Версия для печати
Власть
12.11.2014

«Мы пришли к вам, Зюзин, и вот по какому делу...»

«Мы пришли к вам, Зюзин, и вот по какому делу...»
  • Владелец «Мечела» Игорь Зюзин. Фото "Ведомости"
Или «Мечел» конвертирует долг компании в акции, или готовится к банкротству

Кредиторы наконец-то солидано продемонстрировали усталость от попыток основного владельца (67,42%) "Мечела" Игоря Зюзина уйти от оплаты долгов. На правительственном совещании в Горках в понедельник премьер-министр России Дмитрий Медведев и представители банков-кредиторов дали предпринимателю ровно две недели на то, чтобы принять их условия: или конвертировать долг в акции компании, или готовиться к банкротству.

Собеседник "Ведомостей" знает, что правительство и банки поставили Зюзину ультиматум: или он соглашается на конвертацию долга в акции, или правительство не будет вмешиваться в деятельность кредиторов. (Сбербанк и ВТБ подали 14 исков о взыскании с«Мечела» 6,2 млрд руб.) «Если Зюзин примет позицию банков, они согласятся дать акционеру право обратного выкупа акций Мечела” после нормализации ситуации», — говорит он.

Еще один собеседник подтверждает и ультиматум Зюзину, и то, что банки готовы войти в капитал «Мечела», но не знает сроков.

Сам Зюзин в конце лета предлагал банкам конвертировать все валютные долги «Мечела» (сейчас чистый долг компании — $7,7 млрд) в рублевые, установить единую ставку (равную ставке рефинансирования ЦБ плюс 1-2%) и получать выплаты по телу долга через 5-7 лет. «Мечел» хотел бы также 2-3 года платить только половину процентов, остальное капитализировать, а также списать неустойки.

Человек, близкий к «Мечелу», сообщил, что в таком случае компания за 2-3 года увеличит денежный поток на $570-670 млн в год, а рентабельность по EBITDA — до 10-18% за счет сокращения разрыва между рентабельностью по валовой прибыли (33,75%) и EBITDA (7,27%); за счет увеличения мощности Эльгинского угольного комплекса; за счет выхода на проектную мощность рельсобалочного стана на Челябинском металлургическом комбинате (ЧМК). Это даст более $1 млрд в год даже при плохих ценах на продукцию«Мечела», уверен он.

Этот же человек утверждает, что банки даже отказываются обсуждать этот план.

Идея «Мечела» о реструктуризации долга, в принципе, состоятельна, считает аналитик RMG Securities Андрей Третельников: «Но для банков это означает замораживание активов и перенос проблемы на более поздний срок без гарантий ее решения». Кроме того, предложенное«Мечелом» решение содержит в себе слабопрогнозируемые риски, уверен Третельников.

Большая часть долга «Мечела» приходится на банки с госучастием: Газпромбанку — $1,3 млрд, номинированных в долларах, и еще $0,9 млрд, номинированных в рублях, ВТБ — $1,7 млрд, номинированных в рублях, Сбербанку — также в рублях: $1,2 млрд. Еще $1 млрд«Мечел» должен по предэкспортному кредиту пулу банков. Остальной долг — миноритарным кредиторам, среди которых Fortis Bank, Raiffeisenbank и ING Bank.

Если банки-кредиторы конвертируют долг«Мечела» в его акции, пройдет допэмиссия на 5,2 млрд акций. После этого Газпромбанк получит 40% голосующих акций, ВТБ — 31%, Сбербанк — 22%. Доля Зюзина сократится с 67,42 до 5%. Доля акций в свободном обращении снизится с 30 до 2%.

Председатель правления компании «Арсагера» Василий Соловьев (компания владеет долей в«Мечеле») указывает, что важны условия конвертации долга в акции. «С одной стороны, миноритарии будут чувствовать себя более защищенно, когда кредиторы войдут в капитал Мечела”, ведь в случае банкротства компании акционеры — последние в очереди на получение доли в имуществе. Но с другой — акции при допэмиссии могут быть оценены дешево, и в таком случае доля миноритариев размоется окончательно, а держать деньги в этих бумагах может стать невыгодно», — говорит Соловьев.

Представители «Мечела», Газпромбанка, ВТБ, Сбербанка и Минфина отказались от комментариев. Связаться с представителем Игоря Шувалова, который также принимал участие в совещании, не удалось.

Представитель Медведева отказался от комментариев.

 

****
 
Рубль, война и «Мечел» против Сбербанка
 

Октябрь стал самым плохим месяцем для Сбербанка в этом году — он заработал всего 7 млрд руб. Прибыль съели резервы под потери из-за падения рубля, кредиты украинским заемщикам и «Мечелу»

Сбербанк в октябре получил 7,2 млрд руб. чистой прибыли по РСБУ — минимальный результат в 2014 г. (с начала года он зарабатывал не менее 30 млрд руб. в месяц). В результате прибыль за январь — октябрь — 293,9 млрд руб. — оказалась на 8% меньше, чем годом ранее.

Прибыль растаяла из-за резервов: расходы на них за месяц составили 93,5 млрд руб., а всего за январь — октябрь — 311,5 млрд руб. (99,5 млрд за 10 месяцев 2013 г.). Сбербанк приводит три главные причины: «досоздание резервов до уровня, близкого к 100%, по одному из крупных заемщиков в связи с обращением банка в суд по причине необслуживания заемщиком текущей задолженности», снижение курса рубля — это «потребовало досоздания резервов по валютным кредитам без ухудшения качества по ним в размере 11,6 млрд», а также резервирование по кредитам украинским заемщикам. Сбербанк не называет проблемного клиента.

Это с большой вероятностью «Мечел», полагают аналитик Альфа-банка Марина Карапетян и человек, близкий к одному из кредиторов компании. Это «Мечел», подтверждает сотрудник госбанка.

Если влияние этого должника на результат банка практически закончилось, как признает Сбербанк, то эффект слабеющего рубля только начинается. На валюту приходится 29% корпоративного портфеля банка, а за октябрь рубль потерял к доллару 8,6%, указывает аналитик Газпромбанка Андрей Клапко. При падении рубля пропорционально растут риски по валютной части портфеля, банк вынужден доначислять резервы. «Учитывая текущую динамику рубля, этот фактор продолжит оказывать влияние на провизии Сбербанка и в ноябре», — отмечает Карапетян.

На украинскую «дочку» приходится 1% активов группы Сбербанка и участники рынка считали, что Сбербанк зарезервировал эти потери еще в I квартале, говорит Карапетян, полагая, что Сбербанк может создавать провизии по кредитам, выданным украинским заемщикам напрямую.

Такие расходы на резервы резко повысили стоимость риска Сбербанка — с 2,5 до 8%, подсчитал Клапко. «8% — это кризисный уровень, который мы видели у Сбербанка только в 2009 г.», — отмечает Карапетян, полагая, что сейчас ситуация не настолько тяжелая: «Сейчас на стоимость риска влияют разовые операции с проблемными заемщиками».

Октябрь сократил и маржу Сбербанка — с 5 до 4,8%. После сентябрьского оттока вкладов госбанк повысил ставки, напоминает Карапетян. Она предполагает, что Сбербанк повысил ставки и по кредитам, но на доходности портфеля это отразится через 3-4 месяца.

 

Источник: "Ведомости", 12.11.2014

Материалы по теме