Власть
11.10.2013

Думский природопользователь Вахонин украл недвижимости на $2 млн

Думский природопользователь Вахонин украл недвижимости на $2 млн
  • Прикрываясь удостоверением помощника депутата Шлегеля (на фото invivio.net), подельники Вахонина скрывались от следствия
Бездарный государственный служащий показал себя таким же бездарным мошенником, каким он когда-то был бездарным насильником
Фигурант резонансного дела об изнасиловании Антон Вахонин каким-то образом умудряется демонстрировать совершенно разное поведение пребывая в тюрьме и находясь на воле. Насильник и садист на свободе в местах заключения он демонстрирует примерное поведение, трудолюбие и интерес к общественной жизни. Но сразу же за тюремными воротами он снова берется за старое. Спрашивается, стоило ли выпускать эого достойного чиновника из колонии вообще?

Как сообщает "Ъ", московская полиция возбудила уголовное дело в отношении этого бывшего заместителя руководителя аппарата комитета Госдумы РФ по природным ресурсам и природопользованию. Он подозревается в подготовке крупного мошенничества. В 2008 году бывший высокопоставленный чиновник уже был осужден на 8,5 года за участие в жестоком избиении и групповом изнасиловании московской студентки, вызвавшем широкий общественный резонанс. Но уже в начале 2013 года его досрочно освободили из колонии "за хорошее поведение и активное участие в общественной жизни исправительного учреждения".

Как стало известно СМИ, уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (покушение на совершение мошенничества в особо крупном размере) в отношении Антона Вахонина было возбуждено следственным управлением УВД по ЦАО ГУ МВД РФ по Москве.

По версии следствия, Антон Вахонин, освободившись в конце прошлого года из колонии, предъявил "необоснованные финансовые претензии" своему бывшему деловому партнеру Александру Шеварову. По мнению господина Вахонина, во время его заключения последний нечестно делил доходы от находящегося у них до сих пор в совместной собственности офисного помещения. Антон Вахонин потребовал от Александра Шеварова выплатить компенсацию в размере $1 млн, но тот отказался и предложил решить спор в арбитраже.

Тогда Антон Вахонин, говорится в материалах дела, в сговоре с пока еще неустановленными лицами, подготовил и уже начал осуществлять крупную аферу с целью завладения долей партнера в их офисном помещении и квартирой в центре Москвы, принадлежащей семье Александра Шеварова. По рыночной оценке, стоимость этой недвижимости превышает $2 млн.

Как установило следствие, 15 июля этого года Антон Вахонин подал в Мещанский суд исковое заявление о взыскании с Александра Шеварова якобы данных ему в долг под расписку 47,5 млн руб. Согласно расписке, в случае невозврата денег заемщик должен был передать в собственность кредитора свое недвижимое имущество. В тот же день судья Алексей Городилов без уведомления ответчика принял иск к производству и тут же наложил арест на имущество Александра Шеварова.

Последний так и не получил из суда официального уведомления о том, что стал ответчиком по делу о многомиллионном иске. О предстоящем судебном процессе и аресте, наложенном на его имущество, Александр Шеваров узнал случайно, обратившись за понадобившейся ему для бизнеса справкой о своей недвижимости в московское управление Росреестра. После этого господин Шеваров сразу заявил о случившемся в полицию.

Проведенное по запросу следователя исследование копии расписки, приложенной к исковому судебному заявлению Антона Вахонина, установило, что подпись Александра Шеварова была подделана. После этого и было принято решение о возбуждении уголовного дела.

Стоит напомнить, что братья Илья и Антон Вахонины получили скандальную известность в связи с их участием в изуверском групповом изнасиловании московской 18-летней студентки Алины Волобуевой (расследование этого преступления широко освещалось в СМИ). Как было установлено судом, Антон Вахонин, его брат Илья, занимавший в тот момент пост начальника инспекции Счетной палаты РФ по контролю за использованием федеральной собственности, и их друг, помощник депутата Госдумы РФ Владислав Герасимович, 12 июня 2007 года обманом заманили девушку в съемную квартиру, где затем несколько часов ее жестоко насиловали и избивали. После этого молодые люди предложили своей жертве $1 тыс., а когда она отказалась от денег, они выбросили ее на лестничную площадку. При этом насильники заявили жертве, что за защитой в милицию обращаться бесполезно, так как они якобы пользуются иммунитетом как депутаты Госдумы (в качестве доказательства Антон Вахонин показал свое думское удостоверение), а ее в этом случае убьют.

Как рассказывал, следствие столкнулось с активным противодействием высокопоставленных друзей и знакомых насильников. Так, уже в суде было установлено, что в первый раз насильников задержали сразу после совершения преступления, но тут же отпустили. Согласно показаниям, данным в суде бывшим следователем прокуратуры Сергеем Костыревым, письменное указание отпустить насильников и прекратить расследование дал один из ныне уволенных заместителей прокурора Москвы.

Ситуация изменилась только в сентябре 2007 года, когда о совершенном преступлении написали популярные газеты. Расследование было возобновлено, но задержать удалось только Антона Вахонина. Его брат Илья и Владислав Герасимович оказались за решеткой только спустя три года. Столь длительное время скрываться насильникам помогали их связи. Например, Владислав Герасимович во время задержания предъявил удостоверение помощника депутата Госдумы Роберта Шлегеля, выданное ему на фамилию Тюленев. На следствии выяснилось, что удостоверение настоящее. Не отрицал этого и сам депутат Шлегель. "Меня подставили, втянули в очень неприятную историю,— пояснил депутат после задержания Герасимовича.— Если бы я знал, что Тюленев на самом деле не Тюленев, я бы не дал разрешения на выдачу этого удостоверения".

В результате суд приговорил Илью Вахонина к 11 годам заключения, его брата Антона — к 8,5 года, а Владислав Герасимович, давший показания на братьев, получил 4,5 года колонии. По данным, двое последних уже на свободе. Правда, Антон Вахонин может вскоре вернуться за решетку за совершение уже нового преступления.