Финансы
03.03.2015

Небезопасная Dea

Небезопасная Dea
  • Джон Браун. Фото "Ведомости"
Фридман ищет пути обойти британское правосудие

Покупка подконтрольной Михаилу Фридману LetterOne нефтегазовой компании Dea у немецкого концерна RWE является рискованной сделкой со стороны владельцев "Альфа-банка" в условиях западных санкций, да и в условиях жесткого конфликта на родине между Фридманом и министром Михаилом Абызовым. В то же время банкиры подстраховались на случай возможных неприятностей загодя. В их арсенале практика шахтинга и, как обычно, перетянутые на свою сторону авторитеты. Против них - британское правосудие, чью суровость испытал на себе не один российский олигарх. Впрочем, жребий брошен.

 

Как сообщает РБК, немецкая RWE и люксембургская LetterOne, подконтрольная акционерам «Альфа-групп» Михаилу Фридману, Герману Хану и Алексею Кузьмичеву, в понедельник, 2 марта, закрыли сделку по нефтегазовой компании Dea: российские миллиардеры приобрели Dea за €5,1 млрд, несмотря на неурегулированный спор с властями Великобритании. Лондон так и не выпустил «комфортное письмо», гарантировавшее бы, что британские лицензии Dea не будут отозваны в случае введения западных санкций в отношении LetterOne или ее российских владельцев. LetterOne считает, что в достаточной мере защитила свой новый британский актив от последствий возможных санкций: он будет выделен в особую структуру по голландскому праву – штихтинг (Stichting). Это креативное решение, говорят независимые юристы, но Великобританию оно не устраивает.

28 февраля Министерство энергетики и климатических изменений Соединенного Королевства (DECC) заявило о несогласии со схемой сделки между RWE и LetterOne. В течение 2014 года сделку одобрили антимонопольные регуляторы Германии, Норвегии и Украины (страны присутствия Dea), и Великобритания стала единственной страной, которая попыталась заблокировать транзакцию.

«После долгого и тщательного анализа министр [энергетики и климата] решил, что предложение [RWE и L1] не смогло полностью снять все опасения. В связи с этим он проинформировал две компании, что если они все же хотят завершить сделку в нынешней конфигурации, то он намерен потребовать от них передачи [британского подразделения Dea] подходящей третьей стороне», – отмечалось в сообщении ведомства. Иными словами, британское правительство намерено потребовать от LetterOne продать местное подразделение Dea, чтобы не подвергать эти экономически и социально значимые операции в Северном море угрозе остановки в случае введения санкций против российских собственников.

В январе RWE и LetterOne договорились, что британские операции Dea будут выделены в отдельное юрлицо: если США или ЕС в течение года после закрытия сделки (то есть до 2 марта 2016 года) введут санкции против LetterOne или ее владельцев, RWE будет обязана выкупить британский бизнес обратно. Для обратного выкупа стоимость Dea UK будет определена по заранее оговоренной формуле, которую стороны не раскрыли. Британский бизнес составляет до 20% оборота Dea.


Креативное решение


2 марта из письма-ответа британским властям, опубликованного LetterOne, стало известно, что новые владельцы Dea хотят реализовать эту схему с помощью штихтинга. Stichting – это фонд, учрежденный по голландскому праву, который будет управляться профессиональным управляющим (управляющей компанией), независимой от LetterOne, пояснил партнер Tertychny Law Иван Тертычный. Целью деятельности фонда будет надзор за управлением активами Dea UK и обеспечение строгого соблюдения лицензионных требований на месторождениях в британской части Северного моря. Вероятно, условия сделки предполагают, что в случае введения против LetterOne или ее владельцев санкций, которые могут привести к отзыву лицензий у Dea UK, управляющие фондом получают полный контроль над этими активами. «После получения полного контроля над Dea UK при введении санкций управляющие действуют согласно заранее прописанному «кризисному плану», который предусматривает поиск подходящего покупателя на этот актив», – отмечает юрист.

Но, как следует из письма LetterOne, британские власти считают, что штихтинг – недостаточно эффективное решение для защиты актива от санкционного риска. Кроме того, это решение может быть интерпретировано как способ незаконного обхода будущих санкций, что само по себе может считаться потенциальным нарушением.


Судебная угроза


В открытом письме министру энергетики и климатических изменений Великобритании Эдварду Дейви LetterOne раскритиковала министерство за затягивание с выражением своей позиции по Dea. Позиция Лондона стала известна лишь за двое суток до планового закрытия сделки, в результате чего у LetterOne уже не было времени для переговоров. LetterOne и RWE решили довести сделку до конца на согласованных ранее условиях, без каких-либо изменений. Теперь, если ведомство будет настаивать на обязательной продаже контроля над Dea UK независимой третьей стороне, LetterOne «намерена добиваться судебной оценки решения» министерства. «Мы сохраняем за собой право требовать компенсацию за любые убытки по инвестициям, которые стали результатом действий министерства в отношении Dea», – предупреждает LetterOne, ссылаясь в том числе на возможность подать иск в рамках международного Договора к Энергетической Хартии.

 

****

 

Почему время для сделки выбрано правильно?

 

Инвестиционная компания LetterOne Михаила Фридмана, Германа Хана и Алексея Кузьмичева потратила первые деньги, полученные владельцами «Альфа-Групп» от продажи доли ТНК-ВР, на покупку немецкой нефтегазовой компании RWE Dea AG — $1,26 млрд из $13,86 млрд, подсчитал Forbes. Компания была оценена в €5,1 млрд с учетом долга €0,6 млрд. Таким образом, денежная часть сделки составляет €4,5 млрд ($5,04 млрд). При этом покупку планировалось финансировать из собственных и заемных средств в пропорции 1 к 3, рассказывал Forbes человек, близкий к «Альфе». Подтвердить это у представителя LetterOne вчера не удалось.

LetterOne была учреждена после продажи ТНК-ВР в июне 2013 года. Владельцы «Альфа-Групп» учредили инвестиционную компанию, вложив в нее $15,36 млрд, включая $13,86 млрд от сделки с «Роснефтью».

 

Таким образом, после приобретения RWE Dea AG у инвесткомпании может остаться $14,1 млрд наличности.

В интервью РБК Герман Хан говорил, что деньги вложены в различные инструменты, «их можно быстро и легко изъять в любой момент, если они понадобятся для сделок».

О желании LetterOne купить RWE Dea было объявлено в марте 2014 года. 22 августа покупку одобрили в немецком министерстве экономики. Позднее еще семь регуляторов из разных стран одобрили эту сделку. Больше года инвесткомпания не могла получить согласования на приобретение актива у британских властей, которые опасаются, что LetterOne может попасть под санкции. В результате в понедельник, 2 марта, сделка была закрыта без согласования Великобритании. Возможно, решить проблемы с британскими властями LetterOne поможет лорд Браун, бывший гендиректор BP, который был вчера назначен исполнительным председателем совета директоров нефтегазового подразделения инвесткомпании — L1 Energy.

Сейчас удачное время для вложения средств, так как в сделке изначально закладывается невысокая цена на нефть, считает аналитик Sberbank Investment Research Валерий Нестеров. Если компания начинает бизнес исходя из умеренных, даже пессимистичных оценок и при этом бизнес получается, в долгосрочном плане — это правильная стратегия, так как в будущем нефть в любом случае станет дорожать, считает он. По словам Нестерова, именно в периоды низких цен на нефть традиционно происходит волна слияний и поглощений.

В предыдущий раз, в конце 1980-х годов, когда нефть стоила $20-30 за баррель, крупные компании, такие как Statoil, Total и Exxon, скупали многие активы с рынка.

Сейчас в США оказались выставлены на продажу многие предприятия, связанные с добычей сланцевой нефти.

Впрочем, в конце января Михаил Фридман в своей колонке для Financial Times размышлял о том, что низкие цены на нефть — это надолго, и это хорошо. По мнению бизнесмена, рост цен был обусловлен иллюзией того, что нефти не хватает.

Фридман писал, что он давно ждал снижения цен на нефть.

«Снижение цен на нефть превратит добычу нефти в нормальный бизнес, где расходы и эффективность значат больше, чем сила лоббизма. Это сделает мир свободнее и безопаснее, поскольку ослабит нелиберальные режимы, которые процветают благодаря нефтяной ренте», — заключил предприниматель.

«Продажа RWE Dea показывает, что даже в сложных условиях мы продолжаем реализовывать наши планы. Обе стороны договорились о хорошем соотношении цены и качества, и RWE теперь могут полностью сосредоточиться на своей основной деятельности», — приводятся в сообщении немецкой компании слова главы RWE Питера Териума. «Мы рады, что завершили сделку по приобретению Dea. Теперь мы рассчитываем на сотрудничество с руководством и сотрудниками DEA», — отметили в LetterOne.

Dea занимается добычей нефти и газа в 14 странах и владеет (либо является одним из совладельцев) на 190 лицензионных участках. Компания производит до 100 000 баррелей в нефтяном эквиваленте в день.

 

Источник: Русский Forbes, 02.03.2015

 

****
 
Бывший гендиректор BP лорд Браун возглавил L1 Energy

Браун поможет компании совладельцев «Альфа-групп» найти общий язык с британскими властями
 

Бывший гендиректор BP вчера был назначен исполнительным председателем совета директоров L1 Energy, принадлежащей инвестфонду LetterOne, которым владеют партнеры по Alfa Group Михаил Фридман, Герман Хан и Алексей Кузьмичев.

Браун, которому сейчас 67 лет, в 1995–2007 гг. возглавлял BP, а всего в этой компании он проработал 41 год. С Фридманом они знакомы больше 20 лет, говорится в сообщении фонда. В 2003 г. Фридман убедил его вложить в совместную компанию ТНК-BP $8 млрд, где BP и консорциуму AAR (Alfa Group, Access Industries Леонарда Блаватника и «Ренова» Виктора Вексельберга) принадлежало по 50%, но уже через два года тогдашний президент ТНК-BP Роберт Дадли признавался в интервью «Ведомостям», что между партнерами есть разногласия относительно стратегии компании. В 2008 г., уже после того, как Браун покинул пост гендиректора BP, конфликт между акционерами ТНК-BP вышел в публичное поле. В 2010 г. Дадли возглавил британскую компанию, а в 2012 г. партнеры договорились о продаже ТНК-BP «Роснефти». Средства, полученные от продажи доли, партнеры по Alfa Group вложили в LetterOne. Всего под управлением фонда находится $29 млрд, помимо нефтегазового сектора он инвестирует также в телеком и недвижимость.

После ухода из BP Браун стал управляющим директором фонда Riverstone Holdings, инвестирующего в энергетику. «Я горд тем, чего Riverstone достиг за восемь лет, но настало время вернуться в кресло топ-менеджера в энергетическом секторе», – цитирует LetterOne слова Брауна.

Назначение Брауна, который является членом палаты лордов британского парламента, состоялось в день закрытия первой нефтегазовой сделки LetterOne: за 5 млрд евро фонд купил добывающую «дочку» нефтегазовой компании RWE – Dea. Сделка была одобрена семью странами и властями ЕС, Великобритания ее не одобрила. Она заявила, что будет требовать перепродажи британских активов Dea третьей стороне. Британское правительство опасается, что на LetterOne или его владельцев могут быть наложены санкции и это может поставить под угрозу добычу на британском шельфе Северного моря. LetterOne вчера заявил, что требование срочной продажи актива со стороны властей несет еще больше рисков остановки добычи, чем возможные санкции. Сам фонд намерен инвестировать в добычу в Северном море и надеется, что Великобритания пересмотрит свое решение, говорится в его сообщении.

Назначение Брауна позволит привести в L1 Energy «влиятельного союзника», отмечает Bloomberg. Опыт Брауна в BP будет большим плюсом для развития L1 Energy, но, безусловно, важна и сама личность Брауна, который пользуется авторитетом в мировом бизнесе, в британских политических кругах, говорит аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров.
 
Источник: "Ведомости", 03.03.15