Финансы
29.01.2018

Севастопольский судоремонтный завод тянет на дно брошенный украинский флот

Севастопольский судоремонтный завод тянет на дно брошенный украинский флот
  • Дмитрий Овсянников. Фото "Ъ", Lenta.ru
Любимое предприятие Лизы Песковой отжимает губернатор Дмитрий Овсянников

Визит 19-летней французской тусовщицы, дочери пресс-секретаря Владимира Путина, Дмитрия Пескова  на судостроительный завод «Южный» был преподнесен с большой помпой. Популярная блогерша приехала в Севастополь в качестве советника президента Ассоциации бизнес-патриотизма «Аванти» Рахмана Янсукова - GR-специалиста и помощника экс-сенатора Умара Джабраилова,  недавно задержанного в московском отеле за стрельбу в состоянии наркотического опьянения. Их сопровождал Александр Мундт — еще один профессиональный лоббист, владелец Консалтингового Бюро «Мундт ЭНД Голт Партнерс». Все трое прибыли по приглашению собственников СРЗ «Южный Севастополь» Амина Абдуллаева и Рахмутдина Дадаева. Были на встрече также директор департамента экономики Севастополя Элимдар Ахтемов и сотрудница ДИЗО.

Итоги визита были скромными. Лиза Пескова после фотосессии и пресс-конференции отбыла в свою родную Францию и вскоре сообщила о выходе из «бизнес-ассоциации», а проблемы завода остались. «Дождь»  предполагает, что чеченскую группу предпринимателей «Аванти», которую она представляла, выдавливают с полуострова, а завод хотят передать государству.

Судоремонтный завод «Южный» — сейчас самое скандальное предприятие Севастополя. Уже три года между собственниками и властями идет хозяйственный спор. В 2003 году еще украинские предприниматели взяли завод в аренду, но сейчас правительство Севастополя хочет выгнать их с предприятия из-за многомиллионного долга и утраченного госимущества.

«Мы здесь с марта 2015 года. Для того чтобы иметь возможность здесь работать, мы покрыли все долги от украинских хозяев — это порядка 30 млн рублей. То есть это по зарплате, по налогам, за аренду — то есть все, что было, мы закрыли. Вдруг обвинили в нарушении договора, а договор у нас был еще при Украине заключен и должен действовать до 20-го года», говорит Патимат Алиева, заместитель директора «Южного».

Владельцы завода позвали Пескову и «Аванти» помочь им в конфликте с правительством Севастополя, но тогда многие обратили внимание не на проблемы судоремонтников, а на ошибки в речи дочери пресс-секретаря президента и на платье от дочери главы Чечни Айшат Кадыровой.

«В «Аванти» мы обратились, потому что увидели пост в инстаграме, что Лиза Пескова будет координировать работу с проектами. Мы написали ей в инстаграме, и она была единственным человеком, кто откликнулся и не спросила: «А что я с этого буду иметь?», - рассказывает Патимат Алиева.

Но вокруг визита Песковой сразу начали строить конспирологические теории: мол, завод принадлежит чеченцам и именно поэтому «Аванти» приехали решать вопрос с властями Севастополя. Делегацию «Аванти» в публикациях о якобы назревающем конфликте между Чечней и Севастополем начали называть «решалами». Так экономический вопрос перешел в политическую плоскость. Но на заводе уверяют, что владелец не из Чечни, а из Дагестана. В «Аванти» утверждают, что не знали собственников до их обращения, а Грозный вообще не в курсе проблем «Южного».

- Мы никогда ни на кого не давим, тем более мы — организация системная и поддерживаем курс Владимира Путина. Встретились с вице-губернатором, он нас принял очень тепло и выслушал и нас, и представителей судоремонтного завода, - говорит президент «Аванти» Рахман Янсуков

Еще одна теория, которая активно обсуждается в местной прессе — завод хотят передать предпринимателям, аффилированным с губернатором Севастополя Дмитрием Овсянниковым. Так или нет, но конфликт в основном обсуждается в политическом ключе. Отвечая на вопрос кому это выгодно, обе стороны обвиняют друг друга. Руководство завода также говорит, что к политике конфликт отношения не имеет. На месте разборки выглядят обычным хозяйственным спором.

Проблемы судоремонтной отрасли Севастополя связаны с противоречием двух законов. Еще при Украине судоремонтный завод арендовали вместе с причалами. После присоединения было решено признать все договоры аренды, заключенные при Украине, действительными и в России. А потом губернатор Севастополя передал все причалы госпредприятию «Севморпорт». И аренду за них надо платить отдельно.

Тем самым был нарушен федеральный закон № 6, по которому арендованное имущество до 22-го года, куда входили причалы, перешло в собственность города, а завод превратился в обычный механический цех. По причалам я задал конкретный вопрос — кто будет содержать. Был ответ «вы», но платить за них надо отдельно — то есть поверх арендной платы: за цех, еще и за причалы. - рассказывает Евгений Грицанов, генеральный директор «Южного».

Новую сумму аренды руководство завода просто не потянет, при этом они считают эти начисления незаконными, и платить их отказываются. Так и образовался долг. Зарабатывать на ремонте судов пока получается неважно: постоянные заказчики, конечно, есть, но использовать завод в полную мощность нельзя. «У нас свободна лишь одна треть причальной стенки. На остальной стоят арестованные украинские суда, но аренду должны платить полностью», - сетует Евгений Грицанов.

Помимо аренды у властей еще одна претензия: утраченное госимущество. Но по словам руководства завода, это все уже давно пора было утилизировать, а за утраченные вещи они готовы заплатить — это всего лишь миллион рублей. Завод действительно в плачевном состоянии. В пустынным цехе лишь изредка раздается звук молотка.

Владельцы тем временем говорят, что они готовы вкладывать деньги в завод, но не видят смысла в этом, если уже завтра у них могут все отнять. «Севастопольский морской порт», которому может перейти завод от нынешних владельцев, обещает, что профиль не изменится: предприятие останется судоремонтным. А коллектив примут на работу. Но на заводе в это не верят: многие здесь уже в пенсионном возрасте, все 160 человек боятся остаться без работы.

Руководство завода уверяет: делается все, чтобы выжить их с предприятия. Сначала был простой семь месяцев из-за перерегистрации документов, потом — попытка рейдерского захвата, да еще и санкции мешают работать. Пока власть выигрывает: по крайней мере в суде. Договор аренды расторгнут, правда, заводу удалось доказать, что сумму долга надо пересчитать. 1 марта руководство и владельцы должны будут покинуть завод, но пока они надеются на чудо.

Власть же уверяет, что все по закону и это подтверждают решения суда: зачем им арендаторы, которые не платят? Но о новых инвесторах — пока ни слова. После крымской весны инвесторы со всей России хлынули на полуостров, чтобы отхватить себе лакомый кусочек. Быстро это получилось у единиц. Тех, кто выше законодательных противоречий и местных органов власти.