Финансы
24.07.2019

Титаник Рибицкой по имени «Александр Невский»

Титаник Рибицкой по имени «Александр Невский»
  • Олег Коршунов. Фото Lenta.ru
Бизнес-советы ангелов довели банкиршу до банкротства, уголовного дела и бегства

Стали известны причины, из-за которых Центробанк отозвал лицензию у Московского жилищно-кредитного коммерческого банка «Жилкредит», принадлежавший Анне Рибицкой, подозреваемой в посредничестве при передаче взятки бывшему заместителю директора ФСИН Олегу Коршунову.  По состоянию на 1 июля банк занимал 420-е место по величине активов в российской банковской системе, причем две трети из них, или 355 млн рублей, приходилось на нефтеналивной танкер класса «река – море» «Александр Невский». А денежные потоки от эксплуатации судна не позволяли «Жилкредиту» своевременно исполнять свои обязательства.


Как сообщают «Ведомости», «Жилкредит» получил судно в 2016 году, взыскав его в счет долга по кредитам на 109 млн и 104 млн рублей, банк также взыскал 3600 т судового топлива и 1995 т топочного мазута, которые находились у него в залоге.

ЦБ в пресс-релизе назвал корабль труднореализуемым непрофильным имуществом. Банк и правда пытался продать судно – на сайте «Жилкредита» можно найти объявление о продаже танкера. Но сделать это оказалось непросто – по данным отчетности на 1 июня 2019 года, он все еще был собственностью кредитного учреждения.

В сентябре прошлого года против владелицы «Жилкредита» Анны Рибицкой было возбуждено уголовное дело о мошенничестве. Сейчас она находится в международном розыске.

Рибицкая просила бывшего заместителя директора ФСИН Олега Коршунова помочь продать танкер. Тот, в свою очередь, попросил об этом же советника экс-министра энергетики Игоря Юсуфова Марину Дюкову, чья фирма получила контракт на поставку сахара для ФСИН по завышенной цене, следовало из показаний Дюковой. По данным РБК, реализовать танкер быстро не получалось, при этом «Жилкредит» в начале 2017 года получил предписание от ЦБ. Рибицкая предлагала Дюковой, чтобы та купила танкер и заплатила банку аванс 20 млн рублей. В показаниях Дюковой говорится о том, что сделка должна была быть номинальной и предполагалось, что аванс будет возвращен.

Некоторые банки кредитуют под залог кораблей, но очень редко и с большим дисконтом – до 70–90% стоимости залога, объясняет Дмитрий Курбатский, управляющий партнер финансовой группы «Дмитрий Донской». Эта компания специализируется в том числе на реализации непрофильных активов и залогового имущества банков. Дело в том, продолжает Курбатский, что реализовать этот актив по балансовой стоимости практически невозможно: предложение намного превышает спрос.

Такой залог всегда действует на регулятора как красная тряпка на быка, рассказывает управляющий директор Национального рейтингового агентства Павел Самиев. Танкер вряд ли удалось бы продать по балансовой стоимости, а в случае переоценки до рыночной, которая, скорее всего, была бы намного ниже, пришлось бы создавать резервы и пересчитывать нормативы, из-за чего банк мог их нарушить, размышляет он.

По сути у банка никакого бизнеса не было, продолжает Самиев. Капитал – 309 млн на 1 июня лишь незначительно превышал требуемый минимум в 300 млн руб. На 1 июня почти не было просроченных кредитов (менее 1% портфеля). Но это зачастую говорит, что банк не отражает в отчетности реальное положение дел, заключает он. 96% кредитов были выданы пяти заемщикам, говорится в отчетности «Жилкредита» на 1 апреля.

Ранее агентство «Руспрес» цитировало показания бывшего главы одного из отделов Молдавской митрополии, официального представителя Молдавского митрополита при Московской Патриархии, протоиерея Геннадия Цуркану на процессе по делу Олега Коршунова. Цуркану подтвердил, что неоднократно брал в «Жилищнике» крупные кредиты без залога, под честное слово экс-замдиректора ФСИН. «Мне показалось, что она [Рибицкая] испытывает проблемы психологического характера. Она говорила, что видит во сне видения, в ходе которых она встречается с Богородицей и ангелами, которые советуют ей продать какой-то танкер, который якобы принесет ей большие деньги. Я не понял, о чем она говорит, и в свою очередь рекомендовал ей обратиться к психологу», — так Цуркану описал свою последнюю встречу с банкиршей в 2016 году.