Финансы
08.04.2015

"Быть или не быть" театрала Кехмана

"Быть или не быть" театрала Кехмана
  • «Ъ»

     

    Владимир Кехман. Фото samaratoday.ru, «Ъ»

К обвинениям в мошенничестве главы компании JFC добавились подозрения в отмывании похищенного

Как стало известно "Ъ", в отношении гендиректора Михайловского театра и Новосибирского театра оперы и балета Владимира Кехмана, обвиняемого в крупном мошенничестве, может быть возбуждено еще одно уголовное дело — на этот раз об отмывании денег, похищенных, по версии следствия, у ряда банков. Пока расследование велось по фактам хищения кредитных средств из Сбербанка, однако потерпевшими признаны еще два банка, и сумма ущерба, вменяемого господину Кехману, вырастет с 5 млрд до 8 млрд руб. Для его возмещения судами арестованы бизнес-центр и квартиры, хозяева которых, считает следствие, были аффилированы с Владимиром Кехманом.

 

По информации, на данный момент следственный департамент МВД России предъявил Владимиру Кехману обвинение по ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество в особо крупном размере) только по одному эпизоду. Потерпевшим по нему является Сбербанк, а нанесенный ему ущерб оценивается следствием пока в 5 млрд руб. Впрочем, уже в ближайшее время эта цифра будет увеличена как минимум до 8 млрд руб., в том числе за счет эпизодов хищения кредитов у банков "Уралсиб" (1,5 млрд руб.) и Райффайзенбанк (450,5 млн руб.), которые уже признаны потерпевшими по делу. Кроме того, расширится обвинение в части Сбербанка, который оценивает нанесенный ему в результате махинаций ущерб в 6 млрд руб. Отметим, что в материалах дела также фигурируют Банк Москвы, Промсвязьбанк и другие финансовые структуры.

По версии следствия, в 2010-2012 годах подконтрольное Владимиру Кехману ЗАО "Группа Джей Эф Си" (JFC) заняло у нескольких кредитных учреждений 18 млрд руб. на закупку фруктов. Однако, как полагают представители потерпевших, структуры Владимира Кехмана свои долги обслуживать не могли, поскольку полученные деньги выводились в другие проекты, в частности девелоперские, а также на покупку квартир и личные нужды фигурантов дела.

В этой связи, отмечает источник, Кехману помимо ч. 4 ст. 159 УК вскоре может быть инкриминирована еще и ст. 174.1 УК РФ (легализация денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления). В рамках расследования этого уголовного дела Тверской райсуд Москвы и Красногвардейский райсуд Санкт-Петербурга удовлетворили ходатайства следствия об арестах бизнес-центра, старинного особняка, а также восьми квартир, расположенных в домах, являющихся объектами культурного наследия.

Недвижимость, как установило следствие, была оформлена в собственность на зарегистрированных в офшорах юрлиц, аффилированных с Владимиром Кехманом. Владельцы недвижимости пытались обжаловать решения судов первой инстанции, но безуспешно — горсуды Москвы и Санкт-Петербурга признали их законными. В Сбербанке сообщили, что им, как потерпевшей стороне и гражданскому истцу по уголовному делу, в частности, известно о том, что следствие наложило арест на акции ЗАО "Международный центр делового сотрудничества", обладающее правами долгосрочной аренды на крупнейший в Санкт-Петербурге офисный центр на улице Пролетарской Диктатуры, 6. По данным журналистов, с помощью недвижимости предполагается хотя бы частично компенсировать ущерб потерпевшим банкам.

С большой долей вероятности можно предположить, что увеличится и количество фигурантов громкого дела. Об этом говорят результаты проведенных на прошлой неделе в девяти российских городах сотрудниками следственного департамента МВД России, ГУЭБиПК и местных подразделений полиции обысков. Мероприятия проводились в десятках офисов и терминалов, расположенных в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже, Самаре, Казани, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Новосибирске и Екатеринбурге. Как полагает следствие, все эти организации осуществляли финансово-хозяйственную деятельность через доверенных лиц Владимира Кехмана. Пока же в этом деле фигурируют трое: помимо Владимира Кехмана это его партнеры по JFC Юлия Захарова и Андрей Афанасьев, которым театральный деятель, по его словам, еще осенью 2011 года передал весь бизнес в доверительное управление. Всем им предъявлены обвинения в мошенничестве.

Впрочем, заявления господина Кехмана, что у него самого никакого бизнеса давно нет и он полностью занят своей профессиональной деятельностью в качестве директора театров, вызывают у потерпевших банкиров большие сомнения. Во всяком случае, в федеральной базе Единого государственного реестра юридических лиц Владимир Кехман с 2005 года и по сей день значится как гендиректор JFC, и обвинение ему предъявлялось именно как руководителю этого юридического лица.

Сама группа компаний еще в феврале 2012 года обратилась в арбитражный суд с иском о признании ее банкротом, и, как говорят представители потерпевших, с тех пор представители JFC сопротивляются переходу к конкурсному производству, постоянно что-то оспаривая, в частности, сейчас — решение собрания кредиторов об открытии все того же конкурсного производства.

"Логика проста — если руководство JFC и тех, кто за ним стоит, отстранят от управления, то у кредиторов будет доступ ко всем документам фирмы и не составит труда выяснить, на что были потрачены кредитные средства",— заявил сотрудник одного из пострадавших банков.

Что же касается уголовного дела, то Владимир Кехман продолжает настаивать, что лично он ничего криминального не совершал, и всю ответственность перекладывает на Юлию Захарову и Андрея Афанасьева. Впрочем, адвокат бизнесмена и деятеля культуры Леонид Сайкин комментировать уголовное дело клиента категорически отказался.

Олег Рубникович

**** 

 

"Он выпустит все кишки из меня и будет преследовать меня до седьмого колена" Кехман об угрозах антисемита Германа Грефа


[...] О взглядах самого Кехмана на природу конфликта — в эксклюзивном интервью.

— Знаете, в свете моей истории мне показалось, что произошедшее в прошлом году с Владимиром Евтушенковым никого ничему не научило. Поэтому хочу рассказать другую удивительную историю, которая случилась с одним моим близким товарищем — фамилию не хочу называть — четыре года назад.

В 2011-м Евтушенков хотел у него купить актив, большое нефтяное месторождение, и предложил за него нерыночную цену — на тот момент у товарища моего был конфликт с Игорем Ивановичем Сечиным. В качестве аргумента Евтушенков сказал, что Медведев остается президентом на следующий срок, а Герман Греф будет председателем правительства.

Если же Греф откажется, то Евтушенков станет председателем правительства. И поэтому, ему, моему товарищу, нужно с ним дружить. Мой товарищ ответил, что в стране, в которой будет президентом Медведев, а премьер-министром Греф, он жить не собирается, поэтому продавать тебе, Евтушенков, он ничего не станет. Зачем я рассказал эту историю? Всё, что сейчас происходит со мной, а именно: обыски якобы в девяти городах и что якобы правоохранительные органы хотят изменить мне меру пресечения — это абсолютная ложь и инсинуации.

— Внесите, пожалуйста, ясность относительно обысков в офисах компании JFC.

— Никаких девяти офисов у меня нет, всё это вранье. А есть склады группы JFC, арендованные в Москве, Самаре, Ростове-на-Дону, Воронеже, Новосибирске, Нижнем Новгороде... И всё. В Петербурге уже нет — их «Сбербанк» забрал и продал сети «СемьЯ».

Склады, на которых якобы проходили обыски, сейчас стоят закрытые, на них находится только оборудование. И ничего другого вообще нет. Компания оплачивает последние два года аренду и тратит деньги, которые могли бы пойти на погашение долгов кредиторам, а кредиторы не дают инструкций, что делать с этим оборудованием, хотя я готов был давно им это оборудование передать, но они отказались.

А всё, что касается моего параллельного бизнеса, — это смешно. Если бы прослушивали мой телефон, всем всё стало бы ясно: я не могу заниматься никаким бизнесом, кроме театров. У нас есть попечительский совет, куда входят одни из богатейших людей России — они просто меня содержат на протяжении последних трех лет, и это знает английский суд, который просто не раскрывает фамилии этих людей.

Кстати, в 2008 году во время кризиса все мои конкуренты кинули эти самые банки — «Промсвязьбанк», «Уралсиб», «Сбербанк», «ВТБ», — и ни один из этих банков не стал их преследовать. Хозяева компаний до сих пор живут припеваючи.

— Возникает вопрос: почему преследуют одного вас?

— В этом весь вопрос. У меня нет никаких проблем с Андреем Костиным, с которым мы встречаемся на правительственных и президентских приемах, он приходит ко мне в театр, иногда спрашивает: «Владимир Абрамович, как там мои? Не сильно тебя прессуют?». У меня нет никаких вопросов к «Альфа-банку» — если бы я взял что-то себе, они бы давно из меня сделали отбивную. Они не имеют ко мне никаких претензий: всё проверено, знают, что я не взял ни одной копейки в компании. Но... позиция «Сбербанка» и лично Грефа...

— По логике вы должны были давно выяснить с Германом Грефом отношения.

— После того как произошла последняя атака на меня, я могу рассказать правду, которую публично еще не заявлял. Что при первом же нашем разговоре с Грефом в феврале 2012-го он мне угрожал, привожу буквально: «Он выпустит все кишки из меня и будет преследовать меня до седьмого колена». Это записано во всех протоколах английского суда.

— Какие у Германа Грефа к Владимиру Кехману претензии? Может быть, глава «Сбербанка» так твердо стоит на страже интересов государства и борется с коррупцией в вашем лице?

— Мне часто задавали и задают этот вопрос. Ответ мой такой: Греф в моей ситуации выступает просто как орудие дьявола, который на протяжении всей моей жизни, с момента крещения, за мою любовь и преданность Богу и его Святой церкви, пытается меня уничтожить.

— Ну это... просто конспирология какая-то. А кто-то скажет «паранойя».

— У меня нет другого ответа: не знаю. Я считаю, что это личная неприязнь и антисемитизм. Что меня очень сильно задело, это когда Интерфакс распространил заявление со ссылкой на МВД о том, что меня якобы должны арестовать. Для чего это было сделано? Чтобы я тут же взял да улетел из страны? Не дождетесь. [...]

— Владимир Абрамович, вы сейчас отвечаете за свои слова? У людей будет сто процентов основания подать на вас в суд.

— Ничего страшного. Пусть подают. Я готов, потому что отвечаю за свои слова. [...]

— Владимир Абрамович, в соцсетях пишут, что вы получили диплом Театральной академии в Петербурге, не посещая занятия. А что в таком случае позволяет вам выбирать спектакли, формировать программу оперы и балета? Только ли ваш личный вкус?

— Абсолютная ложь, что не посещал. Занимался по индивидуальной программе. Но это не имеет никакого значения, потому что государственные экзамены я сдавал публично, в аудитории, где находились даже журналисты. Получил «отлично». Более того, я готов говорить с любым специалистом на любую тему театра и театрального менеджмента. [...]

— Как известно, самые большие антисемиты — евреи. А самые ярые гомофобы — геи? Откуда у вас такая нетерпимость к лицам нетрадиционной ориентации, что вы так откровенно как никто позволяете себе высказываться в адрес авторитетных лиц?

— Я потерял Начо Дуато (известный испанский хореограф, возглавлял по приглашению Владимира Кехмана балетную труппу Михайловского театра два сезона. — М.Р.). Он гей, и он не смог жить здесь по причине пед...в, абсолютно наглых, беспринципных, которые считают, что они имеют право на всё. И это для меня, конечно, является вызовом. Когда я спрашивал его: «Почему ты уезжаешь?» — он говорил мне: «Я не могу здесь находиться по личным причинам». В нашей среде очень много таких людей, и я никого не осуждаю. Они в основном все одинокие, но по тонкости, деликатности, по отношению к профессии — выдающиеся. И я уважаю их, у меня никогда с ними не было ни одного конфликта. Но есть и другая категория... [...]

 

Источник: "МК" , 06.04.2015