Власть
08.11.2016

Пропажа думского рецидивиста Вахонина

Пропажа думского рецидивиста Вахонина
  • Адвокат Михаил Трепашкин. Фото Legal.Report
Обвиняемый в мошенничестве парламентский насильник бежал от следователей

О таких людях, как сотрудник аппарата Госдумы Антон Вахонин, принято говорить, что их может исправить разве что могила. Выйдя из тюрьмы, где отсидел срок за изнасилование, гражданин Вахонин тут же попал в новое дело — о мошенничестве, где в материалах фигурировал влиятельный московский судья. Но проблема не только в судье: правоохранительные органы, которые должны были бы по идее денно и нощно следить за таким подозрительным типом, проморгали его исчезновение прямо во время следствия. Куда делся Вахонин, и когда он скрылся, не знает даже его адвокат Михаил Трепашкин  — бывший сотрудник ФСБ и бывший помощник Бориса Березовского. По словам Трепашкина, следствие и сейчас благоволит к экс-думцу: объявив его в розыск, бастрыкинцы не стали утомлять себя тем, чтобы добиваться у суда разрешения на арест беглеца.

Уголовное дело в отношении Антона Вахонина по факту "покушения на мошенничество в особо крупном размере" (ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ) было возбуждено 4 сентября 2013 года — вскоре после того, как обвиняемый условно-досрочно освободился из колонии в Ивановской области, где отбывал наказание за участие в групповом изнасиловании. Расследованием занимается следственное управление УВД Центрального административного округа Москвы. В какой-то момент фигурант перестал являться по повесткам на допросы, в результате его объявили в розыск.

Как следует из материалов уголовного дела, выйдя на свободу, Вахонин предъявил "необоснованные финансовые претензии" своему деловому партнеру Александру Шеварову и его отцу — бывшему сотруднику центрального аппарата МВД Анатолию Шеварову. Экс-аппаратчик посчитал, что во время его отсидки компаньоны нечестно делились с ним доходами от находящегося в их совместной собственности офисного помещения площадью 180 кв. м (улица Сретенка, д. 26/2). Вахонин потребовал выплатить ему компенсацию. В обоснование своего требования насильник предъявил долговую расписку, подписанную Анатолием Шеваровым 4 марта 2013 года. Согласно этой бумаге, подписант взял взаймы 47,5 млн рублей, а в случае невозможности вернуть деньги обязался отдать помещение в центре Москвы. 15 июля 2013 года Антон Вахонин подал в Мещанский суд исковое заявление о взыскании долга, который по тогдашнему курсу превышал $1,5 млн. В тот же день судья Алексей Городилов  без уведомления ответчика, приняв иск к производству, наложил арест на имущество Шеварова-старшего.

При этом сам Анатолий Шеваров о начавшемся процессе и аресте получил информацию совершенно случайно, оформляя справку в московское управление Росреестра. Узнав из выданного ему документа об обеспечительных мерах, бизнесмен тут же обратился в полицию. В рамках расследования специалисты центра специальной техники Института криминалистики ФСБ изучили долговую расписку и пришли к заключению, что подпись Анатолия Шеварова на ней была подделана. Соответственно, действия Антона Вахонина были квалифицированы как покушение на мошенничество.

Михаил Трепашкин в интервью "Ъ" считает выводы своих коллег из экспертизы ФСБ некорректными, поскольку, по его мнению, была нарушена методика проведения подобных исследований. Кроме того, по словам защитника, следствие "излишне доверчиво относится к показаниям потерпевшего" и потому необъективно оценивает доводы защиты о невиновности его клиента.

Антон Вахонин получил скандальную известность в связи с его участием в изнасиловании 18-летней московской студентки Алисы Ильиничны Волобуевой. Соучастниками преступления были родной брат бывшего думского аппаратчика Илья Вахонин, занимавший в тот момент пост начальника инспекции Счетной палаты РФ по контролю за использованием федеральной собственности, а также помощник депутата Госдумы от Краснодарского края Роберта Шлегеля  Владислав Герасимович. Злоумышленники, говорилось в деле, 12 июня 2007 года обманом заманили девушку в съемную квартиру, где на протяжении нескольких часов жестоко избивали и насиловали. После этого Волобуеву выбросили на лестничную площадку, заявив, что в милицию обращаться бесполезно, так как они якобы обладают депутатским иммунитетом, а если девушка все же попытается это сделать, ее убьют. Дело получило большой общественный резонанс, в итоге Илья Вахонин был приговорен к одиннадцати годам заключения, его брат Антон — к восьми с половиной, а Владислав Герасимович, давший в ходе расследования показания на братьев, — к четырем с половиной годам колонии. Антона Вахонина освободили из колонии условно-досрочно с формулировкой "за хорошее поведение и активное участие в общественной жизни исправительного учреждения".

По мнению журналистов «Комсомольской правды», ссылающихся на техническую экспертиза Минюста, подпись на расписке могла появиться даже раньше текста. Какой-то умелец расписался на пустом листе бумаги, а потом на него нанесли печатный текст. Высказывалось подозрение, что изготовление этого подложного документа — дело рук Ильи Вахонина. Сидя в мордовской колонии, он якобы нашел «художника», пообещав тому за изготовление фальшивки долю от 3 до 5 млн. рублей.