лиц их доходам" и ст. 235 Гражданского кодекса. Эти нормы регулируют порядок принудительного изъятия в доход государства имущества чиновника и членов его семьи, законность происхождения которого не подтверждена. По мнению заявителей, на практике такой порядок приводит к нарушению принципа презумпции невиновности подозреваемого в коррупции чиновника, а также его права не свидетельствовать против себя и своих близких родственников. Кроме того, спорные законы не ограничивают оснований, по которым прокуратура может взыскивать через суд имущество декларанта.

Хорошавин-старший обращает внимание «Ведомостей» на то, что конфискация драгоценностей и часов не предусмотрена законодательством, а 8,5 млн рублей, арестованных на счетах совершеннолетнего сына были заработаны Хорошавиным-младшим честным трудом.

Согласно жалобе в КС, значительная часть конфискованного имущества была приобретена Александром Хорошавиным и его супругой, а также задекларирована ими еще до вступления в силу ФЗ №230 (требующего подтверждать происхождение расходов). Другая часть была приобретена Ильей Хорошавиным, который к моменту появления того же закона достиг совершеннолетия, и декларировать его доходы и приобретения отец не был обязан. При этом материалы, свидетельствующие о несоответствии доходов и расходов семьи экс-губернатора на основании проверки его декларации, в Генпрокуратуру не поступали, а движимое имущество и деньги вообще не контролируются на основании этого закона, жалуются заявители. Ранее суды общей юрисдикции сочли, что закрепленный законом перечень категорий контролируемого имущества может быть расширен, и оспариваемые в КС нормы антикоррупционных законов позволяют надзорному ведомству инициировать гражданский процесс о конфискации, ссылаясь на материалы уголовного дела декларанта и без учета официальных данных о его накоплениях, свидетельствующих о законном происхождении части имущества. Сам фигурант и его родственники таких доказательств не представили, говорится в судебных решениях. Но, поскольку обязанность чиновников декларировать доходы и имущество была введена до вступления в силу ФЗ №230, изъятие приобретенного до этого или за рамками этого закона имущества допустимо.

Хорошавины просят КС признать неконституционным рассмотрение гражданского дела о конфискации имущества фигуранта уголовного дела и его близких родственников до вынесения обвинительного приговора и при отсутствии результатов ведомственного контроля его имущественной декларации. Кроме того, семья губернатора требует запретить применение спорного закона в отношении не указанных в нем категорий имущества и его собственников, а также придание предусмотренным им нормам о конфискации обратной силы.

На ряд поставленных в жалобе вопросов КС уже ответил 30 ноября в постановлении по запросу Верховного суда Башкирии, касающегося того же закона. КС не согласился с заявителями, что дела о конфискации собственности декларантов должны рассматриваться в административном, а не гражданском процессе, но подтвердил их право доказывать законность происхождения активов.

Хорошавин-старший в конце ноября обратился к Владимиру Путину c просьбой не допустить противодействия силовиков рассмотрению его жалоб. В обращении говорится, что доложенная президенту информация о "несметном богатстве" экс-губернатора недостоверна, но до приговора суда у него изъяли "все имущество, включая единственное жилье жены и сына". "Когда я Вам пишу, судебные приставы выселяют их зимой на улицу, членам моей семьи некуда идти, изъяты в результате незаконного иска даже мои запонки, наградное оружие и зубные коронки", — сообщает президенту бывший подчиненный "с последней надеждой быть услышанным". Он напоминает, что часть изъятого имущества была законно задекларирована, а экс-глава администрации президента Сергей Иванов на конференции ООН по борьбе с коррупцией говорил, что эти декларации проверялись и "были чисты как слеза из глаз". По словам адвоката экс-губернатора, заявление зарегистрировано в приемной президента, но пока не рассмотрено.

В последней своей декларации Александр Хорошавин указывал доходы в 52 млн рублей. Адвокат Ирины Хорошавиной Сергей Жорин, не исключал, что конфискация активов могла быть связанной с намерением подзащитной развестись с мужем и спасти имущество путем его раздела.