Власть
09.04.2012

Бизнес-страх губернатора Шойгу

Бизнес-страх губернатора Шойгу
Экс-министр и его зам Юрий Воробьев опутывают государственные органы семейными коммерческими структурами
[...В 1999 году Сергей Шойгу] стал лицом самого удачного кремлевского проекта — «Единства», которое потом переросло в «Единую Россию».

Почему Шойгу? Для предвыборного блока изначально были придуманы три типажа — «отец», «родина-мать» и «солдат», а под них уже искали конкретных людей, вспоминает один из создателей «Единства» Борис Березовский. Но кандидатура на «родину-мать» оказалась с темным прошлым, поэтому ее поменяли на спасателя Шойгу. «Шойгу тогда производил впечатление порядочного, дееспособного и энергичного человека. Именно таким я его запомнил, — продолжает Березовский. — Безусловно, он [при этом] член путинской команды».

Шойгу говорит, что с Березовским встречался всего один раз, а узнал, кто именно входит в блок «Единство», только через год. Он лично позвал туда только знакомых ему афганцев во главе с Францем Клинцевичем. И сразу договорился, что после выборов не идет в Госдуму и отходит от всех партийных дел.

Но отойти не получилось. После выборов 1999 г. перед Шойгу поставили задачу создать на базе «Единства» полноценную партию. Помогать он позвал сына [своего заместителя в МЧС Юрия] Воробьева Андрея, который стал одним из учредителей и президентом Межрегионального фонда поддержки партии «Единство» (позже — «Единая Россия»). «А кого еще было звать, незнакомых людей по резюме?» — недоумевает Шойгу. Сейчас Воробьев-младший — руководитель фракции «Единой России» в Госдуме.

От партийных дел Шойгу «отошли» позже. В выборный 2003 год тогдашний министр внутренних дел Борис Грызлов начал знаменитую кампанию, благодаря которой появился термин «оборотни в погонах» и уголовное дело в отношении заместителя Шойгу — генерал-лейтенанта Владимира Ганеева и шести сотрудников МУРа. Выяснилось, что Ганеев с оперативниками еще с середины 90-х гг. «крышевали» московский бизнес […] Шойгу на выборах 2003 г. уступил первое место в списке Грызлову, который стал руководителем партийной фракции и председателем Госдумы. С тех пор Шойгу на выборах возглавлял только региональные списки.

[…] Еще в 1990-е Шойгу начал создавать на базе МЧС коммерческие структуры, которые должны были помочь с финансированием. Первой в 1995 г. появилась Чрезвычайная страховая компания (ЧСК), ее учредили два авиационных подразделения МЧС и госпредприятие Воткинский завод. По словам Шойгу, тогда разбился приобретенный МЧС вертолет Eurocopter и оказалось, что убытки покрыть нечем. И МЧС создало собственную страховую компанию. Согласно СПАРК, контрольный пакет ЧСК, проделав непростой путь, сейчас находится в собственности «Ингосстраха» Олега Дерипаски; в мае 2011 г. «Ингосстрах» выкупил 24,99% ЧСК у «СПб ойл», которая входит в группу компаний «Гранд лэнд» жены Воробьева-старшего Людмилы.

ЧСК — небольшая компания: на конец первого полугодия 2011 г., по данным «Эксперт РА», ее активы составили 1,3 млрд руб., собственные средства — 737 млн руб., а по данным Росстрахнадзора, она заняла 73-е место по сборам. Бизнес ЧСК по-прежнему опирается на МЧС: по сборам в обязательном страховании военнослужащих она заняла 4-е место.

Государственное унитарное авиационное предприятие (ФГУАП МЧС) тоже было создано в 1995 г. К 2011 г. авиапарк ФГУАП составлял 53 воздушных судна — 18 самолетов и 35 вертолетов. Как правило, авиапарк ФГУАП используется для тушения пожаров и доставки гуманитарных грузов. Но не только: на сайте предприятия любой желающий может оставить заявку на перевозку крупногабаритных грузов. Одним из клиентов ФГУАП в 2009 г. стал владелец инвестиционной компании Ares Life Sciences Эрнесто Бертарелли (в 2010 г. — 64-е место в списке Forbes). Бертарелли необходимо было перебросить из швейцарского Вилльнева в итальянскую Геную катамаран Alinghi.

В 1999 г. МЧС запустило телевизионную лотерею «ТВ Бинго шоу». По условиям лотереи половина дохода лотереи шла МЧС (на квартиры офицерам), оператором стала «Медиа лот», принадлежащая основателю «Вимм-билль-данна» Давиду Якобашвили. Проект оказался неудачным — конкурентов хватало, вспоминает Якобашвили, лицензии выдавались как пирожки.