Финансы
24.04.2018

Вексельберг с перепугу сам заморозил свои $690 млн

Вексельберг с перепугу сам заморозил свои $690 млн

  • Виктор Вексельберг. Фото "Ведомости"
Спасаясь от санкций, «Ренова» "бесплатно" продала долю в Sulzer
Гендиректор швейцарской Sulzer Грег Пу-Гийом рассказал FT, как «Ренова», против которой введены санкции США, решила продать 14,59% акций Sulzer самой компании за 546 млн швейцарских франков ($561,7 млн), передают «Ведомости». Две недели назад «Ренова» снизила свою долю в компании с 63,42 до 48,83%, сообщало агентство "Руспрес".

«Из нашего общения с сотрудниками Управления по контролю над иностранными активами (OFAC) было совершенно ясно, что мы не были целью санкций. Они делали свою работу, как положено, но поняли, что быстрота решения вопроса для нас очень важна», – сказал Пу-Гийом. Для того чтобы удовлетворить требования OFAC, руководство Sulzer провело все выходные в переговорах с «Реновой» и уговорило ее снизить долю участия в Sulzer ниже 50%, рассказывает Пу-Гийом. Sulzer приостановила любые платежи «Ренове» Виктора Вексельберга, в том числе выплату за полученные акции и дивиденды в размере 76 млн швейцарских франков ($77,7 млн), которые должны были быть перечислены 17 апреля. Пока санкции не сняты, дивиденды «будут дешевым источником фондирования для Sulzer», говорит Пу-Гийом. Для «Реновы» такая договоренность была «болезненна», признает он, но «они были достаточно прагматичны, чтобы понять, что у них не так-то много вариантов, если только мы не хотим нанести долгосрочный ущерб Sulzer».

На прошлой неделе Sulzer (производитель оборудования для нефтегазового и энергетического сектора) сообщила, что финансовый эффект от санкций на ее бизнес, включая выплаты юристам и потери от простоя, составит не более 10 млн франков ($10,2 млн). Пу-Гийом уверен, что договоренность с OFAC защищает компанию от других негативных последствий санкций. Он говорит, что сделка по продаже 14,59% Sulzer была согласована поздно вечером в воскресенье, это позволило выпустить сообщение о продаже до того, как рынки откроются в понедельник. А OFAC оперативно одобрило транзакцию.

OFAC, как подробно рассказывало агентство "Руспрес", это фактически спецслужба внутри минфина США с широчайшими полномочиями, не ограниченная даже решениями судов. Многие из программ OFAC действуют около полувека: санкции против Северной Кореи — 64 года, против Кубы — 54 года, а против Ирана — 30 лет.

Сделка была закрыта, сообщил представитель Sulzer Райнер Вайхофер. Он уточнил, что купленные у «Реновы» акции будут находиться на квазиказначейском счете, дивиденды начисляться на них не будут, менеджмент не сможет голосовать ими на годовых собраниях акционеров. Деньги от этой сделки будут перечислены в течение 180 дней на специальный escrow-счет, туда же компания будет перечислять и дивиденды за 2017 г., а также за будущие периоды, говорит Вайхофер. Он утверждает, что «Ренова» сама должна будет запросить в OFAC разрешение получить деньги с escrow-счета. В каком банке открыт счет, представитель Sulzer не уточнил. Получало ли OFAC такой запрос от «Реновы», представитель управления говорить не стал, точно так же поступил и представитель «Реновы».

За прошлый год Sulzer решила выплатить в качестве дивидендов $121,1 млн, из которых на долю «Реновы» пришлось бы $76,8 млн. Еще один швейцарский актив «Реновы» – Oerlikon – заплатил $120,7 млн, из которых на долю компании Вексельберга пришлось бы $51,9 млн. Представитель последней не ответил на вопрос, перечислила ли компания деньги «Ренове» или на escrow-счет. Если все-таки деньги оказались на специальном счете, то всего в Швейцарии у Вексельберга зависло $690,4 млн.

Escrow-счета – это, по сути, банковская ячейка, куда поступают деньги, открыть которую можно только при наступлении определенных условий, говорит директор по инвестициям TKC Partners Андрей Третельников. В данном случае – отмене санкций. Санкции против конкретных компаний вводит и отменяет минфин США. Если Sulzer и Oerlikon продолжат в прежней мере платить дивиденды, то на escrow-счете «Реновы» в ближайшие пять лет застрянет примерно $800 млн, подсчитал Третельников.

«Если швейцарский банк, в котором открыт escrow-счет, не хочет попасть под санкции, то он обязан ждать разрешения OFAC», – считает партнер Nektorov, Saveliev & Partners Илья Рачков. Это может занять время, так как управление перегружено запросами, в нем не так много сотрудников, чтобы оно могло оперативно переработать все входящие вопросы. Кроме того, у OFAC нет установленных форм документов, которые необходимо представить в виде доказательств. В любом случае разрешать или нет «Ренове» получать дивиденды с escrow-счета, должно решить OFAC, а его решение прогнозировать сложно, сказал Рачков.

Если OFAC не разрешит «Ренове» забрать деньги с escrow-счета, эти деньги можно заставить работать – банку и самому невыгодно, чтобы деньги лежали на счетах мертвым грузом, считает Третельников. По его словам, вполне можно организовать схему, при которой какая-либо аффилированная с «Реновой» компания могла бы получить от банка эквивалентную сумму в кредит под залог средств на специальном счете. Скорее всего, делать это компания будет тихо, не привлекая внимания, говорит он.