Финансы
04.09.2019

Европа придала «Альфа-частице» Михаила Фридмана отрицательный заряд

Европа придала «Альфа-частице» Михаила Фридмана отрицательный заряд
  • Михаил Фридман. Фото РБК
Почему олигарх не может стать "своим" на Западе

Многочисленные санкции и способы давления, направленные против российской власти, политиков, компаний и бизнесменов со стороны США и Европы с поворотного 2014 года, трудно пересчитать. На сегодняшний день ставшие привычными новости об очередных ограничениях и запретах напоминают разменную монету в политических и экономических амбициях разных государств. Болезненный удар приняла на себя экономика России и граждане страны. На этом фоне тот факт, что капитал российских бизнесменов «утекает» в страны-инициаторы антироссийских санкций, простому россиянину может показаться верхом цинизма, однако и сами инвесторы столкнулись, подчас, куда с большими сложностями, чем некоторые из бежавших за рубеж опальных предпринимателей.


Приведем два ярких примера. В одном из интервью российский бизнесмен и владелец группы «Ренова» Виктор Вексельберг признался в том, что санкции со стороны США стали для него «тотальным жизненным кризисом», отметив, что факта российского происхождения, наличия крупного состояния и знакомства с президентом России теперь достаточно для включения в санкционные списки. А в первом квартале 2019 года структуры Романа Абрамовича, Александра Абрамова, Александра Фролова и Евгения Швидлера продали 25,4 млн. акций (1,8%) холдинга Evraz, объединяющего металлургические и горнодобывающие активы. Представители холдинга объяснили этот шаг снижением экономических рисков и способом защиты от санкций США.


Не только режим санкций усложняет жизнь российских бизнесменов на Западе, но и, зачастую, особенности европейского восприятия и ведения бизнеса «по-русски».


Европейская «коррида»


Недавно, казалось бы, дружественная нашей стране Испания выступила с громким обвинением в том, что российский миллиардер, акционер LetterOne Holdings и «Альфа-Групп» Михаил Фридман подозревается в причастности к доведению до банкротства испанской технологической компании Zed WorldWide. Испанский прокурор Хосе Гринда заявил, что Фридман как акционер этой компании инициировал «маневры», которые привели к финансовому «удушению» Zed WorldWide, и в итоге смог приобрести ее всего за 20 млн евро. По мнению прокурора, бизнес-структуры Фридмана через цепочку действий, связанных в том числе с манипулированием ценами и выплатой незаконных комиссионных, совершили «захват» Zed WorldWide.


Как пишет испанская пресса, дело завели только сейчас, поскольку появился важный свидетель, который еще несколько лет назад предупреждал о нарушениях в структурах Фридмана. В одной из подконтрольных российскому бизнесмену испанских компаний, как утверждается, незаконно выводились деньги на счета его доверенных лиц, а также на подкуп российских политиков, в том числе сына министра внутренних дел России Александра Колокольцева.


Пока Фридман и его представители опровергают все обвинения, основанные, по их мнению, на «конспирологической теории» руководителя Zed Worldwide Переса Долсета. На следующей неделе 12 сентября назначены слушания в Национальном суде Испании по этому делу.


Эффект дежавю́


В Испании у Михаила Фридмана есть еще один крупный актив – местный ритейлер DIA. Весной 2019 года российский бизнесмен получил разрешение Еврокомиссии на приобретение 100% акций этой компании и уже в мае увеличил свой пакет в DIA с 29% до 70%. Этому с конца 2017 года предшествовали многочисленные критические статьи в испанских СМИ, связанные с финансовыми проблемами компании DIA, появившимися после того, как в нее летом 2017 года вошла подконтрольная Фридману люксембургская инвестиционная группа LetterOne.


Даже начальный пакет в размере 29% акций сделал Фридмана главным акционером компании, что позволило ему провести ряд изменений среди ключевых наиболее опытных руководителей, которые были заменены выбранными бизнесменом кандидатурами. В интервью Радио Свобода один из миноритарных акционеров DIA предположил, что компании наносится умышленный вред, чтобы в дальнейшем «скупить все ее акции по дешевке». Ничего не напоминает?

Испанское издание Confidencial сравнило ситуацию с DIA с финансовым скандалом, послужившем началом истории Zed Worldwide и произошедшим летом 2016 года, когда глава корпорации Перес Долсет обратился в испанскую прокуратуру с жалобой на российских партнеров из подконтрольной Фридману компании, которые якобы незаконно присвоили капитал совместной фирмы, чем разорили его головное предприятие. Издание квалифицирует действия Фридмана как попытки рейдерских захватов испанских предприятий.


Курс на Запад


Журнал Forbes дважды особо отмечал Михаила Фридмана: впервые – как основного организатора сделки по продаже 50% акций ТНК-ВР компании «Роснефть» за $28 млрд в 2013 году, повторно – за рекордные $5 млрд инвестиций в иностранные компании в 2017 году.
Напомним, что сделку с «Роснефтью» предварял конфликт российских акционеров ТНК-BP с британской BP. Позднее, во время декабрьской пресс-конференции 2012 года президент РФ Владимир Путин сказал, что он не уверен в том, что деньги, выплаченные «Роснефтью» акционерам ТНК-BP, вернутся в Россию, однако ему лично очень хотелось бы, чтобы «эти средства либо значительную часть из них вложили в российскую экономику».


Примечательно, что после продажи своей доли акций ТНК-ВР для размещения на Западе вырученных средств Фридман зарегистрировал международный холдинг LetterOne со штаб-квартирой в Люксембурге. В интервью газете Financial Times Фридман отметил, что российская экономика «находится не в лучшей форме» и «вообще не стоит класть все яйца в одну корзину». По его словам, Россия «должна перестроить свою экономику, чтобы сделать ее более открытой для инвестиций, для конкуренции».


Игнорирование недвусмысленных сигналов со стороны власти и неуклонно растущий объем утекающих из России активов Фридмана похожи на стремление стать «своим» на Западе, но пока, судя по новым судебным разбирательствам, в этом направлении у него есть сложности. Одно из изданий предположило, что журналист Financial Times, бравший интервью у Фридмана, «не собирается безоговорочно принимать позицию коллег», которые в течение многих лет «демонизировали» бизнесмена в западной прессе – «как символ всего, что было не так с российским бизнесом», как «безжалостного магната, эксплуатировавшего российских коррумпированных политиков и судей, миллиардера-хулигана, который не остановился бы ни перед чем ради победы над конкурентами», потому что автор работал корреспондентом в Москве в «лихие 90-е».


№ One


Сайт консорциума «Альфа-Групп» гласит, что в настоящее время «один из его основателей» Михаил Фридман «является Председателем Наблюдательного совета Консорциума, одного из крупнейших частных финансово-промышленных консорциумов в России, членом Совета директоров ABH Holdings S.A., членом Совета директоров Альфа-Банка (Россия), членом Наблюдательного совета X5 Retail Group и членом Наблюдательного совета A1 Investment Holding S.A.»


По сути, из крупных активов в России у Фридмана остаются Альфа-банк, X5 Retail Group и ПАО «Вымпелком», однако самым, пожалуй, неоднозначным по оценкам СМИ является инвестиционное подразделение «Альфа-Банка» - А1.


Входящая в «Альфа-Групп» инвестгруппа А1 характеризует себя в качестве «ведущей инвестиционной компании России» и «ведущим экспертом по разрешению сложных экономических ситуаций и корпоративных споров». Судя по отзывам, компания напоминает коллекторское бюро, иногда злоупотребляющее некорректными методами работы. В СМИ то и дело появляются сообщения о случаях неправомерного применения силы в отношении клиентов-должников со стороны коллекторов А1. В рейдерстве их обвиняли и представители крупного бизнеса. В свое время методами работы А1 заинтересовалась прокуратура – следователям поступила информация о том, что коллекторы «выбивают» долги с помощью угроз здоровья и даже жизни клиентов-должников. Финансовые аналитики тогда заявляли, что это «"псевдо-банковское учреждение" использует кредитный механизм для присвоения производства».

Михаил Фридман не скрывает, что назвал свой международный холдинг L1 по аналогии с российским: Альфа — первая буква греческого алфавита, LetterOne – дословно, «первая буква». Давно, казалось бы, забытые методы работы 90-х подконтрольной бизнесмену А1 и европейская «коррида» акционера L1 – совпадение ли или «синдром братка», который пока очень мешает покорить Европу, чье восприятие Russian oligarch только усугубляет ситуацию.