Власть
14.10.2012

Двуглавые правоохранители

Двуглавые правоохранители
Условно бескорыстное желание любой ценой отмазать от уголовной ответственности хозяев ЗАО «Строительный трест» вызывает у питерских чиновников и правоохранителей раздвоение личности, переходящим в тяжелую шизофрению
Спасайте ваши денежки!

Обитатели дома №15/2 на Коломяжском проспекте, продолжают многолетнюю борьбу за свои права с совладельцами ЗАО «Строительный трест» Евгением Резвовым и Бесланом Берсировым. Недавно они отправили президенту России Владимиру Путину, премьер-министру Дмитрию Медведеву, руководителю Следственного Комитета Александру Бастрыкину заявления о преступлениях, совершенных при строительстве и вводе в эксплуатацию их многострадального жилища. В этих заявлениях сообщается о должностных преступлениях чиновников питерского Стройнадзора и о захвате общедолевого имущества, в виде открытой автостоянки временного хранения автотранспорта. Мошеннически присвоив её, Резвов и Берсиров, распродали все 98 парковочных мест, для чего не погнушались подделать градостроительный план, а городские чиновники, закрыв на это глаза, незаконно выдали разрешительные документы, которые и позволили Резвову с Берсировым оформить присвоенное общедолевое имущество как самостоятельный частный объект недвижимости.

Очередным шагом, официально подтверждающим правоту жильцов, стали судебные акты Тринадцатого апелляционного арбитражного суда по делу А56-1073/2012. В своем постановлении от 18 июля 2012г., суд установил, что «для объектов I и II очереди строительства (секции А,Б,В,Г,Н,П), как для жилых, так и для нежилых помещений места для временного и постоянного хранения автотранспорта, места для гостевых парковок не предусмотрены». Подробно разобравшись в терминологии, суд констатировал, с учетом Определения от 24 сентября 2012г., что «для секций Д,Е,Ж,И,К,Л с учетом корректировок проектной документации предусмотрены места для временного хранения автотранспорта в количестве 98 машино-мест, гостевые парковки в количестве 4, 5 и 12 машино-мест», а для нежилых помещений III очереди, площадью 7076,7 кв.м. парковочные места вообще не предусмотрены.

Опираясь на это решение, обворованные жильцы могут требовать незамедлительного демонтажа, шлагбаумов преграждающих путь на открытую автостоянку, предназначенную для временного хранения автотранспорта всех жильцов дома, и обеспечении для всех беспрепятственного доступа к ней.

А вот ранее купившим общедолевое имущество, следует помнить, что с точки зрения закона продажа гостевых парковок и мест для временного хранения, является мошенничеством, со всеми вытекающими уголовными последствиями, вплоть до конфискации имущества у лиц, купивших его у мошенников. Теперь, незадачливым приобретателям машино-мест, необходимо срочно бежать к Резвову с Берсировым, и требовать возврата уплаченных денег. Ведь цена вопроса не малая – некоторые платили по 1,25 млн. рублей за место. Но их беда в том, что по официальным бухгалтерским документам «Сроительного треста» многие места были проданы в четыре раза меньше фактической оплаты. Естественно, что неучтённые сотни тысяч рублей с каждого парковочного места, проведенные мимо кассы и спрятанные в свое время Резвовым и Берсировым от налогообложения, не будут возвращены простофилям, так удачно облапошенным руководителями ЗАО «Строительный трест», но возможно хотя бы официально заплаченные рубли вернуть удастся.

Суды, на которые плевали 

В традиционном обществе наказание за преступление часто осуществляется путем самосуда. Например, в рассказе Куприна «Конокрады» одному похитителю лошадей отрезали по четыре пальца на каждой руке, а второго забили насмерть. Однако в странах более цивилизованных защита граждан от преступлений является прерогативой государства.

Одним из таких государственных правоохранительных органов является, как известно, Следственный комитет РФ, в своё время специально выделенный из состава прокуратуры. Исполняющий обязанности руководителя управления процессуального контроля Главного следственного управления по Санкт-Петербургу гражданин Мурзаев, в письме №115-1423-11 от 30 августа, сообщает, что «обращения, поступившие в Главное следственное управление, о незаконных действиях руководства ЗАО «Строительный трест» и должностных лиц различных Комитетов Правительства г. Санкт-Петербурга… были направлены в прокуратуру г. Санкт-Петербурга». По закону прокуратура не имеет полномочий по возбуждению уголовных дел и не подменяет собой иные органы, в том числе следственные. Преступления против интересов службы находятся в прямой подведомственности именно Следственного комитета. Вот и Инструкция о порядке рассмотрения обращений в прокуратуре РФ гласит, что поступившие в прокуратуру обращения, адресованные в органы Следственного комитета, и содержащие вопросы, относящиеся к компетенции следственных органов, после их регистрации и предварительного рассмотрения направляются в соответствующие органы. Поскольку и.о. руководителя управления процессуального контроля СК это хорошо известно, то смысл такой пересылки может быть только один – убрать дело в долгий ящик. И подтверждение тому второй аспект его ответа. Называя поступившие заявления о преступлениях, обращениями, он просто уклоняется от исполнения требований статьи 144 и 145 УПК РФ, которые обязывают органы предварительного расследования принять данное заявление, провести по нему проверку и вынести решение либо о возбуждении уголовного дела, либо об отказе в возбуждении дела.

Заявлением о преступлении является любое обращение, в котором информируется о таковом и наличие или отсутствие преступления устанавливается в рамках проверки, проведенной в порядке уголовного законодательства, а не в ходе бюрократической переписки с заявителем. Утверждая обратное, начальник управления петербургского ГСУ плюет на постановление Конституционного Суда, которое прямо предписывает проводить такую проверку в определении № 508-0-0 от 21 октября 2008 года. Согласно этому определению: «пункт 1 части первой статьи 140 и статья 141 признают заявление гражданина поводом для возбуждения уголовного дела, а статьи 144 и 145 обязывают органы предварительного расследования принять данное заявление, провести по нему проверку и вынести решение либо о возбуждении, либо об отказе в возбуждении уголовного дела». Плюет он и на постановление Президиума Санкт- Петербургского городского суда от 4 мая 2005 года за номером 44у-44/2005. Хотя в нем для самых тупых разъясняется, что вывод о наличии или отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела формулируется не в лирических посланиях с обещаниями рассмотреть дело, когда рак на горе свистнет, а исключительно «в одном из процессуальных документов, предусмотренных в ч. 1 ст. 145 УПК РФ».

Видимо боятся в Следственном комитете рассматривать заявления, о наличии признаков должностного преступления, совершенного бывшим начальником петербургского Стройнадзора Александром Ортом. Именно он выдал разрешение на строительство капитального объекта, отсутствующего в градостроительном плане. А это напрямую связано с мошенничеством, совершенным Резвовым и Берсировым, которые подделав градостроительный план, получили разрешительные документы, позволившие присвоить и оформить общедолевое имущество как самостоятельный частный объект недвижимости.

Чтобы окончательно «похоронить» заявления о преступлениях, начальник ГСУ с торжеством пишет, по вопросу незаконных действий должностных лиц «допущенных при проектировании, строительстве и эксплуатации дома…прокуратурой г. Санкт-Петербурга достаточных данных свидетельствующих о совершении должностными лицами Администрации города преступления, установлено не было». Ну а раз так, то «Ваши доводы о том, что должностные лица Администрации города, в нарушение ст.51 Градостроительного кодекса незаконно выдали разрешение на строительство указанных выше домов, в настоящее время не нашли своего объективного подтверждения».

Прежде всего, в заявлениях речь идет не о разрешении на строительство домов, а о разрешениях на строительство и ввод в эксплуатацию внутридворового паркинга. Демонстративно отвечая на совсем другой вопрос, Мурзаев просто «запускает дурочку», как персонаж из спектакля Аркадия Райкина, который, не изготовив в срок необходимые клиенту насосы, высылает ему телеграмму об отправке колес.

Кроме того, согласно 51-й статье Гражданского Кодекса «разрешение на строительство представляет собой документ, подтверждающий соответствие проектной документации требованиям градостроительного плана земельного участка». А прокурор по надзору за исполнением законов в сфере экономики прокуратуры Санкт-Петербурга Ольга Пелевина, уже давно сообщила, что «размещение открытой автостоянки на земельном участке №78:34:4104А:26 по указанному адресу не соответствует градостроительному плану RU781670000-952, на основании которого Службой выдано разрешение на ввод объекта в эксплуатацию, в ходе проверки объектов подтвердились».

Мурзаев, конечно понимает, что разрешение на строительство паркинга выдано в нарушение статьи №51 ГК РФ, то есть незаконно, но чтобы не давать хода делу «не замечает» этого и говорит что доводов заявителей недостаточно! В результате имеем в СК РФ два заявления о преступлении – мошенничество застройщика и преступление руководителя Стройнадзора против интересов службы. Преступление застройщика, без преступления чиновника было бы не возможно, а преступление Орта, без преступления Резвова и Берсирова, просто не имеет смысла.

По обоим заявлениям процессуальные решения ни о возбуждении дела, ни об отказе в возбуждении дела не приняты. Конституционное право граждан на доступ к правосудию нарушено ради охраны чиновников, хотя никто иной, как председатель Следственного Комитета Александр Бастрыкин недавно жаловался на их неприкосновенность. «Нет такой страны, где была бы такая защищенность государственных служащих. – Плакался Александр Иванович на заседании коллегии Следственного Комитата в Санкт-Петербурге. – Я вчера смотрел — у Саркози обыск! У нас же не добраться до сельсовета или муниципалитета».

Золотые слова! Только на деле, именно подчиненный Бастрыкина – Мурзаев категорически отказывается добираться до смольнинских чиновников и их подельников из ЗАО «Строительный трест»

Что снится ночью прокурору?

Узнав от полковника Мурзаева, что прокуратурой хоть и обнаружены данные о совершении должностными лицами администрации города преступления, но эти данные недостаточные, жильцы задали прокуратуре простейший вопрос: «Является ли умышленная подмена документов признаком преступления или это разрешено Законом?» В письме №7-3163-09 от 11 сентября, исполняющий обязанности городского прокурора Эдуард Артюхов сообщает, что «в связи с необходимостью проведения дополнительных проверочных мероприятий принято решение о продлении срока рассмотрения Вашего обращения». Прокурорская проверка и подготовка ответа длились почти полгода, а теперь «голубым мундирам» надо ещё время, что бы определиться, является ли преступлением выдача разрешения на строительство и ввод в эксплуатацию объекта, не предусмотренного градостроительным планом!

За полгода, любой студент уже написал бы дипломную работу на эту тему, с анализом истории вопроса, со сравнением разных правовых систем и использованием десятков научных трудов, а дипломированные прокуроры молчат. Может им не хватает образования, и квалификации, или господин Артюхов готовит диссертацию по этой теме? Это, вряд ли… Скорее всего причина в интересах тесно связанных с нечистоплотными коммерсантами влиятельных городских чиновников. Порой такая связка творит с законом невиданные чудеса, подобие которых мы наблюдаем и теперь.

Гражданин Артюхов имеет высшее юридическое образование и не может не знать, что согласно части 3 статьи 144 Уголовно-процессуального кодекса РФ следователь может продлить срок рассмотрения сообщения о преступлении «до 30 суток с обязательным указанием на конкретные, фактические обстоятельства, послужившие основанием для такого продления». Заявления о преступных действиях, включающие мошенничество, подлог, незаконное строительство и неуплату налогов рассматриваются уже полгода, но безрезультатно.

Причины этой волокиты понятны. Возбуждать уголовное дело нельзя – этого не желают хозяева ЗАО «Строительный трест» и их покровители из Смольного. Выдавать отказ тоже чревато: уже суд установил, что 98 парковочных мест предназначены для временного хранения авто, следовательно, мошенничество в виде их присвоения и распродажи налицо. Да и сама прокуратура в лице Пелевиной признала, что паркинг не предусмотрен градостроительным планом, а значит, Орт выдал разрешение на строительство и ввод в эксплуатацию объекта незаконно.

При такой связке двух преступлений писать, что все законно, слишком даже для Артюхова – такая чушь будет немедленно опротестована и даже самый послушный суд будет вынужден ее отменить. Вот и приходится тянуть резину, нарушая все мыслимые и немыслимые сроки, видимо ожидая, что гражданам надоест, и они сами отстанут.

Вместе с тем, в городской прокуратуре понимают, что приняв «пас» от Следственного комитета, нельзя долго держать у себя материалы двух взаимосвязанных дел в отношении чиновников и руководителей ЗАО «Строительный трест». Тогда кто-то в городской прокуратуре находит изящное решение – разорвать эти два факта, и отправляет материал о незаконном паркинге в Приморское УВД, мол, его пусть «хоронят» полицейские.

В целом же, затягивание дела выгодно всем, кроме жильцов. Сочинять бессмысленные отписки куда легче, чем ловить преступников, но формально все при деле и регулярно получают постоянно растущее государственное жалование, и не только его. Уходящие от наказания коммерсанты в таких случаях обычно не скупятся на благодарность. Да и кормящиеся от этих коммерсантов столоначальники обычно признательны за безнаказанность, как и в старые добрые времена, когда популярный бард Александр Городницкий сочинил известную песенку, начинающуюся со слов:

Что снится ночью прокурору?

Что снится ночью прокурору,

Когда полуночную штору

Качает слабым ветерком?

Не выносить из дома сору,

Не выносить из дома сору,

Не выносить из дома сору

Ему советует горком.


Зубачев против Зубачева

Пока прокурор Артюхов несет бред, противоречащий решению арбитражного суда, и заявлениям его же собственных подчиненных, внутри Приморского УВД схлестнулись брошенные на Коломяжский 15/2 опера. Весной этого года, два сотрудника УВД пришли к полностью противоположным выводам о законности паркинга. Опираясь исключительно на слова замдиректора ЗАО «Строительный трест» Топталовой, опер Федоров выяснил, что на третьем листе Градостроительного плана RU78167000-952 указано место допустимого размещения закрытой автостоянки. Поверив уважаемой даме, Федоров вынес постановление об отказе в возбуждения уголовного дела, которое было тут же отменено районной прокуратурой как необоснованное и отправлено обратно в УВД для проведения полной проверки.

В отличие от Федорова, более старательный опер Марченко, не ограничился опросом топ-менеджеров ЗАО «Строительный трест», а еще побеседовал с сотрудниками Комитета по градостроительству и архитектуре и Стройнадзора, установив, что на подлинном Градостроительном плане RU78167000-952 внутридворовая открытая автостоянка отсутствует. Среди прочих Марченко опросил сотрудников КГА Града и Свиридова, чьи подписи красуются на фальшивом чертеже с автостоянкой, и выяснил, что первый свою подпись не ставил, а второй не помнит. Подпись Свиридова была отправлена на экспертизу, но тут спохватилось полицейское начальство. В планы Резвова и Берсирова не входило уголовное преследование, и Марченко немедленно оказался на больничном. Дело передали оперуполномоченному отдела экономической безопасности Приморского УВД Зубачеву, и тот запутал его до совершенно клинического состояния. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 25 сентября он пишет, что ЗАО «Строительный трест» представило в Службу государственного надзора Градостроительный план RU781670000-952 на котором указано место размещения внутридворового паркинга».

Но прошло всего два дня и на свет появляется постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 27 сентября. Согласно этому документу «В ходе проведения проверки установлено, что в архиве КГА хранится копия градостроительного плана земельного участка №RU781670000-952, на которой паркинг во дворе дома, расположенного по адресу: Санкт-Петербург, Коломяжский проспект, д. 15. корп. 2 не предусмотрен…Опрошен главный специалист отдела развития административных районов отдела развития УЗГ КГА Белов А.С., который пояснил, что градостроительный план земельного участка №RU781670000-952 не предусматривает устройство автостоянки, в связи с тем, что автостоянка не предусмотрена в п. 4 указанного документа».

Как мог один и тот же оперуполномоченный Зубачев 25 сентября установить, что градплан предусматривает строительство внутидворового паркинга, а 27-го сообщить, что градпланом строительство такового не предусмотрено? Куда смотрел начальник Отдела экономической безопасности Приморского УВД Ларионов невозмутимо подписавший оба документа? Если предположить, что оперуполномоченный действительно писал оба отказа, а его начальник читал их перед тем как завизировать, обоих нужно срочно освидетельствовать у психиатра на предмет раздвоения личностей, переходящего в шизофрению! Или признать, что у нас действуют два полных однофамильца и тезки Зубачева и столько же Ларионовых, одни из которых списывали с Федорова, а вторые с Марченко, но забыли согласовать списанное друг с другом.

Если же считать, что Ларионов и Зубачев психически здоровы и не имеют двойников, придется признать, что на самом деле подчиненный не писал эти документы, а начальник подмахивал их, не глядя. Скорее всего, так и есть, поскольку отказ от 25 сентября дословно копирует аналогичное постановление оперуполномоченного Федорова, вынесенное 31 мая 2012 года. Поскольку данный блюститель законности вынес решение исключительно на словах генерального директора ЗАО «Строительный трест» Резвова и его заместителя по правовым вопросам Топталовой, градплан оказался подлинным. К тому времени несоответствие парковки градостроительному плану было признано Пелевиной и прокуратура была вынуждена опротестовать отказ. Но видимо, доводы Резвова и Берсирова оказались столь весомыми, что позволили Зубачеву ни проводя никаких дополнительных проверок, переписать уже отменное прокуратурой постановление Федорова, а Ларионову его подмахнуть.

Потом, видимо до кого-то дошло, что посылать в прокуратору копию уже опротестованного ею документа наглость, чрезмерная даже для этого терпеливого заведения, и отличающийся особым умом и сообразительностью, Зубачев переписал постановление Марченко, которое полностью противоречит федоровскому. (Поскольку составлено на основании показаний сотрудников КГА и Стройнадзора, которые не столь состоятельны, чтобы брать на себя ответственность за незаконный паркинг Резвова и Берсирова). А в связи с тем, что интересы последних все равно требуют дело сворачивать, его закрыли со ссылкой на неопределенность выводов экспертизы по авторству почерков Града и Свиридова.

Шизофрении от этого меньше не стало, поскольку отказ от 27 сентября противоречит не только отказу от 25 сентября, но и самому себе. Независимо от того, кем подписан чертеж автостоянки, ее не должно быть даже по липовому градплану. Потому что фальшивый в нем только чертеж, а п.4 текста градостроительного плана, как справедливо указал гражданин Белов в ходе опроса, строительство объекта все равно не предусматривает. Однако доходы Резвова и Берсирова с автостоянки – это святое, а кресла повязанных с ними чиновников тем более. Если паркинг будет признан незаконным, то неизвестно, как далеко потянется ниточка и кому из обитателей Смольного и его филиалов придется отвечать за это.

Поэтому дело закрыто в очередной раз, и стало очевидно, что на местном уровне решить проблему невозможно.

Срочно нужен психиатр 

Несмотря на все попытки Прокуратуры и Следственного комитета остановить ход событий, жизнь продолжается и новые факты и обстоятельства становятся достоянием гласности. Несколько лет жильцы дома получали отписки с утверждениями о немыслимом количестве якобы существующих парковок для дома. Все отписки заканчивались одним – в случае несогласия с ответом обращайтесь в суд. Судом первой инстанции установлено, что для всего дома предусмотрено лишь 119 парковочных мест для временного хранения индивидуального транспорта, что и подтвердил представитель Стройнадзора в судебном заседании. Апелляционная инстанция подтвердила выводы суда первой инстанции и установила, что для нежилых помещений многоквартирного дома не предусмотрено ни одного парковочного места. Для жилых помещений I и II второй очереди строительства также не предусмотрено ни одного парковочного места. С учетом Определения суда от 24 сентября 2012г., подтверждено, что для секций Д,Е,Ж,И,К,Л предусмотрены места для временного хранения автотранспорта в количестве 98 машино-мест, гостевые парковки в количестве 4, 5 и 12 машино-мест. Причем суд особо подчеркнул этим Определением, что указанные мест предназначены для временного хранения, а не для постоянного.

Теперь пожелание блюстителей закона исполнено – граждане сходили в суд и получили судебное подтверждение присвоения руководителями ЗАО «Строительный трест» мест временного хранения автотранспорта жильцов. С учетом этого судебного акта факт мошенничества, выразившегося в присвоении и дальнейшей распродаже руководителями ЗАО «Строительный трест», 98 машиномест, созданных для придания видимости соблюдения нормативов и предназначенных для временного хранения автотранспорта, подтвердился

И уже с учетом этих новых обстоятельств, граждане направили 2 августа министру внутренних дел Колокольцеву и 1 августа городскому прокурору Литвиненко, заявления о признаках мошенничества и уклонения от уплаты налогов руководителями ЗАО «Строительный трест». В городской прокуратуре заявление о мошенничестве до сих пор лежит без ответа, а написанное почти три месяца назад письмо Колокольцеву намертво осело в Приморском УВД.

Теперь у пострадавших граждан, только и надежды, что на президента, премьера и председателя Следственного комитета, письма которым были отправлены 3 сентября.

Думается, что первым лицам государства будет полезно узнать, какие замечательные сотрудники МВД в их родном городе, успешно прошли переаттестацию и, переименовавшись из ментов в полицаев, неутомимо защищают интересы отдельных граждан. Как правило, тех, кто может предъявить в качестве аргумента своей невинности большое количество красивых бумажек с несколькими нолями каждая.

Впрочем, возможно я клевещу на этих честнейших стражей закона, и общение с Резвовым и Берсировым действительно вредно сказалось на их здоровье. Что ничуть не удивительно, если вспомнить, что и раньше совладельцы ЗАО «Строительный трест» очень плохо влияли на здоровье втянутых в разбирательство вокруг Коломяжского 15/2 чиновников. Так, в опубликованной на сайте skandalspb.ru статье «Увольте меня, дурака!» отмечалось, что пообщавшись со строительными магнатами, или хотя бы с их отписками, сотрудники Стройнадзора, Управления государственной экспертизы, прокуратуры и так далее вплоть до курирующего строительный комплекс вице-губернатора Игоря Метельского приобретали один и тот же синдром.

Прочтя вопрос о местонахождении положенных по закону мест временного хранения автотранспорта, все заболевшие категорически отказывались отвечать, ссылаясь то на утилизацию документов, то на коммерческую тайну. Точно также и прокурор Артюхов не может ответить на вопрос: является ли преступлением незаконная выдача разрешения на строительство, полицейский Зубачев категорически не согласен с самими собой, а Следственный комитет все время забывет о необходимости выносить процессуальные решения по заявлениям о преступлениях.



Полностью документ здесь 
.

В полном размере документ здесь



В полном размере документ здесь



В полном размере документ здесь



В полном размере документ здесь



                                 Справка от Резвова



                                          В полном размере документ здесь

Похоже, тут и вправду не обойтись без квалифицированного психиатра, способного избавить наших полиционеров от раздвоения личности. Думаю, депутат Законодательного Собрания Вячеслав Нотяг, предложивший коллегам два раза в год проходить психиатрическое обследование, не откажется распространить действие своего законопроекта не только на полицейских, но и на прокуроров и сотрудников Следственного Комитета.

Кирилл Пургин