Финансы
12.08.2019

Фархад Ахмедов потоптался по судебному инвестору Кристоферу Богарту

Фархад Ахмедов потоптался по судебному инвестору Кристоферу Богарту
Великобритания не поддержала "юридических стервятников" из Burford
Акции компании Burford Capital – одни из главных в недавнем прошлом «голубых фишек» на Лондонской фондовой бирже – подешевели с начала недели более чем на 70%. За одни только сутки, с 6 на 7 августа, стоимость бумаг рухнула на 65% и это не предел, уверены эксперты. Нестабильность акций Burford, пишет The Guardian, привлекла интерес матёрых биржевых спекулянтов – «стервятников» из фонда Muddy Waters, которые готовы добить тонущий корабль, заработав на дальнейшем падении. Ирония момента заключается в том, что и сама Burford занимается «бизнесом стервятников» – наживаясь на чужих материальных претензиях.

Бизнес судебно-инвестиционных компаний, к которым относится Burford Capital, строится на финансовой поддержке одной из сторон крупного судебного спора. С случае выигрыша процесса компания-инвестор получает до 60% от цены иска в качестве оплаты своих услуг – адвокатского сопровождения, найма частных детективов и пр. В странах с высоким уровнем коррупции список этих услуг нередко дополняется подкупом судей, свидетелей и другими деликатными пунктами. Исходя из этого, успешность бизнеса Burford крайне трудно прогнозировать, и стоимость акций компаний держится, в основном, на доверии акционеров. Задача нанимаемых фондом юристов, адвокатов, барристеров – поддерживать это доверие, демонстрируя высокий уровень профессионализма. И вот как раз с этим у судинвестора возникли проблемы.

Начало краха Burford Capital эксперты связывают с провальным для компании делом против миллиардера Фархада Ахмедова, в котором судинвестор выступил на стороне его бывшей жены – Татьяны Ахмедовой, пытавшейся отсудить «отступные» в размере полумиллиарда долларов. Нанятые Burford адвокаты, по сути, обманули акционеров, сделав ставку на арест яхты трастового семейного фонда миллиардера – как обеспечение исковых требований. Яхта Luna, стоимость которой действительно приближается к 500 млн долларов, была поставлена на прикол в порту Дубая в начале прошлого года, однако юристы не учли того момента, что продажа судна, превращение его в товар, потребует еще, как минимум, 7-летних судебных тяжб. А в марте этого года дубайский суд и вовсе признал арест незаконным, и теперь незадачливым судинвесторам предстоит компенсировать убытки, вызванные вынужденным простоем яхты.

Пиковые падения акций Burford совпали как раз с новостями об этом процессе: в марте, сразу после «освобождения» судна, бумаги подешевели сразу на 20%; а теперь, после того, как суд Дубая принял иск от Ахмедова к Burford на сумму $100 млн, – сразу на 65%!

То есть кончилось тем, что британские «стервятники правосудия» не только не смогли отсудить у оппонента яхту Luna ценой в $0,5 млрд, но и сами налетели на встречный иск. Дубайский суд уже принял первый иск адвокатов Фархада Ахмедова к Burford на $100 млн, а на днях сумма требований будет удвоена. По итогам судебных поражений и встречных исков, которые с высокой гарантией будут удовлетворены, акции Burford Capital потеряли свыше 65 процентов рыночной цены, а инвесторы компании стали требовать бухгалтерских отчетов и возврата своих вложений. Между тем, как сообщает Bloomberg, юристы и финансисты Burford изначально были столь уверены в своей победе в споре с Ахмедовым по яхте Luna, что согласились сразу выплатить бывшей супруге российского предпринимателя 18 миллионов фунтов ($21,8 млн) в обмен на долю в оспариваемом активе. Однако замыслив получить яхту за $500 млн, «стервятники бизнеса» наживают одни убытки, которые исчисляются суммами, ведущими к потере репутации и разорению. Даже если бы Ахмедов проиграл в дубайском споре за яхту, то чтобы соблюсти формальности и получить право продать судно, находящееся в управлении семейного траста Ахмедовых, финансистам Burford потребовалось бы несколько лет.

Всё это время топ-менеджеры Burford пытались вешать лапшу на уши своим акционерам, объясняя падения акций «временными трудностями». Причем, обманывали не только на словах. Как выяснили журналисты и биржевые игроки, функции финансового директора (CFO) в Burford Capital исполняет Элизабет О'Коннор [правильно "О'Коннелл", прим. Руспрес] – по совместительству жена генерального директора (CEO) и сооснователя компании Кристофера Богарта. Долгое время эта супружеская пара «кормила» акционеров откровенно фальсифицированной бухгалтерской отчетностью, в которой не в полной мере отражались операционные расходы и убытки компании в ходе инвестирования таких процессов, как иск против Фархада Ахмедова.

Надо сказать, что фиаско «стервятника» Burford Capital не вызывает и намека сочувствия в британском обществе. Газеты уже не раз называли деятельность этой компании «грязным бизнесом, который не остановится ни перед чем ради жирных комиссии» (цитата из The Guardian).

Журналисты обвиняли судебного инвестора в предательстве национальных интересов Великобритании, подчеркивая, что «ни покушение на Скрипалей, ни сбитый Россией боинг MH17, ни её соучастие в преступлениях против человечности в Сирии, ни аннексия Крыма, ни вторжение в Украину, ни поддержка крайне правых сил в Европе, ни вмешательство России в демократические выборы на Западе», не мешают Burford Capital обслуживать клиентов из России. С другой стороны, в России, где эмиссары Burford вели активную рекламную деятельность, им тоже были рады далеко не все. В российских СМИ не раз всплывала информация о связях топ-менеджеров этой компании с британской разведкой MI6 и американской ЦРУ – это звучало как серьезное предостережение для крупных российских компаний, поручавших судинвестору сопровождение своих исков в иностранных судах.

По сути, Фархаду Ахмедову удалось в одиночку развалить транснациональный бизнес, который в казну одной только Великобритании приносил от £30 до 40 млрд налогов ежегодно. На фоне враждебного отношения британских властей к России, санкционной войны и начавшегося тотального преследования российских бизнесменов на территории Соединённого Королевства такая победа выглядит справедливой и в чём-то даже символичной. Дескать, знай наших!

Сергей Леднев