Версия для печати
Финансы
02.04.2015

Бударгин разочарован в Ремесе

Бударгин разочарован в Ремесе
  • Сеппо Ремес. Фото «Ъ», «РБК»
Чем ФСБ заинтересовал крупный инвестор
Неприятности неотступно преследуют финского инвестора Сеппо Ремеса. Вначале ФСБ запретила этому бессменному независимому члену совета директоров «Россетей», СИБУРа, «Роснано» и Sollers въезд в страну на протяжении пяти лет. Перед этим владельцу консалтинговой компании «Киуру» и бывшему члену команды Анатолия Чубайса вручили официальное предупреждение «о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений». Как свидетельствовал документ, в вину Ремесу ставился сбор сведений в отношении руководства электроэнергетических компаний, что, впрочем, входило в круг его служебных обязанностей и ранее ни у кого подозрений не вызывало. По мнению ряда наблюдателей, это всего лишь формальный повод, на самом деле его решили попросту оттеснить от управления "Россетями".

 

Косвенно в пользу такого предположения свидетельствует и то, что, как сообщает "Ъ", инвестор не вошел в число кандидатов от правительства в совет директоров "Россетей", даже несмотря на то, что ранее у Бударгина уверяли, что запрет на въезд не помешает Ремесу учавствовать в заседаниях совета директоров, выражая свое мнение письменно. Его фамилия еще в декабре 2014 года присутствовала в исходном списке Росимущества, но пропала оттуда, скорее всего, в конце марта, когда господин Ремес уже получил предостережение ФСБ. Структуры "Газпрома", в прошлые годы иногда помогавшие выдвигаться господину Ремесу, на этот раз предложили в совет менеджеров из структур "Газпром энергохолдинга" и "Роснефти".

Финский инвестор Сеппо Ремес, которому ФСБ запретила въезд в Россию на пять лет, не вошел в число 13 кандидатов в совет директоров электросетевого госхолдинга "Россети", внесенных в распоряжение правительства от 28 марта. При этом еще в начале декабря 2014 года Росимущество по традиции предлагало правительству его кандидатуру как профессионального поверенного. Господин Ремес входил в совет директоров "Россетей" (ранее Холдинг МРСК) с 2008 года. Кроме того, Белый дом не согласовал предложенные Росимуществом кандидатуры гендиректора Агентства стратегических инициатив Андрея Никитина и члена совета директоров банка "Санкт-Петербург" Алексея Германовича, но выдвинул министра энергетики Александра Новака (заменит входящего сейчас в совет "Россетей" заместителя главы Минэнерго Вячеслава Кравченко), замминистра финансов Андрея Иванова и старшего вице-президента НП "Фонд развития центра коммерциализации новых технологий" Василия Белова. Новым членом совета может стать и экс-советник главы Росимущества Олег Федоров.

Срок предоставления кандидатов от миноритариев истек вчера, список уже рассмотрел совет директоров, сообщил источник, близкий к совету, но итоги не раскрываются. "Газпром энергохолдинг" вместе с Gazprom Finance B.V. предложил главу "Межрегионэнергосбыта" Станислава Аширова и вице-президента "Роснефти" Андрея Шишкина. В 2014 году свой список предоставлял также Rusenergo Fund совместно с компанией "Нефть-Актив" (принадлежит "Роснефти").

Сеппо Ремес является совладельцем и главой совета директоров шведского инвестфонда EOS, который владеет миноритарными долями во входящих в "Россети" "Ленэнерго", МРСК Урала, МРСК Центра и Приволжья, МРСК Северо-Запада, МРСК Волги, а также в подконтрольном "РусГидро" "РАО ЭС Востока".

22 марта его не пустили в Россию по возвращении из отпуска, а еще 11 марта при выезде из страны он получил предостережение ФСБ, где говорилось, что финн собирает информацию о руководстве энергокомпаний и их планах развития. Взгляды господина Ремеса расходились с позицией менеджмента "Россетей" по ряду вопросов. Так, он выступал за приватизацию МРСК и против перехода структур холдинга на единую акцию. Господин Ремес отрицает, что собирал секретные сведения.

Вчера Сеппо Ремес подтвердил, что в этот раз был выдвинут Росимуществом как профессиональный поверенный и прошел необходимую проверку. Но уже после неудачной попытки вернуться в Россию 23-24 марта финн узнал от знакомых, что его фамилии больше нет в списке кандидатов в совет. "Когда мне запретили въезд, я уже был уверен, что так и произойдет, поэтому это не стало для меня сюрпризом",— заявил он. Господин Ремес полагает, что исключение из списка стало результатом решения ФСБ. Но источник в Росимуществе заявил, что корректировка изначального списка — "обычная практика", порекомендовав не связывать факт того, что господин Ремес не вошел в окончательный список, с отказом ему во въезде в РФ.

Доля EOS в "Россетях" не позволяет номинировать собственного кандидата, отмечает Сеппо Ремес. "Были годы, когда меня выдвигал "Газпром", но в этой ситуации это было уже невозможно",— заключает он. Гендиректор EOS Russia Ульф-Хенрик Свенссон заявил, что не знает о том, что Сеппо Ремес не вошел в список кандидатов от государства, возможность заменить представителя фонда в совете "Россетей" пока не обсуждалась. Ранее в советы директоров ряда МРСК входили другие кандидаты, поддержанные EOS. Например, в МРСК Урала, где у фонда 6,7% акций, в совет входит Константин Юшков из ООО "Вермут Эссет Менеджмент Гмбх". EOS не планирует выходить из каких-либо сетевых активов из-за запрета на въезд в Россию господина Ремеса, заключил господин Свенссон. Исполнительный директор Ассоциации по защите прав инвесторов Александр Шевчук говорит, что не удивлен исключением Сеппо Ремеса из кандидатов в совет "Россетей", это выглядит логичным после случившегося.

Господин Ремес входит в советы директоров СИБУРа, "Роснано" и Sollers. В "Роснано"  сказали, что компании неизвестно о возможном исключении Сеппо Ремеса из числа кандидатов в совет. По словам представителя "Роснано", окончательного списка кандидатов пока нет, а в предварительном предусматривалось две замены: вместо главы ВЭБа Владимира Дмитриева предложен его заместитель Андрей Клепач, а вместо экс-президента Объединенной авиастроительной корпорации Михаила Погосяна — замминистра экономики Олег Фомичев. В СИБУРе отказались от комментариев.

 

****
 
Инвестор Сеппо Ремес — о запрете на въезд в Россию

 

ФСБ неожиданно запретила въезд в страну финскому инвестору Сеппо Ремесу, 22 года проработавшему в России, в том числе в совете директоров РАО «ЕЭС». РБК поговорил с Ремесом о том, почему он оказался персоной нон грата.

— Как вы узнали о запрете на въезд в Россию?

— Когда я, по-моему, 13 марта, уезжал в отпуск, при пересечении границы офицер ФСБ прямо в аэропорту пригласил меня к себе в кабинет и выдал официальное предупреждение. В этой бумаге так коротко было сказано, что они знают, что я собираю информацию о руководящих сотрудниках энергетических компаний с государственным участием. И потом написано, что в то же время у них нет данных, что я передавал эту информацию разведслужбам других стран и так далее. И последний абзац был о том, что они все-таки предупреждают меня, что лучше бы я эту информацию и не передавал.

— Для вас это было полной неожиданностью?

— Конечно! Когда я это читал, это было просто сюрреалистично. Во-первых, если я вхожу в совет директоров «Россетей», значит, я имею право знать информацию о руководящих сотрудниках этой компании, так? Это же моя задача и по закону, и по всяким постановлениям. А во-вторых, я ничего и не собирал, это выдумки все. С другими компаниями энергетического сектора я никак не связан уже семь лет.

— Когда вам вручили это предупреждение, было ли предупреждение, что обратно в Россию вы можете уже не вернуться?

— Нет, я получил предупреждение, въехал в Финляндию, потом попытался вернуться, и меня не пропустили на границе: дали вторую бумажку, в ней уже не было никакого обоснования про сбор информации, там был номер статьи об угрозе обороноспособности и так далее, мне на эту статью вежливо указали. Ну я не помнил такой статьи, конечно. Все это выглядело как некая типовая процедура, в моем понимании.

— То есть сейчас у вас нет другой информации о сути претензий? Больше никаких пояснений не было?

— Абсолютно так.

— Что вы намерены предпринять сейчас? Будете как-то обжаловать это решение, каков порядок этого?

— Вернуться в Россию я хочу, но через судебный процесс точно не буду этого делать. Судиться с ФСБ? Это просто несерьезно. Я не буду протестовать через судебную процедуру, может быть, буду предпринимать какие-то другие меры. Постараюсь убедить людей, которые могут мне содействовать, что это решение неконструктивное, неправильное. Судебным путем точно ничего делать не буду.

— Как вам кажется, в чем причина того, что вы после 22 лет работы в России неожиданно оказались здесь персоной нон грата?

— Ну как минимум у меня есть официальная информация, которая была в этом предупреждении. Из него следовало, что это электроэнергетика.

— Вы связали случившееся с вашей работой в совете директоров госкомпании «Россети». Со стороны ее руководства ка­кие?то предупреждения раньше были?

— Нет, никаких предупреждений не было. С руководством «Россетей» у меня разные мнения были, достаточно серьезные даже расхождения. Но они были и у других членов совета директоров, были и у правительства и так далее. Честно говоря, я не очень понимаю, чем так уж отличался от других критиков — ничем.

— О чем конкретно идет речь? Вы голосовали против каких-то важных для руководства компании решений?

— Я не думаю, что это касается какого-то конкретного эпизода. Эти разногласия были такого рода: эффективно или неэффективно руководство компании работает, я также поддерживал приватизацию МРСК, а руководство «Россетей», наоборот, выступало за то, чтобы никогда ее не приватизировать. Я был за децентрализацию. Конечно, это все принципиальные разногласия, но я не понимаю... Если даже такие разногласия есть, это не причина для высылки из страны. Может, я не прав?

— К кому именно вы попытаетесь обратиться за поддержкой? В совет директоров Федеральной сетевой компании Единой энергетической системы входит, например, сын директора ФСО Андрей Муров. Вы с ним должны быть знакомы.

— Я с ним не связывался, у меня с ним хорошие отношения. На такие вопросы я пока не готов рассуждать.

— Где вы сейчас находитесь?

— В Финляндии у нас сейчас праздник — католическая Пасха — я провожу его с семьей. Ближайшие недели буду здесь. Дальше не знаю, где буду проживать, не решил еще пока, у меня есть дома в других странах. В 1993 году я приехал в Россию, 22 года жил в Москве. Нельзя сказать, что все было легко, но зато очень интересно. И конечно, я буду больше всего скучать по русским людям, они очень интересные, талантливые — хорошие люди.

— Какие фонды с вашим участием или под вашим управлением сейчас работают в России или инвестируют в российские активы?

— Я участвую сейчас только в одном — это EOS Russia, и все его активы в акциях электроэнергетических, в основном электросетевых, компаний [в портфеле фонда бумаги «МРСК Центра и Приволжья», «МРСК Волги», «МРСК Урала», «МРСК Северо-Запада» и «Ленэнерго»]. Сейчас размер фонда — где-то около 300 млн шведских крон. Сумма довольно маленькая, потому что акции МРСК резко упали — примерно на 90% в течение последнего года. Несколько лет назад его объем составлял 500–600 млн крон.

— Как ваше отсутствие отразится на вашем бизнесе и бизнесе компаний, в советах директоров которых вы присутствуете («Россети», «Роснано», «Сибур» и Sollers)? Будете продолжать работать в них удаленно или подадите в отставку?

— Конечно, я в советах директоров буду заседать до проведения следующих общих собраний акционеров. Потом, я в этом более-менее уверен, меня нигде снова не выберут.

02 04 2015 seppo 02
Источник: РБК, 02.04.2015

 

Материалы по теме