Власть
18.02.2016

Квартирный вопрос подчиненных Стадченко

Квартирный вопрос подчиненных Стадченко
  • "Новая газета"

     

    Председатель Фонда обязательного медицинского страхования Наталья Стадченко. Фото rg.ru

Чиновники фонда ОМС не стесняются покупать себе жилье за счет бюджета

Каждый год Федеральный фонд обязательного медицинского страхования выделяет из своего бюджета крупные суммы на квартиры сотрудникам. В 2014 году семеро руководителей фонда накупили недвижимости на 60 миллионов рублей, в 2016?м планируется потратить 54 — при этом дефицит бюджета ФФОМС составит 26,8 миллиарда. Эти траты — лишь один из признаков непрозрачности работы фонда в последние годы, говорят эксперты. 

 

Мотивация на 60 миллионов

 

Несмотря на кризис, госведомства продолжают тратить деньги на жилье своим сотрудникам. Фонд обязательного медицинского страхования в 2016 году потратит на квартиры чиновникам 54 миллиона рублей. В 2015 и 2014 годах на это шло по 60 миллионов. До 2014 года масштабы жилищных субсидий не конкретизировались, указывалось только, что фонд может выплачивать их по своему усмотрению из статьи расходов «Аппараты органов управления государственных внебюджетных фондов» — в 2013 году на нее было заложено 697 млн рублей. Тратить деньги на квартиры для сотрудников ФФОМС начал с 2010 года, когда была проведена масштабная реформа системы медицинского страхования.

Официальная функция фонда — оплачивать работу медицинских учреждений и лечение россиян. Деньги в него поступают из страховых выплат работодателей (5,1% от фонда оплаты труда) и платежей за неработающих граждан, которые перечисляют бюджеты регионов. Кроме собственно оплаты медицинских услуг населению в бюджет фонда заложены и затраты на содержание собственного штата чиновников. Одна из статей расходов, связанных с этим штатом, звучит так: «Единовременная социальная выплата для приобретения или строительства жилого помещения».

Справедливости ради, нужно заметить, что весь бюджет ФФОМС на 2016 год составляет более 1,7 триллиона рублей, и 54 миллионов — это его небольшая часть и далеко не самая крупная статья расходов. Для сравнения: на выплаты персоналу фонда заложено 217 миллионов. И все это во много раз меньше, чем основные статьи расходов, такие как собственно страховые выплаты (1,5 триллиона), пособия беременным женщинам (18,7 миллиарда) и другие. Но при этом в бюджете фонда на 2016 год заложен дефицит в 26,8 миллиарда рублей.

«Наверняка это способ мотивировать людей, которые пришли на работу в этот фонд, чтобы они там оставались, и выровнять их в правах с другими министерствами — все они покупают квартиры,?— говорит Лариса Попович, директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ.?— Другое дело, что не очень понятно, почему эти люди за счет наших налогов могут иметь такие привилегии».

«Так или иначе, все министерства и ведомства используют такой механизм субсидий»,?— говорит Владимир Гришин, основатель российской системы ОМС, первый исполнительный директор ФФОМС, доктор экономических наук.

Действительно, в бюджетах двух других социальных фондов, Пенсионного и Фонда социального страхования, тоже заложены траты на жилье сотрудникам, и даже в больших масштабах: в 2015 году Фонд соцстрахования мог распоряжаться 100 миллионами рублей, Пенсионный — 90 миллионами. Однако в 2016 году ни в том, ни в другом бюджете такой статьи расходов уже нет — в отличие от бюджета ФФОМС.

В фонде ОМС работает довольно много иногородних сотрудников, которые нуждаются в жилье, и обеспечить их за счет государства — значит защитить от части коррупционных соблазнов, считает Гришин. «Если мы хотим, чтобы существовала система, мы неизбежно должны содержать аппарат чиновников. Ссуды на приобретение жилья — довольно спорный вопрос, у меня такого не было, и я это не приветствую. Если б в системе было больше денег, это было бы не так заметно, а сейчас, на фоне нехватки ресурсов, такая норма для сотрудников вызывает вопросы»,?— добавляет он.

 

Кто не ушел обиженным

 

На деле квартиры, купленные на страховые взносы, пошли отнюдь не рядовым чиновникам, которые приехали из регионов и не могут себе позволить квадратные метры в Москве. По крайней мере в 2014 году субсидиями воспользовались руководители, которые зарабатывают не меньше миллиона рублей в год. Кто и что купил, можно узнать, если посмотреть декларации чиновников на сайте ФФОМС — в разделе «Противодействие коррупции». Если чиновник получил субсидию, это отражается в специальной графе, без уточнения, сколько денег получено. Декларации за 2015 год пока не опубликованы.

В 2014 году воспользовалась субсидией и приобрела квартиру заместитель председателя ФФОМС Ирина Соколова. Общий доход Соколовой в 2014 году подскочил до 13,9 миллиона рублей (по сравнению с 2,4 млн рублей, которые чиновница заработала в 2013?м). Исходя из этих цифр можно предположить, сколько стоила новая недвижимость. Интересно, что, судя по декларации за 2013 год, жилье у Соколовой уже было — квартира в 84,7 квадратных метра.

Советник председателя фонда Павел Бреев тоже приобрел новую недвижимость, хотя уже имел законные 44,5 метра. В 2014 году к ним прибавилась квартира попросторнее, в 83,8 квадратных метра. Разница в доходах Бреева за два года — больше 9 миллионов рублей.

Начальник Управления правовой и международной деятельности Владислав Повод за год обзавелся квартирой в 69,8 квадратных метра. До этого чиновник владел только земельным участком — 1400 квадратных метров. Правда, в пользовании у него были и остались еще два жилых дома. Доходы чиновника за год взлетели на 12 миллионов.

Главный бухгалтер фонда Оксана Коваленко в 2014 году сменила квартиру в 44,6 квадратных метра на жилье побольше: 62,4 квадратных метра. Бюджет Коваленко за год прибавил 11,9 миллиона рублей.

Сотрудники рангом ниже такой масштабной помощи от своего ведомства не получают: замначальника Финансово?экономического управления Антон Устюгов в 2014 году купил квартиру в 42,2 квадратных метра «за счет получения единовременной субсидии на приобретение жилого помещения и заемных средств». Разница в доходах Устюгова за два года — 6,8 миллиона рублей. Таким же образом, за счет субсидии плюс собственных накоплений или кредита, купили небольшие квартиры еще два начальника отделов, Сергей Вотинов и Максим Соломахин. Рядовые сотрудники, например, ведущие специалисты, у многих из которых в декларации не указано ни единой квартиры, субсидий не получали. Всего в ФФОМС работает 90 человек.

Лариса Попович считает, что траты на покупку жилья чиновникам ОМС — это только один из секретов весьма непрозрачной системы обязательного медицинского страхования. «Федеральный фонд ОМС — очень закрытая структура: в прошлом году они даже не опубликовали отчет о выполнении программы государственных гарантий,?— говорит эксперт.?— До этого каждый год отчеты были. Они закрыли данные по форме «Права граждан» — это важнейшая отчетная форма системы ОМС, из которой понятно, как нас лечат, это отчет всех страховых компаний о своей работе. Сайт федерального фонда вообще не содержит статистики — это все очень плохо, потому что система должна быть прозрачной. И до 2010 года довольно много делалось для того, чтобы сделать фонд структурой, которая реально влияет на качество медицинской помощи. А с 2010 года он стал, на мой взгляд, достаточно вторичной организацией, которая в лучшем случае занимается перенаправлением денег, но никак не влияет на качество медицинской помощи, что печально».