Власть
20.06.2013

Крендель с вентилем и прессой

Крендель с вентилем и прессой
  • "Вечерние Вести"

    "Вундеркинду" Сергею Курченко (на фото) Янукович и Путин дадут порулить вентилем "Газпрома". Фото korrespondent.net
"Кошелек" семьи Януковича - 27-летний Сергей Курченко - заполучил крупный медиахолдинг с украинским Forbes и монополию на нефть. Кроме того он поучаствует в распиле ГТС Путиным и Януковичем
Слухи о том, что Янукович договорился с Путиным в вопросе раздела ГТС, взорвали информационное пространство. Злые языки утверждают: украинский президент, дескать, согласился создать двусторонний консорциум по управлению «трубой» на условиях Кремля. 

Договоренности предусматривают, что акции в консорциуме будут разделены между российской и украинской стороной в соотношении 50 на 50. При этом «Газпром» получит некий статус «ключевого» участника консорциума. И этот статус должен быть закреплен на законодательном уровне украинским парламентом. Только после этого Россия якобы пообещала снизить цену на газ. Предположительно до $230–280.

По сути, если принять озвученную информацию на веру, два президента сыграли первый акт так называемого белорусского сценария сдачи «трубы», когда формально все равны, а реально есть «самый равный» в лице «Газпрома». Во втором акте, в случае с Беларусью, право собственности на ГТС полностью перешло к «Газпрому». Изначально оговоренные низкие цены российского газа для Минска постепенно выросли, продолжают свой рост по сей день и будут расти далее. Хотя бы по той причине, что внутренние цены на топливо в России в обозримом будущем планируется вывести на мировой уровень. Следовательно, и Беларусь не станет исключением.

Второй волной в СМИ покатилась информация о том, что Россия согласна передать контроль за внутренними распределительными газопроводами Украины Восточно-Европейской топливно-энергетической компании (ВЕТЭК), которую формально возглавляет «молодое дарование» Сергей Курченко — член Семьи.

[Forbes, 13.06.2013, "Окружение Курченко будет торговать государственной нефтью": Конкурс по отбору биржи, которая в 2013 году будет продавать с аукционов нефть, конденсат и сжиженный газ государственных компаний, выиграла Первая независимая биржа.

Первая независимая биржа принадлежит двум ООО "Энергорынок" и "ГазУкраина-2020" [формальный владелец Аркадий 
Кашкин, компания входит в группу "ГазУкраина-2009" - Руспрес]. Последнюю компанию связывают с харьковским бизнесменом Сергеем Курченко. [...]

«Первая независимая биржа» была основана в октябре 2010 года. Весной 2011 года биржа подписала с государственной компанией «Укргаздобыча» договор на проведение аукционов по продаже энергоресурсов.

В октябре 2011 года правительство постановлением №1064 установило, что биржевая площадка для продажи украинской нефти, газоконденсата и сжиженного газа будет выбираться на конкурсных условиях. Согласно правительственному постановлению, продавать нефть только через биржевые аукционы должны компании, контрольные пакеты которых принадлежат государству, или работающие с госкомпаниями на условиях совместной деятельности.]


Таким образом, речь идет о дерибане ГТС между Путиным и Януковичем. Правда, возникает «маленькая проблемка»: значительную часть распределительных сетей в Украине уже контролирует Дмитрий Фирташ, а потому попытка реприватизации может спровоцировать олигархическую войну, если, конечно, она уже не началась. 

Все это происходит на фоне скандала вокруг законопроекта о приватизации ГТС. Напомним, что 26 апреля 2013 года на рассмотрение парламента был внесен документ, разрешающий приватизацию «Нафтогазу» и его дочерних структур, включая «Укртрансгаз», которому, собственно, и принадлежит ГТС. 

А недавно министр энергетики Эдуард Ставицкий, считающийся ставленником Семьи, выдал скандальное заявление: «Я думаю, что можно продать более половины газотранспортной системы, если это будет выгодно государству. В ЕС есть страны, где государству принадлежит менее 50% акций ГТС, и это не создает проблем». 

Таким образом, заявление Ставицкого косвенно подтвердило: кое-кто из «семейных» не прочь «распилить трубу» на двоих. [...] 

****

Все в Семью: Курченко купил медиахолдинг с крупнейшими украинскими СМИ

Владимир Федорин уходит с должности главреда Forbes и считает что продажа журнала Курченко - попытка заткнуть рот журналистам перед выборами 

[
Forbes, 20.06.2013, "Курченко покупает медиахолдинг UMH group"Владелец группы компаний ВЕТЭК Сергей Курченко договорился о покупке UMH group (издатель Forbes Украина), входящего в тройку крупнейших медиахолдингов страны. [...]

В Украине UMH group управляет портфелем из более 50 брендов с лидирующими позициями на рынках интернета, радио и прессы. В России входит в десятку крупнейших игроков издательского рынка. По оценке «РБК.Рейтинги», входит в топ-15 крупнейших медиакомпаний на территории постсоветского пространства. С мая 2008 года GDR компании котируются на Франкфуртской фондовой бирже. В 42 офисах компании в России и Украине работает около 4000 сотрудников.

В портфель компании входят такие бренды, как Forbes, Vogue, Корреспондент, Фокус, Теленеделя, i.ua, bigmir.net, football.ua, Ретро FM, Наше радио, Europa Plus, Авторадио, Аргументы и Факты, Комсомольская правда и другие.]

В распоряжении Forbes оказалось заявление главного редактора Владимира Федорина:

"Я считаю продажу Forbes Украина (входит в UMH group – ред) концом проекта в его нынешнем виде. Я убежден, что покупатель преследует одну из трех целей (или все три сразу):

1) заткнуть журналистам рот перед президентскими выборами,

2) обелить собственную репутацию,

3) использовать издание для решения вопросов, не имеющих ничего общего с медиа-бизнесом.
Как и все, я могу ошибаться, но ничего из того, что я знаю из публичных и непубличных источников, не позволяет мне иным образом интерпретировать происходящее.

Мой контракт главного редактора истекает 1 декабря 2013 года. Я ухожу с этой должности 1 октября.
Выражаю благодарность Борису Ложкину и Надежде Шаломовой [собственник УМХ и его жена, выступавшая как менеджер отдельных проектов холдинга - Руспрес] за самое увлекательное приключение в моей жизни."

[Сетевой дневник Сергея Сидоренко, 21.06.2013,  "В чем логика заявлений главреда Форбс?":

Сергей Сидоренко:

- Чем Форбс в своем нынешнем виде так опасен для простого парня Курченко или его реальных кукловодов? Или я все пропустил и тот же Корреспондент в полном составе уже тоже подал отставку?

Не, ну я канешна понимаю, что с приходом Курченко надо напрячься всем, и я бы, если б работал в УМХ, тоже напрягся. Но эта слишком скорая реакция Владимира Федорина внушает в меня почти уверенность, что там есть и иные причины. Или даже в первую очередь иные.

Сергей Головнев:

- [...] 
У главреда Forbes есть условия контракта, которые нужно соблюдать. Отсчитай 3 месяца и все станет ясно. 3. Это не лебединая песня главреда, это лебединая песня многих людей из Forbes]

[Руспрес: В конце мая украинский Forbes разместил на сайте материал Головнева о тендерах на железнодорожном госпредприятии "Укрзалізниця". В нем, в частности, говорилось (со ссылкой на данные «Вестника госзакупок») что старший сын президента  Александр Янукович контролирует компании, которые выиграли в 2013 году треть всех тендеров монополиста железнодорожных перевозок на Украине. («Первая топливная компания», «Левада-Палас», «Автономные источники тока», «Евроинвестстрой» и «Консалтинг кэпитал».) 

Через некоторое время доступ к этой публикации на сайте «Forbes.ua» стал невозможен. Хотя сам материал можно было найти в кэше поисковика Google.

Позже появился отредактированный материал, из которого убрали информацию о том, что Александр Янукович связан с выигрышными тендерами на «Укрзализнице».

Как объяснил в социальной сети главный редактор украинской версии «Forbes» Владимир Федорин, материал снял он лично, из-за того, что тот был недоделан.]

1. Достигнута договоренность о продаже 98% акций UMH. Покупатель – компания, входящая в группу ВЕТЭК Сергея Курченко. Активная фаза переговоров между UMH и ВЕТЭК длилась около месяца.

2. Продаются все компании, входящие в UMH. СКМ Рината Ахметова пока не продала свою долю в United Online Ventures, одним из акционеров которой также является UMH. «Окончательной ясности по этому вопросу еще нет», – сказал Ложкин. Свои доли в UMH и проектах согласились продать (в первоначальной версии – «продали») почти все партнеры Ложкина, среди которых Геннадий Боголюбов, российские предприниматели Леонид Макарон и Вадим Горянинов.

3. Сумма сделки не разглашается. «Могу только сказать, что мое представление об оценке компании (в интервью «Коммерсанту» в апреле этого года Ложкин оценил UMH в $450-500 млн. – Forbes), оказалась достаточно близким к тому, какой была сумма сделки», – отметил он.

Финансовые показатели за 2012 год компания не раскрывает, ссылаясь на незавершенность аудита. В неофициальной беседе один из топ-менеджеров UMH рассказал, что EBITDA за прошлый год – около $30 млн, выручка – около (в первоначальной версии – «более») $160 млн.

Окончательная сумма сделки зависит от финансовых показателей UMH за 2013 год и результатов аудита.

4. Около половины от суммы сделки акционеры UMH уже получили (в первоначальной версии – «получают немедленно»). Оставшиеся выплаты реструктурированы до марта 2014 года. «До этого времени все акции UMH принадлежат прежним акционерам и находятся на эскроу-счете британской юридической компании», – сказал Борис Ложкин.

5. До марта 2014 года операционный контроль над UMH остается за нынешним менеджментом. «Все ключевые менеджеры продолжат работать до завершения сделки», – сказал Ложкин.
Согласно условиям сделки, Борис Ложкин не сможет в течение какого-то времени создавать бизнес, прямо конкурирующий с компаниями, входящими в UMH. Срок ограничения стороны не раскрывают.

6. Продолжат выходить СМИ, издаваемые по лицензии – Forbes, Vogue, «Комсомольская Правда», «Аргументы и Факты», «За рулем» и другие. «Со всеми лицензорами, кроме Vogue, достигнута договоренность. С Vogue не успели из-за очень быстрого хода переговоров», – объяснил Ложкин.

7. «Сергей Курченко на переговорах декларировал готовность вложить $100 млн в развитие компании в течение трех лет. С точки зрения интересов компании UMH, приход нового собственника с большим аппетитом к инвестициям является выгодным», – сказал Ложкин.]

ИсточникForbes, 20.06.2013


****

Золотой парень. Интервью с 27-летним бизнесменом-мультимиллионером Сергеем Курченко

Харьковский бизнесмен и владелец ФК Металлист Сергей Курченко в интервью Виталию Сычу и Александру Пасховеру в № 20 журнала Корреспондент от 24 мая 2013 года — о том, как за несколько лет превратить $ 200 тыс. в $ 300 млн. Cвоим существованием Сергей Курченко ошарашил страну в декабре прошлого года, когда в возрасте 27 лет купил футбольный клуб Металлист (Харьков) у миллиардера Александра Ярославского.


Тогда в прессе звучала цифра $ 300 млн, а Ярославский всячески давал понять, что расстался со своим детищем не по доброй воле, намекая на давление местных властей.


Журналисты с трудом собрали скудную информацию о Курченко, которая сводилась к следующему: молодой человек из Харькова закупает нефть и газ за рубежом в крупных размерах, каким-то образом сбывая это все в Украине. Найти же его фотографию не удавалось практически никому.


Его история не могла объяснить, как молодой неизвестный предприниматель, пусть и талантливый, так быстро разбогател в стране, где в последние годы успешно вести бизнес удается преимущественно предпринимателям, связанным с властью. К Курченко быстро прилип образ человека, являющегося фасадом могущественных людей во власти, а сам он превратился в мифического персонажа, который стоит чуть ли не за каждой второй сделкой в стране.


В феврале Курченко объявил о создании Восточноевропейской топливно-энергетической компании (ВЕТЭК), холдинга, который, по задумке, должен был объединить все активы молодого бизнесмена, и огромные приобретения посыпались как из рога изобилия. Через неделю ВЕТЭК купил Одесский нефтеперерабатывающий завод (НПЗ), а еще через несколько недель — сеть газовых заправок в Германии Sparschwein, которая торгует топливом на 170 АЗС.


Немецкая сеть добавилась к 180 заправкам холдинга, торгующим газом и нефтепродуктами в Украине. Сама группа сейчас оценивает свою долю на рынке нефтепродуктов и сжиженного газа в 10-20 %, а на рынке трейдеров природного газа — в 10-30%. В течение пяти лет ВЕТЭК планирует занять пятую долю рынка розницы Украины, то есть АЗС.


Помочь Курченко загрузить такое количество заправок дизтопливом и бензином призван и Лисичанский НПЗ, ныне принадлежащий российской ТНК, за который бизнесмен поборется в ближайшем будущем.

На спортивном фронте харьковчанин собирается выкупить у города госдолю в стадионе Металлист и построить баскетбольную арену в Харькове в качестве генерального инвестора чемпионата Европы по баскетболу — 2015, который пройдет в шести украинских городах. С таким размахом деятельности Курченко больше не мог уклоняться от общения с журналистами.


Первую в своей жизни встречу с прессой Курченко назначил на воскресенье в собственном офисе в Арене-Сити, в самом центре столицы. Затем попросил перенести встречу на два часа, опоздав и на нее: провожал казахстанских партнеров в аэропорт, извинился он. Во время дебютного интервью Курченко немного нервничал, шутил и громко смеялся. Все, что предприниматель рассказывал о своем трудовом пути, напоминало сказку об американской мечте: много работал, мало отдыхал, чуть везения, гора талантов — и за четыре года $ 200 тыс. превращаются в бизнес с оборотом $ 300 млн.


Все в этой бизнес-истории безукоризненно. Кроме одного — дело было в Украине. После беседы Курченко вновь отправился в аэропорт, чтобы попасть на матч своей команды в Харьков. Через несколько часов выяснилось, что эта игра стала знаковой для молодого бизнесмена. Металлист обыграл днепропетровский Днепр со счетом 2:1, впервые в своей истории добыв путевку в квалификационный раунд Лиги чемпионов, вытеснив оттуда завсегдатая турнира киевское Динамо.


- Как вам удалось к 27 годам стать мультимиллионером, скопить капитал, позволивший за очень короткое время совершить головокружительные приобретения - Одесский нефтеперерабатывающий завод, ФК Металлист, сеть заправок в Украине и за ее пределами?


— Я знаю как минимум пять-шесть человек в России и Украине, у которых в этом возрасте было столько же, а может быть, и больше: [Михаил] Прохоров, [Роман] Абрамович, [Петр] Порошенко, [Константин] Жеваго. Как это получилось у меня? Я начал работать курьером в 15 лет в компании Экспогаз. Компания занималась газом, сетью заправок, установкой газового оборудования. С 16 до 20 лет я был менеджером по продажам. То есть 11 лет правильно, активно, системно занимался работой. Потом придумал заниматься оптом, до этого в Экспогазе такого направления не было. Затем я стал замдиректора, который курировал розницу и оптовые продажи.


- Свой первый капитал вы заработали в возрасте 20 лет на рынке недвижимости. Феноменально. Расскажите, что это были за проекты и сколько вы на них заработали?


— Это были годы, когда недвижимость за год росла [в цене] на 200-300 %. Банки кредитовали всех. Тогда обычный заемщик, как я, мог брать кредиты даже под 7-8 %. Это способствовало росту цен на недвижимость, потому что все стали брать кредиты. Харьков был такой город, в котором, с одной стороны, недорогая недвижимость, с другой — довольно высокий уровень жизни. Земля была недооценена.


В Киеве это было невозможно. Киев был более продвинутым, и здесь понимали реальную стоимость недвижимости и земли. Начав торговать нефтепродуктами, я понял что обороты, которые есть в Экспогазе, и то, что мы делаем, я могу делать и сам. Я хорошо расстался с хозяином Экспогаза Игорем Гуменным. Года четыре назад я купил эту компанию за очень небольшую сумму.


Торговал оптом сжиженным газом и нефтепродуктами. Рынок сжиженного газа — он не такой уж и большой, в месяц 60 тыс. т. В деньгах это $ 60 млн. В те времена я продавал 5 тыс. т — это в обороте $ 5 млн. Заработанное вкладывал в оборотку нефтепродуктов. Плюс выстраивал отношения с банками, и тогда мне было понятно, что возможность привлекать деньги — это существенный инструмент для заработка.


- С какой суммой вы вошли в эту историю с недвижимостью и с каким капиталом вышли из нее?


— Вошел с небольшой суммой. Что касается выхода — трудно сказать. Бизнес-процессы шли параллельно. То, что я мог вытягивать из недвижимости, я вкладывал в нефтепродукты.


- Ну, например, вы вошли в 2004 году в недвижимость с $ 2 млн?


— Не с $ 2 млн, а с $ 200 тыс., заработанными в Экспогазе и частично взятыми в кредит.


- И с какой суммой вы пришли к 2008 году?


— Оборот продаж нефтепродуктов — 20 тыс. т в месяц, в деньгах — $ 20 млн. По ходу возникли разные дополнительные бизнесы — биржи, логистические компании и т. д.


- Иными словами, в 2008-м годовой оборот вашего бизнеса достигал приблизительно $ 300 млн?


— Но вы учтите, что это оборот. У трейдера доходность занимает около 3 % от оборота. Соответственно, годовая доходность — около $ 9-10 млн. Украина нефтепродуктов практически не производит, особенно в последние три года. Есть только одна система, которая производит, — это Укрнафта Игоря Коломойского, которая добывает 200 тыс. т, перерабатывает их и через свои 1,5 тыс. заправок продает. Все! Остальное — это импорт.


Возможно, залог успеха еще и в том, что все 11 лет я занимался одним направлением. Я мало таких бизнесменов знаю. Тот же Коломойский очень разнонаправленный бизнес ведет. Если бы он развивал только ПриватБанк или только нефтяной бизнес, вероятно, был бы сейчас не менее успешным, чем он есть. Второе — я понимаю, что компаний в Украине, которые могут привлекать дешевые деньги, не так и много. А если могут, то под 25% годовых. А чем же нужно заниматься, чтобы зарабатывать 25% на покрытие кредита, еще 10% — на текущие расходы и еще хотя бы 5% прибыли? Это какой же бизнес может давать 50% прибыли? Например, ВЕТЭК кредитуется в России под ставку 10%, в Европе — 7%.


- У вас своя сеть в Украине и Германии. Кстати, под каким брендом торгуете?


— В Украине? В течение трех-четырех месяцев мы все их объединим под брендом ВЕТЭК, у них будет один фирменный стиль.


- Я прочел справочную информацию о вашей компании и понял, что у вас есть довольно много заправок по продаже нефтепродуктов и сжиженного газа. Но я не понял, где все эти годы вы брали газ и нефтепродукты.


— Все эти годы мы оптом торговали газом, который закупали в России, Казахстане, Беларуси, Литве, у Кременчуга (Кременчугский НПЗ), перед закрытием ТНК-ВР мы покупали, наверное, 40 % того, что производил Лисичанский завод.


- Сегодня вы контролируете практически 70 % внутреннего рынка сжиженного газа.


— Это далеко не так. Нашим конкурентам выгодно преувеличивать. Их пиарщики и юристы придумывают, что у нас большая доля рынка, мы недоплачиваем налоги, и начинают об этом писать.


- А это не так?


— Это и близко не так. По сравнению с нашими конкурентами мы самые законопослушные.


- Вы недавно купили Одесский НПЗ, сделали шаг к построению цепочки. Кстати, за сколько купили, если не секрет?


— Это не просто секрет — неразглашение прописано в договоре с Лукойлом. Вы хотите, чтобы они нас оштрафовали за то, что мы вам рассказали?


- В прессе была озвучена цифра $ 300 млн.


— Это неправда. Лукойл — одна из двух крупнейших нефтеперерабатывающих компаний в России, но они остановили завод из-за нерентабельности. Сколько, по вашему мнению, должен стоить актив, который генерирует убытки и даже стоячий приносит минимум $ 3 млн убытка в год?


- Главная проблема Лукойла — неспособность этот НПЗ загрузить нефтью.


— Лукойл добывает 90 млн т нефти в год, а Одесский НПЗ способен перерабатывать 3 млн т. Но рынок Украины сформировался таким образом, что импортные нефтепродукты завозить выгоднее.


Зачем вам НПЗ на рынке, где завозить нефтепродукты выгоднее, чем их производить?


— Конъюнктура рынка постоянно меняется. Например, Лукойл и ТНК — у них два завода [в Украине], они пять лет работали здесь. Они большие, и у них 95% прибыли — от добычи нефти. Себестоимость 1 т — $ 200, на рынке она стоит $ 800. Крупный и мелкий опт нефтепродуктов — там заработки $ 10-15 на 1 т. Им ловить эти $ 10-15 нет экономической целесообразности.


- Вы думаете, что сможете конкурировать с литовским, белорусским бензином?


— Можем, в первую очередь, с эффективностью продаж. И с заметным отрывом. В ближайшее время мы утвердим наши планы и будем смотреть, что модернизировать.


- Каков полный список ваших профильных и непрофильных активов? Во сколько вы оцениваете свой бизнес?


— Во сколько можно оценивать Одесский завод, который вчера был убыточным? Во сколько можно оценивать футбольный клуб Металлист, приносящий в год минимум минус $ 70 млн, который вырастет раза в полтора, когда мы выйдем в Лигу чемпионов? Тот же клуб Металлист — вероятно, можно его продать за $ 300 млн, а возможно, придется кому-то доплатить $ 150 млн, чтобы его взяли.


- Второй вариант маловероятен.


— Очень вероятен. Вы хотите купить?


- Если вы доплачиваете $ 150 млн за Металлист, это интересное предложение. Пожалуй, заберем.


— (Смеется.) Я не вывожу деньги из бизнеса, я их все инвестирую. В Украине рынки растут. Поэтому все, что я зарабатываю, я инвестирую в Украину. Одесский завод, ФК Металлист, баскетбол в Харькове, сегодня они, может быть, ничего не стоят, но я уверен, что они будут стоить в будущем.


- Вести в Украине бизнес в особо крупных размерах без покровительства властных структур невозможно. Такова действительность.


— А вы согласны с тем, что следствием таких взаимоотношений олигархов и власти, как правило, бывают какие-то активы, и на них что-то зарабатывается. У нас появилось два актива — Металлист и Одесский завод. Один я купил у [Александра] Ярославского, колоссально убыточный проект, и второй я купил у Лукойла — на вчера убыточный проект. И то и другое купил без помощи власти. Назовите мои активы, которые давали бы мне возможность зарабатывать деньги?


- Прокомментируйте информацию СМИ, что во многом ваш успех определен близкими отношениями с Артемом Пшонкой, сыном генерального прокурора, а также с ближайшим окружением Президента Украины — первым вице-премьером Сергеем Арбузовым, министром доходов и сборов Александром Клименко. Вы знакомы с этими людьми? Как связь с ними защищает ваш бизнес?


— Ни с одним из тех людей, кого вы назвали, у меня нет необходимости общаться. Их должности и их положения не предполагают никакого соприкосновения с моим бизнесом.


- Это в Швеции бизнесмену не нужно общаться с прокурорами и налоговыми начальниками.


— Это сказки, что нас как-то поддерживают или помогают власти. Если бы у нас была возможность общаться с этими людьми и тем более использовать какие-то преференции от власти, мы бы шли принципиально иным путем. Посмотрите, процентов 80 из того, что мы продаем, — оно не из Украины. И экономика в основном делается на эффективной закупке, а не на эффективной продаже.


- То есть вы крупнейший украинский бизнесмен, обладающий двумя убыточными активами, и все?


— Но у нас есть очень неубыточный трейдинг в Украине, в мире, в Европе.


- В последние годы очень многие предприниматели жалуются на бизнес-климат в стране. Как вам бизнес-среда, как здесь работается?


— Как и в любой стране, в Украине есть плюсы и минусы для бизнеса. Плюсы в моем понимании — это то, что в последние три года условия работы стабильные.


- Но многие жалуются, что они стабильно плохие.


— В моем понимании плюсов больше, чем минусов. Мы модернизируем Одесский НПЗ, запускаем его, еще ведем переговоры по Лисичанскому НПЗ. Надеемся прийти к какой-то договоренности с Роснефтью. Я общаюсь с огромным количеством российских, белорусских, казахстанских, европейских нефтяных компаний. Никакого страха у них в части захода в Украину нет.


- Смотря какой это страх. Например, страх импортеров перед вечной угрозой по несколько месяцев сидеть на таможне или платить крупную мзду. Условия на рынке для всех разные. С вас требуют на таможне взятки? Вы платите их при ввозе топлива в Украину?


— Мы завозим нефтепродукты уже восемь-девять лет, у нас нет в этом необходимости.


- А у других она есть.


— Я предполагаю, что массовых взяток, того, о чем вам рассказывают, нет. Какие-то субъекты хотят что-то сэкономить, завести не то качество, поменять код, указать не то количество и т. д. И в этом случае таможня предъявляет какие-то требования. Они [импортеры] предлагают эту проблему “решить”. Таможня отказывается, и те говорят, что у них вымогают деньги.


- Меняем тему. Вы уже рассчитались с Ярославским за Металлист? Во сколько вам обошелся клуб?


— У нас была рассрочка, и 15 мая мы полностью выполнили свои обязательства. В договоре есть пункт о конфиденциальности, но я вас уверяю, что сумма, которую он получил, более чем справедливая. С точки зрения бизнеса он сделкой более чем доволен.


- Вы пообещали чуть ли не удвоить бюджет Металлиста, поставив перед клубом задачу в ближайшие годы выиграть золото чемпионата Украины.


— Хоть бы он не утроился! (Смеется.) Мы уже купили пять футболистов, всем подняли систему мотивации, подняли премии за игру и уже подписали с властью договор, что мы покупаем стадион Металлист за $ 70 млн. В этом сезоне мы практически взяли второе место в национальном первенстве, в следующем сезоне хотим подняться выше. Но как только закончим этот сезон, через три-четыре недели подробнее расскажем, какие у нас ближайшие цели.


- Вы в Харькове нечасто бываете, даже в Киеве редко, больше в Европе. Где, в каком городе обитаете?


— Часто бываю в Женеве, в Цюрихе, поскольку там много нефтетрейдеров. Часто бываю в Москве.


- Какой город называете своим местом жительства?


— Киев.


- Вы долго занимались карате, тайским боксом. И лично нанимаете охранников. Вы их в спарринг приглашаете?


— Охранников, которые будут работать со мной, на собеседование я приглашаю. Потому что очень важно иметь эмоциональный контакт. Я общаюсь с каждым 15 минут, но спарринги — это ерунда.


Виталий Сыч

Александр Пасховер

Источникkorrespondent.net,  27.05.2013