Финансы
20.02.2015

Банк-сирота между Ноготковым и Малисом

Банк-сирота между Ноготковым и Малисом
  • Максим Ноготков. Фото newanons.ru
Цетробанк не может установить, кто же владеет "Связным"

Пока Ноготков с Малисом решают в судах России и Кипра судьбу "Связного", в странную юридическую коллизию попал еще один бывший актив Ноготкова - "Связной банк". Финансовое положение этой структуры таково, что ей срочно требуется докапитализация. Однако Центрбанк не может потребовать ее от владельцев, так как непонятно, в чьей собственности он на данный момент находится. Не говоря о том, что у обоих претендентов разные взгляды на дальнейшую судьбу учреждения. Ноготков верил в перспективы банка и называл его "самым технологичным в стране", направил для покрытия убытков "Связной банка" от кризиса более 12 млрд рублей, ради которого он набирал долги, которые в конце концов и лишили его "Связного". С другой стороны, Малис не раз говорил, что "Связной банк" ему, в общем-то, и не нужен.


В то же время, ситуация в «Связном банке» требует быстрых решений — у него совсем нет запаса по капиталу, с конца прошлого года продолжается отток вкладов. При этом Центробанк не знает, кто по факту контролирует банк и несет ответственность за него — Ноготков или Малис. О такой проблеме «Ведомостям» рассказали знакомый Малиса, партнер Ноготкова и топ-менеджеры двух банков, претендовавших на санацию «Связного банка», если такое решение было бы принято Центробанком. «Сложилась ситуация, что ЦБ не знает, с кем из них — с Ноготковым или Малисом — обсуждать вопросы по поддержке банка капиталом. Прежний акционер [Ноготков] уверял, что заинтересован в развитии банка, но он потерял контроль, а новый инвестор [Малис] говорит, что не заинтересован в банке и что банк ему не нужен», — признает источник, близкий к регулятору.

В раскрытии структуры акционеров банк до сих пор указывает бенефициаром Ноготкова, он же возглавляет совет директоров банка. «В четверг банк получил информацию о смене контролирующего акционера Trellas, в ближайшее время мы сообщим об этом регулятору», — сказал источник в «Связном банке».

В декабре 2014 г. Solvers Малиса объявила, что получила контроль над холдингом Ноготкова Trellas.«Онэксим» Михаила Прохорова переуступил группе Solvers права требования по кредиту на $120 млн, залогом по которому была Trellas и по которому Ноготков допустил дефолт. Trellas владеет всеми основными бизнесами Ноготкова — ритейлером «Связной», «Связным банком», интернет-магазином Enter и ювелирной сетью «Пандора». Главный актив, который интересен Малису в Trellas, — ритейлер «Связной», говорили знакомые Малиса и Ноготкова и источник в «Онэксиме».

Однако получение контроля в Trellas для Малиса затянулось: Ноготков отозвал выданное на компанию Solvers Малиса распоряжение о переводе прав, позволяющих распоряжаться 51% акций Trellas, после чего два бизнесмена начали разбирательства в суде. Только на этой неделе Верховный суд Кипра вынес решение, признав контроль за Малисом. Однако двое его знакомых говорят, что пока распоряжаться своим пакетом он не может. Сам Малис сказал, что ему не известно об этом.

Все это время — с конца ноября — ЦБ пристально наблюдает за ситуацией в«Связном банке». Банк испытывает отток вкладов — за последние два месяца он потерял около 5 млрд руб. На начало февраля в банке было 26 млрд руб. средств населения. «Связной банк» ввел лимиты на снятие наличных (до 15 000 руб. в день — в банкоматах, 5000 руб. — переводы по картам). Достаточность капитала — 11,45% на начало февраля (минимум — 10%). Банку необходимо 3-3,5 млрд руб. вливаний в капитал в ближайшее время, говорят два контрагента группы «Связной».

В банке была проверка Агентства по страхованию вкладов, сейчас заканчивается проверка ЦБ. На банковском рынке с декабря распространяется информация о том, что банку может понадобиться санация. Такой вопрос обсуждался, признают два источника, близких к ЦБ и группе «Онэксим». Интерес к участию в санации проявляли несколько банковских групп — в частности, «Открытие», ТКС, «Ренессанс кредит» (входит в группу «Онэксим»), рассказывали ранее источники в этих банках, но ЦБ не устроила оценка по цене санации от этих претендентов.

Регулятор ждет, что предложит акционер банка, но есть вопрос — кто это, рассказывают знакомый Ноготкова и источник, близкий к ЦБ.

В декабре, сразу после объявления Малиса о получении контроля над холдингом Ноготкова, ЦБ «имел диалог с Малисом — интересовался, готов ли он докапитализировать банк», говорят трое его знакомых. «Но Малису банк не интересен, и он на тот момент не был готов инвестировать в его развитие», — утверждают они.

В этом году в ЦБ было уже «три установочные встречи с участием и Ноготкова, и Малиса», говорят двое их знакомых. ЦБ еще не согласовал сделку по получению Малисом контроля в «Связном банке», указывают они: «Поэтому регулятор исходит из того, что хозяин банка все еще Ноготков». Двое из претендентов на санацию тоже в этом году начали «вести разговоры с Малисом», признались они.

Ноготков вчера отказался от комментариев. «С банком все будет хорошо», — заявил Малис, не вдаваясь в детали. Представители ЦБ, «Онэксима», ТКС и «Открытия» от комментариев отказались.

 

****

 

Говорим "Малис", подразумеваем "Усманов"

 

На этой неделе завершился еще один этап борьбы за «Связной». Олег Малис выиграл суд у Максима Ноготкова и может наконец завладеть контрольным пакетом головной компании группы — кипрской Trellas. Правда, надежды, что этот этап окажется последним и теперь все заинтересованные лица начнут совместно искать выход из ситуации, немного.

Слишком широк круг интересантов, слишком много у них рычагов воздействия, таких как залоги, гарантии и проч. Каждый из них оценивает не только выгоды и слабые места своих позиций, но и подбирает себе возможных союзников как из числа кредиторов, так и извне. В таких условиях, заключая договор, никогда не знаешь, сколько он проживет, и история с отзывом Ноготковым безотзывного распоряжения о передаче акций спустя несколько часов после его подписания — наглядный этому пример.

Но что еще более запутывает ситуацию — это убежденность практически всех сторон, что Малис действует не только в своих интересах. Сам он клянется, что в сделке участвуют только его собственные деньги. Но кредиторы гадают: кто же стоит за Малисом? Алишер Усманов, с которым у Малиса есть общие проекты? По словам знакомого Ноготкова, об этом может косвенно свидетельствовать тот факт, что Усманов — единственный крупный бизнесмен, представители которого не интересовались у Ноготкова будущим актива. Но представитель Усманова заверяет, что тот не имеет отношения к сделке Малиса. Другие предположения тоже не находят официальных или неофициальных подтверждений.

Для «Связного» хорошим примером может быть история с «Евросетью», которая пришла к кризису 2008-2009 гг. сильно закредитованной и готова была рухнуть. Но ее удалось сохранить. По словам людей, имевших отношение к той истории, не последнюю роль в этом сыграла финансовая поддержка «Альфы», формально даже не участвовавшей в сделке (основатели «Евросети» Евгений Чичваркин и Тимур Артемьев продали компанию Александру Мамуту, а тот вскоре перепродал часть «Вымпелкому»). Поэтому и сейчас кредиторам важно знать, есть ли за Малисом кто-то еще. Ведь если он действует сам по себе, то бремя поддержки актива скорее всего ляжет на них, а они, конечно же, хотели бы с кем-то его разделить.

Чтобы сохранить «Связной», необходимо, чтобы все интересанты пошли на компромисс. Но единственная основа компромисса — доверие, которое в этой истории явно в дефиците. И не так важно, как все обстоит на самом деле, — один ли Малис или за ним стоит кто-то еще. Кредиторы все равно ищут того, кто принимает окончательные решения, — и, видимо, не находят. И это может быть решающим в судьбе «Связного».

 

Источник: "Ведомости", 20.02.2015