Власть
05.09.2013

Ковальчук обогатил бедного Сечина на 2 миллиарда

Ковальчук обогатил бедного Сечина на 2 миллиарда
  • Игорь Сечин занял у Ковальчука сумму, в несколько раз превышающую его годовой доход. Фото «Ведомости»
Личное имущество экс-чиновника подарено ему газовым банкиром из кооператива «Озеро»
Скупка активов “Роснефти” приобретает все более масштабный характер. После того, как на днях пятнадцать менеджеров компании во главе с Сечиным в течение нескольких дней купили акций компании на 3,1 млрд руб, приближенные к руководителю компании люди также бросились скупать акции пока есть такая возможность. А так как в декларациях у этих людей указывались доходы на много меньшие от тех сумм, которые сегодня вкладываются в дерибан «Роснефти», покупателям пришлось выдавать потраченные миллиарды за кредиты, взятые в банках.

Так, долгое время осталось загадкой, какой банк профинансировал покупку Игорем Сечиным акций «Ровснефти» почти на два миллиарда рублей. Сегодня же это уже перестало быть тайной: «Ведомости» выяснили, что менеджеров госкомпании кредитовал Газпромбанк. Это подтвердили источники, близкие к «Роснефти» и банку. Один из них уточнил, что средства выдавались под залог акций госкомпании, возможность получить кредит была у всех менеджеров, но кто именно ею воспользовался, не сказал. «Роснефть» сообщала лишь о кредите Сечина. В то же время стало известно, что увеличили свое присутствие в уставном капитале следующие менеджеры компании: Лариса Каланда — до 0,0194%, Юрий Калинин — до 0,0015%, Дидье Касимиро — до 0,0031%, Петр Лазарев — до 0,0038%, Игорь Павлов — до 0,0025%, Андрей Вотинов — до 0,0019%, Игорь Майданник — до 0,0035%.


Стоит отметить, что «Газпромбанк» - структура специфическая даже для российского финансового сектора. Банк, несмотря на свое название, контролируется частным лицом – соседом Владимира Путина по дачному кооперативу «Озеро» Юрием Ковальчуком. «Газфонд» и другие его структуры управляют более 50% акций банка. Доля «Газпрома» и Внешэкономбанка в «ГПБ» не превышает 46%, что позволяет кредитному бизнесу Ковальчука существовать за счет государства, но не дает Российской Федерации право контроля над этим бизнесом.

Как известно, больше других на покупку бумаг своей компании потратил Сечин: он сначала купил 0,0075%, а затем довел долю до 0,0849%, купив акций почти на 2 млрд руб. Остальные могли потратить на покупку акций примерно 835 млн руб. Компания сообщала, что значительная часть менеджеров покупала акции в том числе на заемные средства «в рамках программы вознаграждения». Представитель компании говорил, что менеджмент «Роснефти» традиционно конвертирует в акции свои бонусы — такую рекомендацию он получил от совета директоров еще в 2010 г.

Условия кредитов для топ-менеджеров компании — это личные договоренности, отметил пресс-секретарь Сечина Владимир Тюлин: «Но такой вариант — кредит под залог акций — существует на рынке. Многие топ-менеджеры, которые стали акционерами, естественно, воспользовались им». Тюлин заверил, что каждый из них был вправе определиться самостоятельно.

«Мы не комментируем информацию по предполагаемым или реальным клиентским сделкам, но можем подтвердить, что среди продуктов, предлагаемых банком клиентам, есть кредиты на приобретение акций, которые предоставляются в основном под залог самих приобретаемых акций, и не только», — говорит первый вице-президент Газпромбанка Екатерина Трофимова.

Впрочем, такой продукт есть далеко не у всех банков. «Финансирование покупки ценных бумаг — это высокорисковые кредиты, которые мы не даем», — говорит директор департамента финансовых и розничных рисков Промсвязьбанка Александр Васютович.

Нет подобных программ и в Сбербанке, уточнили в его пресс-службе. Впрочем, «теоретически кредит под залог акций возможен, в особенности если есть объявленная дивидендная доходность, позволяющая его обслуживать», сказал источник в руководстве госбанка.

«Такой схемы — кредитование физических лиц под залог ценных бумаг — в принципе не существует на рынке», — утверждает топ-менеджер крупного банка. Это единичные сделки, допускает он, и доступны они очень ограниченному кругу лиц и всегда заключаются на специальных условиях и для банкиров могут закончиться по-разному: либо очень удачно, либо проблемами со статусными заемщиками.

Это решение (коллективная покупка акций руководством «Роснефти») продиктовано явно не экономической целесообразностью, к тому же компания указывала, что таким образом может быть продолжена опционная программа, замечает портфельный управляющий Allianz Investments Олег Попов: «Покупать акции “Роснефти” я бы сейчас не стал, потому что не нравится стратегия компании увеличивать добычу максимально возможными темпами, невзирая на издержки. Если сравнивать их с аналогичными компаниями, например “Газпромом”, — их зависимость от государственных интересов сопоставима, однако “Газпром” сейчас оценен гораздо дешевле, потому и покупать его выгоднее».