Финансы
08.09.2015

Взлет и падение Mirax

Взлет и падение Mirax
  • Сергей Полонский. Фото «РИА Новости», ТАСС, «Ъ», AFP
Полонского сгубил Троценко и галлюциногенные грибы

Пребывая в СИЗО, одиозный предприниматель Сергей Полонский, несколько выпал из информационного поля, а из деловой жизни страны - тем более. За последние годы он потерял всех своих влиятельных друзей, его активы в Камбодже национализируют местные власти, а имущество в России отписал на себя советник президента государственной компании "Роснефть" Роман Троценко. Не исключено, что именно страх перед всемогуществом Игоря Сечина и заставил в свое время владельца Mirax срочно бежать из России в Камбоджу. Не говоря о том, что "отжимом" занимался еще один старый знакомый Сечина - Владимир Голубев, более известный правоохранителям, как неоднократно судимый уголовный авторитет по кличке "Бармалей". Как складывалась судьба девелопера, рассказавается в расследовании "Медузы"

 

Глава Сбербанка Герман Греф молча смотрел на предпринимателя Сергея Полонского. Потом хмыкнул и произнес:

— Как же вам давать такой кредит? Ведь вы же сумасшедший, говорят.

— Герман Оскарович, вы знаете, мы с женой договорились — если у кого-то есть претензии, их можно изложить на бумаге, — быстро отреагировал Полонский. Он взял со стола листок бумаги, ручку и протянул их главе Сбербанка: — Напишите, какие у вас претензии.

Греф ухмыльнулся, покачал головой и даже не посмотрел в сторону предпринимателя. Вместо этого он начал листать книгу, подаренную Полонским. Полистав, мрачно кивнул:

— Давайте договор.

  008 09 2015 polo 0000

Сергей Полонский водит экскурсию по башне «Федерация». 18 марта 2010 года

 

Весной 2011 года Сергей Полонский — один из самых ярких российских предпринимателей — получил 380 миллионов долларов от Сбербанка, необходимые для завершения строительства башни «Федерация» в «Москва-Сити». Это был последний кредит, полученный им от государства. Сейчас башню «Федерация» достраивает бизнесмен Роман Троценко, унаследовавший остатки компании Полонского. Сам Сергей Полонский находится в «Матросской тишине», его обвиняют в хищении средств дольщиков жилых комплексов «Рублевская ривьера» и «Кутузовская миля».

В начале августа 2015 года, уже находясь в российском СИЗО, Полонский признался, что у него рак щитовидной железы. «Несмотря на все наши обиды на него, если диагноз подтвердится, будем делать все, чтобы его вытащить», — говорит мне его одноклассник Мирон Шакира, который когда-то управлял активами Полонского. Почти теми же словами говорит и предприниматель Михаил Дворкович, долгое время работавший на Полонского, но потом окончательно с ним разругавшийся.

 

Стоп-кран и "заробитчане"

 

Детство Сергей Полонский провел в Ленинграде и небольшом городе Горловка, который сейчас находится на территории самопровозглашенной Донецкой народной республики. Семья переехала из Ленинграда в Горловку в 1984 году — Полонскому было 12 лет, его приняли в обычную местную школу № 16. Именно там он познакомился с Артуром Кириленко, который позднее станет его партнером (Кириленко практически до самого конца был совладельцем «Mirax Group» Полонского и всех ее переименованных активов). Кириленко, Полонский и их одноклассница Наташа Калмыкова зарабатывали чем придется — в том числе, торговали мороженым на остановках поездов дальнего следования, проезжавших через Горловку.

Отслужив в армии, в 1993 году Полонский вместе с одноклассниками организовал фирму, которая поначалу сосредоточилось на продаже «Гербалайфа». Ее офис находился в единственном приличном здании в Горловке — в гостинице «Родина». На другом этаже отеля открыл свое агентство недвижимости еще один предприимчивый одноклассник Полонского, горловчанин Мирон Шакира. 19-летние бизнесмены подкалывали друг друга: «Например, я звонил от имени сельского фермера, который приехал и хочет узнать, как „Гербалайф“ влияет на скот, на удои. Мол, нам надо это в больших объемах. Они на полном серьезе нас пытались убедить: мол, отлично влияет — и назначали встречу», — вспоминает Шакира.

  008 09 2015 polo 02

Друг Сергея Полонского Мирон Шакира

 

С Шакирой Полонский периодически встречался в спортзале. Долговязый тощий Полонский подходил к зеркалу, напрягал мышцы и, глядя на свое отражение, торжественно произносил: «Смотрите — вот он, мужчина XXI века! Что вы ржете? Скоро у меня будет белый „Мерседес“».

Через год, в 1994-м, Сергей Полонский вместе с одноклассниками перебрался в Петербург. Они открыли компанию «Строймонтаж», занимавшуюся строительно-монтажными работами для девелоперов — штукатурили уже готовые квартиры. Полонский одним из первых в стране начал массово завозить гастарбайтеров-заробитчан из Украины — из родной Горловки. Шакира (на какое-то время ставший в Питере партнером Полонского) рассказывает, что на маленьком полустанке в Горловке, где поезд стоит обычно не больше трех минут, ему приходилось срывать стоп-кран, чтобы успеть загрузить всех будущих работников.

Полонский учился на лету. «Когда мы брали заказ на монтаж твердой кровли, никто не имел представления, что это за история, — рассказывает Шакира. — За ночь до встречи была прочитана и изучена книга „Жесткая кровля“. На следующий день „экзамен“ был сдан и заказ получен».

Заказчики, строительные компании, расплачивались со «Строймонтажем» квартирами. Но в один прекрасный момент в 1996 году бизнесмен объявил, что отныне намерен сам возводить дома. «Строймонтаж» сначала взял на себя обязательства достроить дом в районе Девяткино, а затем занялся самостоятельным строительством. В 1999-м «Строймонтаж» Полонского построил в Питере уже 60 тысяч квадратных метров; по меркам Петербурга это был разряд середняков.

Восхождение Полонского в Петербурге остановили губернаторские выборы. В мае 2000 года бизнесмен поддержал Валентину Матвиенко, считавшуюся кандидатом от Кремля. Выступить за Матвиенко Полонскому рекомендовал его друг — Виталий Мутко, в то время — президент футбольного клуба «Зенит» (а ныне министр спорта РФ). Мутко убедил Полонского, что Путин обязательно избавится от своего давнего оппонента — губернатора Петербурга Владимира Яковлева. Однако времена были другие: осознав, что шансов на победу нет, Матвиенко решила не баллотироваться. Успешно переизбравшийся губернатор Яковлев принялся осложнять жизнь Полонскому: у «Строймонтажа» появились проблемы с согласованием проектов. Не долго думая, бизнесмен взял все деньги (к тому времени он заработал около 60 миллионов долларов) и отправился в Москву.

 

Собчак, Путины и русский язык

 

В Москве Полонского ждала работа совсем другого масштаба. Предприниматель решил переименовать свою компанию в «Миракс Групп» — для солидности; он собирался добиться того, чтобы она стала одной из крупнейших строительных организаций в столице. Сам он рассказывал, что в первые два месяца жизни в столице провел едва ли не 300 встреч с банкирами, строителями и девелоперами.

Но первые крупные проекты ему достались довольно странным путем.

Так, «Мираксу» Полонского удалось вытеснить генподрядчика в строительстве жилого комплекса «Золотые ключи-2» (212 тысяч квадратных метров) на юго-западе Москвы. Компанию «Росглавматериалы» питерского бизнесмена Евгения Дондурея Полонский публично обвинил в том, что она обманывает дольщиков и строит без соответствующего разрешения — и обратился в суд. Получение разрешения на строительство задним числом было в то время стандартной практикой всех девелоперов в России, о чем Полонский прекрасно знал. Однако суд встал на сторону «Миракса». Владелец участка перезаключил договор с компанией Полонского, а Дондурей уехал в Лондон, чтобы спастись от уголовного преследования.

Комплекс «Корона» (97 тысяч квадратных метров) Полонский получил, потеснив инвестора — Московскую строительную компанию, тормозившую со строительством жилья на территории Медицинской академии им. Сеченова. В этом случае опять была разыграна карта обманутых дольщиков: юристы «Миракса» помогали им писать письма в разные инстанции. Полонский тем временем подружился с ректором академии, а с его дочерью учредил компанию «Миракс Фарма», которая какое-то время занималась производством лекарств. Академия также позволила Полонскому построить на своей территории еще один крупный жилой комплекс Mirax Park площадью 215 тысяч квадратных метров.

  008 09 2015 polo 03

Мэр Москвы Юрий Лужков и глава «Миракс Групп» Сергей Полонский. Москва, 5 сентября 2008 года

 

Полонский утверждает, что обходился без покровителей. Но, как рассказывают люди из его окружения, у бизнесмена «совершенно загадочным образом» сложились душевные и почти родственные отношения с самым могущественным московским строительным чиновником — вице-мэром Владимиром Ресиным, от слова которого зависела судьба любого девелоперского проекта. «Ресин относился к нему почти как к племяннику, как к сыну», — рассказывает источник, работавший в то время в «Мираксе». В ответ Полонский называл Ресина «папой», и всегда, если надо, выручал его с квартирами. Тот же источник говорит, что Полонский — по просьбе Ресина — якобы дал скидку в 40% на квартиру в «Золотых ключах» уже работавшей тогда в пресс-службе президента России Наталье Тимаковой (на запрос «Медузы» Тимакова не ответила).

Самым главным покровителем Полонский смог обзавестись благодаря своей хорошей подруге, телеведущей Ксении Собчак. Еще в 16-летнем возрасте Собчак в питерском клубе познакомилась с лучшим другом Полонского — местным нефтетрейдером Вячеславом Лейбманом. Переехав в Москву, Собчак с Лейбманом поселились на квартире Полонского. С Лейбманом отношения у Собчак расстроились, зато с Полонским завязалась дружба. Была расположена к предпринимателю и мать Собчак — Людмила Нарусова. Близкий к Полонскому человек рассказывает, что Нарусова «водила главу „Миракс Групп“ по кабинетам». Так Сергей Полонский познакомился с женой президента Людмилой Путиной. Путина тогда занималась своим фондом «Центр развития русского языка» (теперь это «Центр развития межличностных коммуникаций»); Полонский помог ей отреставрировать здание организации на Воздвиженке. Путина отнеслась к этому поступку с благодарностью, да и вообще у нее сложились крепкие дружеские отношения с предпринимателем. «Она приезжала в офис, и они беседовали часа по два-три, и не один раз», — рассказывает бывший сотрудник «Миракса», наблюдавший визиты супруги президента. О Полонском узнал и Владимир Путин, который впоследствии не раз помогал бизнесмену.

На этом благоприятном фоне Сергей Полонский стал одним из первых реальных строителей на площадке «Москва-Сити». Тогдашний вице-мэр Иосиф Орджоникиздзе, курировавший проект, пытался уговорить компании начать строительство в районе, который почти все считали бесперспективным — «Сити» считали очередной завиральной идеей градоначальника Юрия Лужкова. В итоге Орджоникидзе уговорил Полонского выкупить за 30 миллионов долларов участок и построить на нем небоскреб. Полонский решил возводить не просто первый небоскреб в Москве, но самое высокое здание в Европе. Для этого он пригласил уже прославившихся в Германии архитекторов Питера Швегера и Сергея Чобана. «Федерация» — это, на самом деле, две башни; верхняя ее отметка в 2014 году достигла высоты 343 метра.

 

Взлететь высоко

 

Подняться выше остальных для Полонского было важно не только в бизнесе, но и в жизни. Жадный до знаний, он готов был тратить огромное количество времени и денег на самообразование. Начиная с 2005 года, бизнесмен нанимал лучших лекторов в своих областях — по математике, истории, логике, астрономии и даже фотонике. Например, о том, как устроен мозг человека, Полонскому рассказывал доктор психологических наук, заведующий лаборатории Института психологии РАН Юрий Александров и заведующий лаборатории развития нервной системы НИИ Морфологии человека Сергей Савельев. «Полонский собирал всех топ-менеджеров и заставлял их это слушать, а каждая лекция проходила как диалог, потому что у Полонского всегда была тысяча вопросов к лектору», — рассказывает один из менеджеров компании, присутствовавший на этих занятиях. В неделю Полонский прочитывал 10–12 книг — причем каждую читал с карандашом.

Полонский серьезно осваивал и духовные практики, досконально изучил цигун, к нему приезжали преподаватели из Китая. Он дружил с Брониславом Виногродским, переводчиком «Книги перемен». «Виногродский — один из немногих в окружении Полонского людей, кто приносил только пользу, — говорит Михаил Дворкович. — Потом стали появляться люди менее полезные».

Полонский всерьез пытался сделать из себя «сверхчеловека» — и в какой-то момент убедил себя в том, что он им является. Это отталкивало многих из ближнего круга. «У него были гипертрофированы самомнение и высокомерие, — рассказывает один из топ-менеджеров Полонского. — Он был очень немудрым по отношению к людям, которые для него неинтересны. Чем более успешным он становился, тем больше развивалось в нем это качество по отношению к людям. Если ты ему нужен, он с тобой. А если ты его сотрудник, готовься, что выйдешь оскорбленным, задавленным, высмеянным. Когда это был серьезный успех, люди это терпели. Это было как нагрузка к деньгам. Он никогда не был жадным и давал людям возможность хорошо зарабатывать».

 

Совещание у Сергея Полонского

 

«Гордыня — это то, что его сгубило, — уверен Михаил Дворкович. — Он начал взлетать над людьми — как над сотрудниками, окружавшими его, так и над партнерами и над клиентами». По словам Дворковича, Полонский сближался с нужными ему людьми, но стоило произойти тому, что ему не очень нравится, он кардинально менялся: «Он пытался повелевать и властвовать. Как Зевс парил над всеми».

Тяга к новым знаниям и новым людям сводила Полонского с самыми неожиданными персонажами. Часто они жили у него на большой «тусовочной квартире» — на мансарде в комплексе «Золотые ключи». А в 2007 году Полонский купил себе большой остров в Камбодже, построил виллу — и пропадал там неделями. Так что на какое-то время тусовка переместилась туда.

Источник из окружения Полонского утверждает, что поворотную роль в судьбе предпринимателя сыграл художник Сергей Бугаев-Африка: «Это он его подсадил на грибы и прочие расширители сознания. Он летал на деньги Полонского, жил на деньги Полонского, просто высасывал из него деньги, кормив его всяческими препаратами». Сам Бугаев-Африка утверждал, что наоборот — спасал Полонского. «Речь не о грибах, а более сложных соединениях», — говорит мне Бугаев.

Друзья познакомили Бугаева и Полонского в 2009 году. Художник утверждает, что ему «как члену ассоциации психиатров и психотерапевтов хотелось ближе понаблюдать за состоянием предпринимателя». Что он и делал — часто оставаясь на вилле в Камбодже вместе с другими людьми, далекими от предпринимательского мира; такими, как, например, тот же Бронислав Виногродский или питерский художник Сергей де Рокамболь.

Бугаев был в Камбодже и в тот момент, когда Полонского впервые арестовали. 21 декабря 2012-го предприниматель решил отметить «конец света» — причем не только алкоголем. «Все бизнесмены такого рода — заносчивые, они благоприятно себя чувствуют, употребляя те или иные препараты. Тогда он находился в активной фазе психоза, и нам пришлось ехать в Пномпень, чтобы их [препараты] найти», — рассказывает Бугаев. По его словам, Полонский принимал один из сильнейших легальных стимуляторов для мозга (художник не смог сообщить его название): обычная доза препарата — одна капсула в день, но предприниматель пил как минимум десять.

В итоге до вечеринки дело даже не дошло. По дороге с одного острова на другой Полонский повздорил с командой камбоджийцев, управлявших его катером. Матросов заперли в каюте, Полонский отобрал у них мобильные телефоны, засунул в пакет и выкинул за борт. Однако предпринимателю не повезло: один из моряков оказался сыном генерала, управлявшего военной базой в Камбодже, причем именно у него Полонский телефон почему-то не забрал. Для ареста Полонского отправили целый вертолет. Так предприниматель впервые попал в тюрьму, в которой он провел почти четыре месяца, после чего его освободили под залог и подписку о невыезде.

 

Переговоры Сергея Полонского по поводу дела о моряках

 

На вершине успеха

 

Своего пика бизнес Полонского достиг в 2007 году. Выручка «Миракса» выросла в восемь раз — со 163 миллионов долларов в 2005-м до 1,28 миллиарда долларов в 2007-м. Все деньги «Миракс» тратил на покупку новых проектов в Москве, Лондоне, а также на Украине и в Черногории; их было больше десятка.

Полонский был на вершине успеха. На ежегодной выставке девелоперов MIPIM в Каннах в марте 2008 года в очереди на частную вечеринку Сергей Полонский произнес знаменитую фразу «У кого нет миллиарда, могут идти в жопу!» Как считает Михаил Дворкович, эта неудачная шутка дорого обошлась предпринимателю: «Она его похоронила в общественном поле, сформировала общественное мнение и мнение о нем огромного количества чиновничьего звена».

Как назло, спустя полгода после этого яркого выступления грянул кризис, а вместе с ним закончилось и везение Полонского. Летом 2008 года предприниматель приостановил строительство на основных объектах. Прекратились продажи квартир и апартаментов, на которые приходилась большая часть выручки «Миракса». Не прошел и месяц после заморозки стройки на объекте «Кутузовская миля» (жилой комплекс на 60 гектарах на Славянском бульваре), как компания ФЦСР Петра Иванова — изначальный застройщик объекта, привлекший «Миракс» в качестве основного инвестора — решила разорвать контракт с Полонским. Вложенные за три года Полонским в строительство 2,5 миллиарда рублей Иванов Полонскому не вернул — вместо этого силой принялся отнимать объект.

  008 09 2015 polo 04

Сергей Полонский объявил голодовку из-за «рейдерского захвата» ЖК «Кутузовская миля». 23 сентября 2011 года

 

Последним успехом Сергея Полонского стал кредит Сбербанка, полученный в начале 2011 года на завершение строительства башни «Федерация» в «Москва-Сити». Огромные для посткризисного времени 380 миллионов долларов Полонскому достались, несмотря на проблемы с дольщиками «Кутузовской мили». По словам Михаила Дворковича, с кредитом Полонскому поспособствовал глава «Роснано» Анатолий Чубайс, которого бизнесмен пригласил в гости на смотровую площадку — показать, как строится «Федерация». Однако, по словам источника в компании, глава Сбербанка Герман Греф согласился встретиться с предпринимателем только на второй раз — после звонка руководителя аппарата правительства Кирилла Андросова, которому, в свою очередь, поручил решить вопрос с кредитом сам Владимир Путин. Он помнил Полонского и еще с приязнью к нему относился, невзирая на все его сумасбродство. Негласное соглашение с кредитным учреждением подразумевало также, что на башне появится логотип Сбербанка, а на 92 этаже откроется специальный офис банка для высокопоставленных клиентов.

Система Полонского была рассчитана только на успех: на деньги дольщиков, вкладывающихся в одни объекты, оплачивались другие стройки. Пока продажи росли, эта схема никого не интересовала; а когда остановились, выяснилось, что строить и расплачиваться с банками попросту нечем.

От Полонского побежали партнеры. Большая часть «Миракса» принадлежала ему, еще 10% владел Артур Кириленко, остальное находилось в руках миноритариев — кто-то вложился деньгами, кто-то получил опцион как менеджер, когда управлял проектами. Один из миноритариев — Алексей Адикаев — рассказывал мне, что решил уйти после того, как Полонский перестал платить строителям. Другой — Максим Привезенцев — покинул Полонского после того, как узнал, что тот задорого скупает активы за рубежом на средства компании, что, по его мнению, было похоже на вывод денежных средств. Оставшиеся партнеры (Максим Темников и другие) попытались выкупить у Полонского «Миракс Групп», но им он ее продавать не захотел, поскольку и с ними к тому времени поссорился.

Впрочем, самому работать кризисным менеджером Полонскому не очень хотелось. Он планировал продать все, что осталось, а деньги тратить на проекты в Камбодже, где он собирался строить гостиницы и бизнес-школу. Взять на себя подготовку активов к продаже Полонскому предложил бывший чиновник Минимущества, владелец банка «Пушкино» Алексей Алякин. С Полонским его связывали бизнес-отношения: Алякин в башне «Федерация» выкупал помещения целыми этажами.

«В один прекрасный день Алякин пришел к Полонскому, и сказал: давай на меня все оформи, дай доверенности и езжай спокойно отдыхай», — рассказывает Михаил Дворкович, который, по его словам, был свидетелем этого разговора. Как рассказывает бывший менеджер группы, советник Полонского Павел Пятницкий, Алякин в числе прочего обещал решить проблемы с долгами по зарплате. Полонский доверял Алякину, который к тому же щедро спонсировал его жизнь в Камбодже, высылая по его просьбе любые деньги. В частности, именно Алякин купил Полонскому яхту-катер (с ее командой бизнесмен повздорил и в итоге попал в камбоджийскую тюрьму).

  008 09 2015 polo 05

Сергей Полонский в Камбодже. 1 октября 2013 года

 

Кроме того, Полонский призвал на помощь своего одноклассника Мирона Шакиру — того самого, который троллил его по телефону, когда Полонский продавал «Гербалайф». Шакира как раз испытывал проблемы с девелоперским бизнесом в Питере и искал место, где себя применить.

«Серега мне сказал: у меня год депрессия, тяжело принимать решения», — рассказывает Шакира. И он согласился помочь. Правда, с Алякиным Шакира не сработался. «Вокруг Полонского тогда сложился коллектив тех, кто говорит ему то, что он хочет услышать, — рассказывает источник, близкий к Полонскому. — Он доверял тем, кто ему льстил. А если кто говорил правду, это ядро окружения включало мощный механизм тактики выжженной земли». Примерно то же случилось и с Шакирой — в итоге он поссорился с Полонским: «Он мне сказал: я тебя пригласил на работу, а ты пришел и всем сказал, что я дурак. Ты должен был соврать».

В этой неразберихе один из менеджеров Полонского — Николай Богданов (Богус) — в интересах Алякина продал офисное здание «Литературной газеты» в Костянском переулке в самом центре Москвы, которое принадлежало «Мираксу». Алякин тем временем заложил земельные участки по фиктивным кредитам, якобы выданным банком «Пушкино», который ему и принадлежал.

Воровать в отсутствие Полонского было легко — доверенности он раздавал направо и налево. «До недавнего времени на мое имя действовала полная генеральная доверенность на несколько юрлиц корпорации, — рассказывает советник Полонского Павел Пятницкий. — Их даже после нашего увольнения никто не отозвал. То есть мы фактически могли делать все с этими юрлицами, имуществом и счетами. Продать, заложить, переоформить. Так действовали, видимо, и партнеры. Мы же понимали, что крах корпорации — это воронка. И брать не свое не стали».

В начале 2013 года с Мироном Шакирой связался сын Полонского, он попросил отправить деньги в Камбоджу. «Я собираю деньги, пакую их, — рассказывает Шакира, — прошу помощницу отнести и собрать шесть паспортов, чтобы отправить 30 тысяч долларов по пять тысяч (по правилам Western Union больше пяти тысяч за один раз переводить одному человеку нельзя — прим. „Медузы“), и когда мой подчиненный Паша Гарюк пошел отправлять деньги, прибежала охрана Алякина, вырвала деньги из рук и не дала отправить деньги Полонскому. После чего мне начали звонить с угрозами, чтобы я не вмешивался не в свое дело. Я взял наличку и поехал в Камбоджу».

 

Гол как сокол

 

В Камбодже Мирону Шакире с огромным трудом удалось убедить Полонского в том, что его обманывают. Бизнесмен аннулировал доверенности и назначил генеральным управляющим самым дорогим и важным проектом — строительством башни «Федерация» — Шакиру. Председателем совета директоров «Potok 8» (так к тому времени называлось то, что осталось от «Миракс Групп») стал адвокат Александр Добровинский. Юрист в свое время помогал Полонскому, когда тот решил подать в суд на банкира Александра Лебедева, накинувшегося на него в прямом эфире НТВ (в итоге банкира приговорили к 150 часам обязательных работ).

 

Банкир Александр Лебедев атаковал Сергея Полонского в эфире НТВ

 

Добровинский с Шакирой объединились, чтобы забрать активы Полонского из рук Алякина. Шакира не хотел, чтобы они были украдены, а Добровинский, в свою очередь, делал это в интересах нового покупателя — предпринимателя Романа Троценко.

Владелец нескольких судоходных компаний, рантье и хозяин «Винзавода» Роман Троценко имел доли в нескольких активах Полонского. В том числе ему принадлежала часть завода «Кровля» в Филях. Но главное: Троценко выручил Полонского в конфликте с «Альфа-банком».

«Альфа-банк» был один из кредиторов Полонского; после кризиса у «Миракса» возникли проблемы с выплатами всем кредитным учреждениям. Группа «Альфа» традиционно жестко ведет себя с заемщиками, так было и на этот раз. «Когда подошел последний срок выплаты кредита „Альфе“, последняя цифра была 52 миллиона долларов, у нас был инсайд, что [владелец группы „Альфа“ Михаил] Фридман договорился с [президентом банка ВТБ, в котором также был закредитован Полонский, Андреем] Костиным, что он забирает в залог башню и отдает ее ВТБ», — рассказывает Дворкович. Деньги, по его словам, Полонский нашел накануне последнего дня выплаты: «Их дал один человек под честное слово. Его звали Рома Троценко».

Еще когда Алякин начал распродавать активы Полонского по доверенностям, Троценко решил сам вступить в игру — и сделал это по всем правилам 1990-х. 23 февраля 2013 года в офис, где сидели сотрудники Полонского, пришел новый начальник, одноклассник Полонского Мирон Шакира, при поддержке вооруженных людей с акцентом южных регионов. Не встретив сопротивления, люди в масках расположились на этаже, разделив его на две части. В одной сидели сотрудники, присягнувшие Алякину, в другой — «новый» менеджмент во главе с Шакирой. Как рассказывает Михаил Дворкович, двери, где сидели менеджеры, присыпали снаружи песком, чтобы те не могли выйти незаметно и вынести документы на активы компании. «Постепенно сотрудники сами вышли, когда стало нечего пить», — спокойно описывает офисную жизнь в «Москва-Сити» Михаил Дворкович.

  008 09 2015 polo 06

Сергей Полонский и Михаил Дворкович

 

По словам Дворковича, Троценко за остатки «Миракса» должен был выплатить Полонскому 100 миллионов долларов — и уже передал ему 30 миллионов, но тут опять начались странности. Полонский внезапно заявил, что действительно хотел продать актив, но вовсе не Троценко, а Добровинский якобы его обманул, не раскрыв конечного бенефициара, в интересах которого он действовал.

После нескольких публикаций о Троценко как о «нечистоплотном партнере» девелопер обиделся и перестал платить Полонскому. Троценко связался с Германом Грефом, который попробовал решить конфликт звонком Полонскому, но нарвался на крик. «После этого Греф снял поручительство по башне „Федерация“ и поменял его на троценковских людей», — рассказывает Дворкович. Так фактически все активы Полонского перешли Роману Троценко.

Самый драматический момент битвы за «Кутузовскую милю» пришелся на 24 сентября 2011 года. С тех пор, как соинвестор проекта, бизнесмен Петр Иванов, решил разорвать контракт с Полонским, прошел уже год. Иванов добыл бумагу от вице-мэра Владимира Ресина, разрешающую начать «благоустройство территории» и хотел зайти на площадку, чтобы самостоятельно продолжить строительство. Полонский решил во что бы то ни стало не пустить Иванова — он голыми руками и криком пытался остановить технику.

В этот момент Михаил Дворкович звонил своему брату Аркадию, в то время — помощнику президента России (сейчас вице-премьер): «Зампрефекта на меня бросается с кулаками! С кулаками, зампрефекта!» Полонский вырвал у Михаила телефон и нервно закричал: «Аркаша, ты можешь правда сюда приехать, е****й наср*л? Аркаш!» Михаил отмахнулся от босса и попытался продолжить разговор, но его брат уже повесил трубку. Чуть позже Михаил Дворкович увидел в твиттере новость о выдвижении Путина на третий срок: такой съезд «Единой России» был действительно поважнее всего остального.

Тем временем по заявлению дольщиков было заведено уголовное дело о хищении у них средств. Всем дольщикам «Кутузовской мили», кроме восьми семей, квартиры уже построили, однако они не могли в них въехать: дом не принимали из-за конфликта соинвесторов (при этом в деле в качестве похищенной фигурирует стоимость всего объекта). В 2013 году прокуратура назвала Полонского главным подозреваемым. Бизнесмен перестал ездить в Россию. Сперва он жил в Камбодже, затем перебрался в Израиль, но оттуда был вынужден вновь вернуться в Камбоджу. О его экстрадиции из Камбоджи хлопотал сам министр иностранных дел России Сергей Лавров, рассказывает источник в окружении Полонского.

  008 09 2015 polo 07

Сергей Полонский в сопровождении камбоджийской полиции в аэропорту Пномпеня. 17 мая 2015 года

 

По словам источника, близкого к Полонскому, уголовное дело на него завели «по заказу» одного из бывших партнеров, которого тот серьезно обидел. Не обиженных Полонским людей в его окружении нет, но заплатить следователям пять миллионов долларов (такую сумму называет источник) решился только один.

Мирон Шакира не верит в версию о заказном деле: «Это просто глупость. То, что он сейчас сидит, — это [результат того, что] просто он однажды не приехал к следователю. Так бы он не сел». По словам Шакиры, сейчас Полонский абсолютно разорен. «Я бы поверил, если бы у него были гигантские миллиардные активы, которые кто-то бы хотел забрать и Полонский этому мешал. Но он никому не нужен и ничем не обладает. У него растащили все».

«Сейчас [Роману] Троценко принадлежит все. В том числе по бумагам, переданным Троценко Полонским, первому вернули некоторые объекты недвижимости даже другие акционеры [„Миракс Групп“], в частности, [Максим] Темников», — рассказывает советник Полонского Павел Пятницкий. По его словам, у предпринимателя сейчас «как у латыша — долги и душа». Имущество в Камбодже записано на его давнего партнера Николая Дорошенко; некоторое уже конфисковано камбоджийскими властями после выдворения из страны Полонского: сразу после экстрадиции на остров, принадлежащий бизнесмену, начали приезжать люди в форме и в гражданском, чтобы вывезти оттуда все ценные вещи. Камбоджийские власти, обвинившие Полонского в легализации преступных доходов, собираются национализировать и купленные им острова.

В Москве у Сергея Полонского ничего нет — даже квартиры. «Адвокат Полонского Славик Брсоян работает в долг, это я знаю достоверно. Как и то, что гражданская жена Полонского Ольга Дерипаско закладывала свои ювелирные украшения, чтобы купить Полонскому в тюрьму продукты и необходимые вещи», — утверждает Павел Пятницкий.

Совсем закончились деньги у Полонского еще в Камбодже. По словам Михаила Дворковича, сокамерникам Полонского по делу о моряках — айтишникам Константину Баглаю и Александру Карачинскому — передали в тюрьму через адвокатов 2,5 тысячи долларов. Эти деньги они разделили поровну. Так же — поровну — делил деньги Полонский со своими одноклассниками, когда начинал свою головокружительную бизнес-карьеру в Горловке.

 

Материалы по теме