Финансы
12.02.2015

Следствие вспомнило о Малофееве

Следствие вспомнило о Малофееве
  • Константин Малофеев. Фото vdmsti.ru
Вместе с основателем фонда Marshall Capital обыскан человек, похожий на Скуратова

Какая-то полоса невезений преследует основателя Marshall Capital Константина Малофеева в последние дни. На Украине он назван одним из самых главных врагов, в Киеве против него заведено уголовное дело, в Америке на него наложены санкции, к сенаторскому креслу не допустили, а банк ВТБ требует объяснить судьбу кредита в $225 млн. И если почти год следствие, казалось, забыло о предпринимателе, то на этой неделе расследование по делу о хищении банковского кредита вдруг снова оказалось на слуху. Более того: в домах у Малофеева и сына экс-прокурора Скуратова, выступающего свидетелем по делу, прошли обыски. Несмтря на протесты, суд признал проведение таких следственных действий не противоречащими законодательству.

Как сообщает "Ъ", Константин Малофеев и Дмитрий Скуратов вначале жаловались на обыски и выемки в Тверской райсуд, но тот признал действия следователя законными. Потом обратились в Мосгорсуд, но тот в минувшую среду оставил решение суда первой инстанции в силе.

До этого обыски по делу проводились в офисах и домах господ Малофеева и Скуратова в 2013 и 2012 годах. Тогда сотрудников МВД интересовали документы, связанные с хищением более $225 млн. у ВТБ. Эти деньги в 2007 году были выданы дочкой ВТБ — VTB Capital PLC малоизвестному ООО "Руссагропром" на покупку молочных заводов у компании Nutritek International Corp. (входит в группу "Нутритек"), ранее контролировавшейся господином Малофеевым через Marshall Capital. Основными активами последней являлись акции и доли в уставных капиталах девяти российских молокозаводов (ОАО МК "Пензенский", ЗАО "Бийский маслосыркомбинат", ОАО "Молоко" и др.). Но в итоге ни кредит, ни проценты по нему не были погашены, предприятия не были куплены, а акции, которые были получены банком в качестве залога, оказались малоликвидными. А когда в 2011 году "Руссагропром" объявил дефолт, банк обратился в правоохранительные органы. Было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере, совершенное организованной группой), но лишь спустя год, когда им занялся Следственный департамент МВД, начались активные следственные действия. В итоге совладелец Marshall Capital Константин Малофеев, Дмитрий Скуратов и их партнер тогдашний глава Ростелекома, а впоследствии первый заместитель генерального директора Tele2 Александр Провоторов оказались в ранге свидетелей. Обвиняемой же по делу стала гендиректор "Руссагропрома" Евгения Кремнева, которая, как считает следствие, предоставила фиктивные сведения о "фактическом финансовом состоянии молокозаводов", а затем похитила деньги вместе с сообщниками.

Однако после проведения обысков и череды допросов следственные действия были заморожены и до конца прошлого года фактически не велись. В это время благотворительный Фонд святителя Василия Великого, где председателем наблюдательного совета является Константин Малофеев, активно инвестировал в социальные программы в Крыму после его воссоединения с Россией, консультант бизнесмена по пиару Александр Бородай стал премьером самопровозглашенной Донецкой народной республики, а его знакомый Игорь Гиркин (Стрелков) — одним из руководителей вооруженного сопротивления на Донбассе. Все это привело к тому, что на Украине против господина Малофеева возбудили уголовное дело, а США и Евросоюз включили его в санкционные списки. Получить комментарии господина Малофеева не удалось. Дмитрий Скуратов, в свою очередь, сообщил, что его и господина Малофеева процессуальный статус не изменился: "Мы свидетели". При этом юрист не стал отвечать на вопросы, касающиеся новых обысков, иных следственных действий и их обжалования, сославшись на то, что следствие взяло с него подписку о неразглашении. В ВТБ ход расследования вчера также не комментировали.