Финансы
04.08.2015

Вслед за Меламедом арестовали его деньги

Вслед за Меламедом арестовали его деньги
  • Леонид Меламед. Фото "Ъ"
Менеджер "Роснано" пошел скользской дорожкой Фетисова и Шефлера

В российской правовой системе попытка добиться закрытия уголовного дела, компенсировав нанесенный ущерб, может окончиться совершено непредсказуемо. Даже неважно, имели ли место действительные или мнимые нарушения. Очевидно, такие решения лежат не столько в правовой, сколько в политической плоскости. Например, один из менеджеров ЮКОСа Василий Шахновский добровольно уплатил все начисленные ему налоги со штрафами и пенями – в общей сложности 53 млн рублей – и суд сразу же освободил его от наказания. А вот владелец S.P.I. Group Юрий Шефлер, уже дважды возместил предъявляемую ему сумму ущерба, следствие так и не решилось применить к нему "экономическую" амнистию 2013 года. Некоторое время назад добровольно возместил на 14 млрд рублей все свои обязательства перед вкладчиками бывший владелец "Моего банка" и экс-сенатор Глеб Фетисов, обвиняемый в мошенническом выводе активов. Однако суд посчитал, что это обстоятельство не имеет отношения к вопросу меры пресечения и сути уголовного дела, а относится к гражданско-правовым отношениям, так что господин Фетисов остался под стражей. Поэтому неординарный шаг бывшего генерального директора государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий» («Роснанотех») Леонида Меламеда, который согласился на арест 227 млн рублей на своем счету, в чем-то напоминает лотерею. По мнению экспертов, таким образом сподвижники Чубайса демонстрируют готовность пожертвовать частью имущества, чтобы сохранить свободу и бизнес.

 

Как известно, Леонида Меламеда и его бывших коллег Андрея Малышева и Святослава Понурова Следственный комитет обвиняет в растрате более 220 млн рублей посредством заключения договора об оказании консультационных услуг с ИФК «Алемар», совладельцем которой являлся Меламед.

По словам защитника Руслана Кожуры, которые приводят "Ведомости", Меламед не признает вины, но готов сотрудничать со следствием, одной из важнейших функций которого является взыскание нанесенного ущерба. Поэтому его подзащитный предложил депонировать на отдельном банковском счете средства для обеспечения возмещения ущерба на тот случай, если его вина будет установлена судом. Следствие удовлетворило соответствующее ходатайство Леонида Меламеда, денежные средства в размере 227 млн рублей внесены на специальный счет, открытый на его имя, и на них судом был наложен арест, говорится в заявлении. 226 млн — это сам ущерб, а 1 млн рублей — штраф, предусмотренный за растрату согласно уголовно-процессуальному законодательству.

 

Сами средства, по словам адвоката Меламеда, его клиент взял взаймы у своих друзей. Этот шаг объясняется тем, что бизнесмен лишен возможности общаться с кем-либо по телефону или через интернет. Даже адвокат вынужден приезжать к Леониду Меламеду для обсуждения текущих юридических вопросов лично. Именно этот запрет, который строго контролируется сотрудниками ФСИН, стал причиной того, что открытием специального счета и перечисления на него денег вынужден был заниматься не сам обвиняемый, а его родственники, получившие соответствующую доверенность.

 

Защита Меламеда рассчитывает, что благодаря такому шагу можно будет добиться смягчения меры пресечения и бизнесмену удастся приступить к работе (сейчас он по решению Басманного районного суда Москвы находится под домашним арестом). Такое решение может быть принято и следователем, уточняет Кожура, но большие надежды адвокат возлагает на Московский городской суд, который в ближайшее время должен рассмотреть апелляционную жалобу на решение Басманного суда, отправившего Меламеда под домашний арест. Знакомый Меламеда в интервью РБК также предположил, что решение бизнесмена может быть связано с боязнью, что эти деньги потребуют с его компании ХК «Композит», что может блокировать ее работу. Правда, Кожура эту версию отвергает.

 

Это достаточно распространенная практика, когда заключается неофициальная договоренность со следствием: «мы возвращаем деньги, а вы к нам хорошо относитесь», говорит адвокат по уголовным делам Владимир Жеребенков. Кроме того, деятельное раскаяние – смягчающее обстоятельство, которое может обеспечить бизнесмену максимально мягкий приговор. Отсутствие формального признания вины в данном случае не столь важно: действия по возмещению ущерба говорят сами за себя, разъясняет адвокат. Меламед «начал нарабатывать себе свободу», уверен Жеребенков: обычно чем мягче бывает мера пресечения на стадии следствия, тем более мягкий выносится и приговор. Какой смысл сажать человека, если он социально неопасен, а похищенное добровольно вернул, резюмирует адвокат.

Политолог Алексей Макаркин отмечает, что менеджмент «Роснано» уже делал шаги, подчеркивающие его лояльность властям, и последние действия Меламеда в эту схему вполне укладываются. Так, например, недавно стало известно, что «Роснано» собирается создать фонд в 12 млрд руб. с «СМП банком» братьев Ротенбергов, которые находятся под западными санкциями, говорит эксперт. Смысл таких шагов заключается в том, чтобы продемонстрировать: бизнесмен не настроен на конфронтацию и готов идти на уступки. Макаркин напоминает, что недавно в аналогичной ситуации оказался председатель совета директоров и владелец контрольного пакета акций АФК «Система» Владимир Евтушенков: он практически без борьбы расстался с «Башнефтью», продажа которой стала предметом уголовного разбирательства, но сохранил при этом свободу и свой статус.


О реакции на такие шаги можно будет судить по тому, какие решения будут приняты в отношении Меламеда, рассуждает Макаркин. Не обязательно они последуют немедленно: в случае с Евтушенковым, например, ситуация разрядилась не сразу, напоминает он. «Это как сидеть на двух стульях: с одной стороны, говорить, что я не виноват, а с другой — возмещать ущерб. Это нелогично», — в свою очередь удивляется Владимир Козин, адвокат, представлявший интересы Владимира Евтушенкова, комментируя действия Меламеда. «Мне сложно говорить, насколько эта мера может быть эффективной: зачем возмещать ущерб, если вы ничего не совершали и виновным себя не считаете? Я считаю, что ущерб должен возмещать человек, признавший свою вину. Если вы не совершали ничего противоправного, зачем возмещать ущерб?» — говорит он.

 

История вопроса


Меламеду предъявлено обвинение в растрате 220 млн руб., выделенных госкорпорации «Роснано» из госбюджета. До 1 сентября он пробудет под домашним арестом. По версии следствия, Меламед принял на работу в корпорацию «Роснано» «подконтрольных ему» Андрея Малышева и Святослава Понурова для подготовки хищений. В ведомстве считают, что Понуров как председатель тендерного комитета, будучи в сговоре с Меламедом, «обеспечил победу в конкурсе по отбору советника фирме «Алемар», совладельцем которой был Меламед, после чего разработал проект договора об оказании услуг, который в свою очередь подписал Малышев».

«В дальнейшем все акты приемки оказанных этой фирмой услуг согласовывались Понуровым и утверждались Малышевым. После чего Понуров подписывал предъявляемые счета к оплате. Таким образом, в период с февраля по июль 2009 года необоснованно были израсходованы средства корпорации на общую сумму более 220 млн руб.», — считают следователи.

Меламед был отправлен под домашний арест 3 июля. Защита обжаловала решение о домашнем аресте. Адвокаты бизнесмена предложили суду избрать в качестве меры пресечения залог. Вскоре Басманный суд арестовал и отправил в СИЗО бывшего топ-менеджера «Роснанотеха» Святослава Понурова, который приехал из Финляндии в Россию специально на допрос к следователю.

Еще один фигурант дела — бывший зампред «Роснано» и глава «Группы Е4» Андрей Малышев — находится за рубежом по состоянию здоровья.

31 июля стали известны результаты независимой экспертизы о правомерности заключенного в декабре 2008 года контракта между госкорпорацией и ИФК «Алемар». Экспертизу провели представители научного сообщества по просьбе «Роснано». Они назвали законной работу компании Леонида Меламеда с «Роснано». Результаты проверки приобщены к уголовному делу.