Власть
05.05.2016

Дачная Сардиния Манасира и Авена

Дачная Сардиния Манасира и Авена
  • Петр Авен. Фото lenta.ru
Кто из русских предпринимателей владеет недвижимостью на итальянском острове

Как известно, Сардиния, второй по величине из средиземноморских островов, является одним из наилучших мировых курортов, на котором отдыхают самые богатые и влиятельные люди. Этот остров, расположенный в 12 километрах от родины Наполеона - Корсики - давно присмотрели себе для отдыха толстосумы из постсоветских стран. В свое время здесь любил отдахать украинский президент Леонид Кучма, а самый настоящий скандал в украинском обществе вызвал отдых на острове Юлии Тимошенко, тогда занимавшей пост премьер-министра. Тимошенко не только тайно отправилась тогда на остров, забросив все свои чиновничьи обязанности, но и прожила несколько недель в расаположенном на площади в 25 га туристическом комплексе Villaggio Forte, один день аренды виллы в котором стоил больше официальной зарплаты украинского премьера.

 

Ну и, разумеется, остров приглянулся богатым россиянам.

 

Стоит вспомнить, что возрождение курортного имиджа острова началось в 1962 году, когда имам Ага-Хан IV — наследный лидер исмаилитов‑низаритов по отцу и внук барона Черстона по матери — решил превратить северное побережье Сардинии в курорт для друзей. Популярная легенда гласит, что он оценил местные красоты, когда шторм застиг его яхту возле острова; по другой версии, однажды его высочество (титул был дарован ему Елизаветой II) пролетал над Сардинией на своем самолете. Как бы то ни было, один из самых богатых аристократов мира выкупил у местных властей кусок побережья протяженностью 55 км, дал ему название Коста-Смеральда («Изумрудный берег») и построил знаменитые гостиницы Cala di Volpe, Pitrizza, Romazzino и Cervo (на четыре отеля — всего 372 номера). Идея Ага-Хана IV заключалась в том, чтобы органично вписать современную архитектуру в девственный пейзаж. В начале 2000‑х имам, у которого разладились отношения с сардами (считается, что он неудачно попробовал влиять на местную политику), продал эту землю американскому девелоперу Тому Барраку. Построенные при нем частные виллы, которые к тому времени обросли легендами, тоже начали менять хозяев.

Например, вилла Глории Гиннесс, наследницы знаменитого ирландского рода пивоваров и банкиров, теперь принадлежит Петру Авену. «Так как она была многолетней подругой Ага-Хана, ей разрешили построить дом в нетипичном для Сардинии стиле тосканского палаццо. Дом приобретен у одной южноафриканской семьи, которая владела им всего три-четыре года», — рассказал Forbes председатель совета директоров Альфа-банка.

Русские деньги, по словам консультанта по странам СНГ компании Sardinia 360 Марии Жаромской, появились на острове в 1990‑е. «Практически самое чистое море на Средиземноморье, строгий экологический контроль и постоянное ощущение праздника — нет ощущения резервации для миллионеров», — перечисляет Жаромская достоинства местного отдыха. В июле 1997 года здесь впервые побывали высокопоставленные российские гости: бывший президент СССР Михаил Горбачев вместе с женой гостил на вилле издателя Ники Граузо в нескольких километрах от Порто-Черво. Но о русском буме стало возможным говорить только после появления на Сардинии Владимира Путина. В 2002 году его дочери провели лето на одной из вилл Сильвио Берлускони, а год спустя семья Путина в полном составе отдыхала у «друга Сильвио» на его знаменитой вилле Certosa. Как утверждал в 2005 году журнал Specchio, Путин даже приобрел квартиру для дочерей в центре Порто-Черво.

После этого миллионы евро российского происхождения хлынули на Коста-Смеральду, а в местной прессе регулярно стали появляться репортажи о чудачествах русских богачей в клубе Billionaire. Алишер Усманов, сторговавший в середине 2000‑х виллу промышленника Мерлони в Ромаццино за €35 млн, поразил итальянцев тем, что заказал в Венеции четыре парадные гондолы для доставки гостей с его яхты на карнавал в свежекупленное поместье. «Это был спектакль: золотой корпус, голубая вода, скользить по которой было настоящим удовольствием, потому что море на Сардинии солонее, чем лагуна, и держаться на воде там проще», — делился впечатлениями со Specchio координатор кооператива гондольеров.

Две виллы семьи Берлускони достались нашим миллиардерам: виллу Tulipano в Порто-Черво купил давний партнер по бизнесу Усманова Василий Анисимов, а виллу Minerva в Порто-Ротондо за €15 млн — Рустам Тарико. А недалеко от дома Берлускони расположены две виллы — Fabbri стоимостью €23 млн и Pucci стоимостью €19 млн, на которых отдыхает с семьей только один бизнесмен — владелец «Акрона» Вячеслав Кантор (формально он арендует эту недвижимость).

Вместе с российскими миллиардерами на острове появились и мультимиллионеры — как публичные вроде президента «ВИ Холдинга» Виталия Мащицкого (у него дом в Байя-Сардинии), бывшего партнера Филарета Гальчева Георгия Краснянского и ресторатора Аркадия Новикова (виллы в районе Ромаццино), так и довольно закрытые фигуры. Например, одна из роскошных вилл на Коста-Смеральда принадлежит гражданину Бельгии и резиденту Великобритании Владимиру Земцову, который в 2000‑х годах был советником губернатора Московской области Бориса Громова. Сейчас он занимается девелопментом в Англии (в 2014 году РБК, ознакомившись с опубликованной на Wikileaks перепиской менеджеров Sony Pictures, обнаружил, что в Лондоне Земцову приписывают 40 проектов). С прессой этот бизнесмен общался всего раз в жизни — когда строил бизнес-центр в Красногорском районе Подмосковья.

Подавляющее большинство российских бизнесменов, как и другие иностранные резиденты, обосновались в местах, обустроенных еще Ага-Ханом IV, то есть в северо-восточной части острова. Единственное исключение — это проект семьи миллиардеров Бажаевых в южной Сардинии: в 2014 году их компания Progetto Esmeralda приобрела за €180 млн курорт премиум-класса Forte Village, состоящий из восьми отелей на 770 номеров и 33 отдельных сьютов.

Летом 2015 года Вячеслав Кантор в интервью «Ведомостям» рассказывал, чем ему нравится Сардиния: «Здесь очень сильная природа, и, в отличие от юга Франции, они успели остановить массовую застройку. Есть Department of Beauty Control — он очень строго следит за тем, чтобы соблюдались требования. В Англии сейчас каникулы, поэтому мы здесь. Дети весь день на свежем воздухе. А летом все родственники, друзья приезжают. У нас заезды как в пионерском лагере. Нам хорошо здесь».

 

Как говорит Жаромская, для описания атмосферы русской Сардинии больше подходит «стародачный поселок», чем «колхоз миллиардеров». «А дачи сейчас перестали покупать. Последние пять лет русские инвестируют в места для возможной постоянной жизни. А это не Сардиния, да и не Италия вообще. Там первый вопрос — язык, школы, возможное место активной деятельности для главы семейства», — отмечает она. По словам директора по работе с ключевыми клиентами Knight Frank Елены Юргеневой, сезон на Сардинии длится всего два месяца — июль и август, все остальное время половина курортных заведений закрыта. Российский предприниматель, проживающий в Швейцарии, рассказывает, что в 2014 году собирался покупать виллу на Сардинии, но передумал: «Высокая цена и островная логистика остановили. Добираться можно самолетом из Женевы и Межева, но я прикинул, что это для меня заморочки. Плюс налоговая система в Италии не простая».

Если любой собственник в течение первых пяти лет владения решит перепродать недвижимость в Италии, он должен будет заплатить налог plusvalenza в размере 20–45% от разницы между ценой покупки и продажи, подтверждает Юргенева. Впрочем, виллы на Коста-Смеральда — это нишевый и низколиквидный товар, добавляет она: «Продать сейчас там виллы с прибылью, если они куплены до кризиса, нереально».

 

05052016sardinia03

 
Где чьи дачи на Сардинии
 
Порто-Рафаэль. Петр Авен, председатель совета директоров Альфа-банка купил здесь виллу, которой прежде владела наследница знаменитого ирландского рода Гиннессов. Авен — один из немногих богатых россиян, обосновавшихся в Порто-Рафаэле: рядом с миллиардером живет только его друг Эльчин Сафаров — бывший начальник управления федеральных доходов Государственного таможенного комитета, а ныне заместитель гендиректора "Газпром нефть шельф".
 
Байя-Сардиния. Виталий Мащицкий (основатель "ВИ холдинг").
 
Порто-Черво. Василий Анисимов, владелец компании Coalco Internationall. Давний деловой партнер Алишера Усманова заинтересовался Сардинией в начале 2000-х. Василий Анисимов приобрел виллу Tulipano у семьи Сильвио Берлускони, с которым, по данным журнала Specchio, хорошо знаком Усманов. Вилла расположена в гористой части Изумрудного побережья.
 
Олег Дерипаска, председатель наблюдательного совета «Базового элемента», президент UC Rusal. Вилла алюминиевого магната Le Valkirie занимает 5 га на берегу Тирренского моря. Газета L’Espresso описывает ее как «дворец в старом сердце Порто-Черво».

Кала-ди-Вольпе. Ирина Абрамович, бывшая жена Романа Абрамовича, получила в собственность виллу Arcadia (прежнее название — Sotgiu) после развода. В последние пять лет это здание площадью 1250 кв. м стало предметом тяжб между хозяйкой и строительной фирмой Elis Edilizia Costruzioni 2, проводившей ремонтные работы с 2009 года. Ее владелец Маурицио Пили подал в суд на Ирину Абрамович за недоплату €7000, после чего юристы ответчицы обвинили его в завышении сметы с €4,8 млн до €6,3 млн. В процесс даже вмешался муниципалитет коммуны Арцакена, потребовавший очистить территорию от мышей и насекомых.

Давид Каплан, предприниматель, бывший совладелец банка Snoras. С его большой виллы на берегу залива Кала-ди-Вольпе открывается вид на пляж Каприччоли. В августе 2012 года Каплан собирался устроить здесь вечеринку с концертом Стинга, на которую приглашал Романа Абрамовича и Алишера Усманова. Но праздник на пляже не состоялся. Каплан посчитал, что 120 телохранителей, которых удалось нанять на Сардинии, недостаточно для безопасности гостей, и перенес праздник.
 
Ромаццино. Владимир Земцов, председатель совета директоров ОХК «Уралхим», бывший в 2000‑е годы советником губернатора Московской области, купил роскошную виллу на берегу залива Ромаццино. Как владелец «Международного консультационного центра» он инвестировал, например, в бизнес-парк «Гринвуд» в партнерстве с компанией Coalco другого обитателя Коста-Смеральда Василия Анисимова, сообщали «Ведомости» в 2005 году. Сейчас Земцов — гражданин Бельгии и резидент Великобритании — занимается девелопментом в Лондоне и с 2011 года руководит компанией Greenwood Advisors Ltd.

Дмитрий Мазепин, председатель совета директоров ОХК «Уралхим». В 2012 году газета Corriere della Sera сообщала, что виллу владельца медиагруппы L`Espresso Карло де Бенедетти в Ромаццино за €110 млн приобрел хозяин «Северстали» Алексей Мордашов. Пресс-служба «Северстали» тогда опровергла эту информацию. По данным источника Forbes на Сардинии, покупателем и правда оказался русский миллиардер, только другой — мажоритарный акционер «Уралхима» Дмитрий Мазепин. Вилла площадью 428 кв. м расположена на каменистом мысе Капаччия, недалеко от знаменитого отеля Romazzino. «Ни АО «ОХК «УРАЛХИМ», ни председатель совета директоров компании Дмитрий Мазепин не являются собственниками этого объекта недвижимости», — заявила пресс-служба «Уралхима» в ответ на запрос.

Алишер Усманов, основатель и основной акционер USM Holdings. У миллиардера на Сардинии семь вилл, некоторые сдаются в аренду отдыхающим. Самый заметный объект — это бывшая вилла Антонио Мерлони, владельца компании Indesit, которую Усманов купил в начале 2000-х за €35 млн. Вилла окружена просторным парком, который выходит на берег залива Ромаццино. А с берега часто можно видеть яхты владельца «Металлоинвеста», включая знаменитую 110-метровую Dilbar. Усманов получил статус почетного гражданина коммуны Арцакена, подарив ей два автобуса для перевозки инвалидов и сделав пожертвования на содержание местной футбольной команды и строительство высокотехнологичной больницы.

Георгий Краснянский, председатель совета директоров группы «Карахан Инвест».

Аркадий Новиков ресторатор.
 
Портиско. Андрей Молчанов, генеральный директор Группы ЛСР. В декларациях о доходах, которые владелец группы ЛСР сдавал в бытность сенатором, упоминались два дома в Италии площадью 213 и 686 кв. м, записанные на жену Елизавету. То, что многодетная семья Молчановых живет именно на Сардинии, в Портиско, подтверждает источник Forbes в местном сообществе. Есть и другое свидетельство. «Для Андрея и Лизы [Молчановых], как и для многих, Сардиния стала второй родиной», — говорится на сайте парка Gregoland в Порто-Черво. Детский игровой парк площадью 11 га стоимостью €700 000 был построен в память об итальянском друге Молчановых Грегорио Брианзоли — ювелире дома De Grisogono и мотогонщике-любителе (погиб на Сардинии в 2010 году).

Зияд Манасир, инвестор. Основатель и бывший владелец «Стройгазконсалтинга» появился на Сардинии в 2009 году и купил сразу три имения на мысе Пунта-Нураге. Самое заметное — вилла Verdiana, которая ранее принадлежала исполнительному директору Eni и считалась жемчужиной этой части Изумрудного побережья. К 2013 году Манасир построил дорогу между своими виллами, отреставрировал древнюю сардскую сторожевую башню на Пунта-Нураге и создал возле нее инфраструктуру для отдыхающих.
 
Порто-Ротондо. Вячеслав Кантор. Председатель координационного совета «Акрон» и председатель Европейского еврейского конгресса любит отдыхать с семьей в Порто-Ротондо на виллах Fabbri и Pucci. Они расположены недалеко от летней резиденции Берлускони, общая площадь участков — 4 га. Местная пресса писала, что они принадлежат Кантору, хотя в 2007 году полиция во время проверки строительной документации установила, что формально он арендует их у компании, учрежденной двумя гражданами США. Поводом для проверки послужило незаконное объединение двух вилл и отсутствие согласований на строительство (в подвале одного из зданий, например, была устроена баня).

Алексей Резникович, генеральный директор Altimo.

Марк Гарбер, финансист.

Рустам Тарико, председатель совета директоров банка «Русский стандарт». У миллиардера на Сардинии семь вилл, некоторые сдаются в аренду отдыхающим. Самый заметный объект — это бывшая вилла Антонио Мерлони, владельца компании Indesit, которую Усманов купил в начале 2000-х за €35 млн. Вилла окружена просторным парком, который выходит на берег залива Ромаццино.

Вадим Расковалов, девелопер.
Материалы по теме