Финансы
25.12.2014

«Траст» был банкротом последние пять лет

«Траст» был банкротом последние пять лет
Тогдашний руководитель банка Черкасова - ныне ценный менеджер ВТБ

В распоряжении «Ведомостей» оказался отчет аудиторской компании EY (тогда — Ernst & Young) о состоянии «Траста» в середине 2009 г., когда акционеры «Траста» вели переговоры об объединении с дочерним банком «Роснефти» — Всероссийским банком развития регионов (ВБРР). О существовании такого документа знают два человека, в 2009 г. работавших в одной из структур «Роснефти» и «Трасте». Представители EY и «Роснефти» отказались комментировать отчет.

Его содержание проливает свет на истинное состояние банка. Сравнить выводы аудиторов с отчетностью банка не представляется возможным: отчетности за первое полугодие 2009 г. на сайте банка нет, предоставить ее «Траст» отказался. От комментариев представитель банка также отказался. На сайте «Траста» размещен лишь годовой отчет за 2009 г., из которого следует, что аудитором банка была KPMG (отказалась от комментариев, поскольку не может разглашать информацию о клиенте).

Кредитный портфель «Траста» в середине 2009 г., если верить аудиторам EY, составлял 65 млрд руб. после вычета резервов, из них 60% портфеля (42,7 млрд руб.) были выданы связанным сторонам. Один из контрагентов, сотрудничавший в то время с банком, подтвердил, что на связанные стороны приходилось более половины портфеля «Траста». Из них на проекты акционеров (Илья Юров — 30,7%, Сергей Беляев — 23,1%, Николай Фетисов — 19,5%) приходилось 23,8 млрд руб., еще 8,5 млрд составила реструктуризация выданных им проблемных кредитов, а 6,5 млрд было выдано дружественным структурам для поддержания нормативов регулятора, писали аудиторы EY.

 

В 2009 г. 40% акций «Траста» были заложены по кредиту, предоставленному Merrill Lynch, Credit Suisse и другими компаниями акционеру банка — ЗАО «УК «Траст», писали аудиторы EY. Пресс-служба «Траста» подтвердила, что такой кредит был, однако уже погашен и акции не находятся под обременением.

Фактически банк грубо нарушал нормативы по кредитованию связанных сторон — оно вдвое превышало капитал банка (тогда он составлял 11,5 млрд руб.), хотя такие кредиты ограничены 25% капитала. В отчетности банка по МСФО за 2009 г. отражены кредиты связанным сторонам всего на 820 млн руб., или 1,3% портфеля.

В июле 2010 г. рейтинговое агентство Fitch заявило, что обеспокоено «сохраняющейся непрозрачностью некоторых активов банка» и не исключает, что кредиты, выданные связанным сторонам, могут занимать гораздо большую часть портфеля. После этого банк отказался от рейтинга агентства.

Номинальная доля таких операций всегда была низкой, указывает бывший сотрудник «Траста». Половина кредитов, выданных акционерам, шла на сделки с недвижимостью и девелоперские проекты, следует из отчета EY. Fitch указывало, что треть портфеля приходится на такие сделки, причем у агентства недостаточно информации, чтобы понять, связаны ли эти сделки с владельцами банка.

Аудиторы указывали и на сомнительное качество капитала банка. Субординированные кредиты, выделенные банку для пополнения капитала, оказались «схемными»: акционер TIB Investments получил средства для субординированных инструментов в виде кредитов самого банка. Из схемы, изложенной аудиторами, следует, что «Траст» выдал межбанковский кредит на 5,4 млрд руб. VTB Austria, который выдал такую же сумму TIB Investments, и в итоге эти деньги были выданы банку в качестве субординированного займа для пополнения капитала. Представитель ВТБ вчера вечером не смог это прокомментировать. Выявление этого факта регулятором «может привести к штрафам, отказу в финансировании со стороны ЦБ, отзыву лицензии», отмечалось в отчете EY.

Ликвидность банка в основном поддерживалась за счет ЦБ (28% привлеченных средств) и вкладчиков (39%). У «Траста» был разрыв между срочностью активов и обязательств практически на всех сроках, от одного дня (разрыв в 6,7 млрд руб.) до одного года (46 млрд руб.), указывали аудиторы EY.

Финансовый результат банка напрямую зависел от разовых сделок — выкупа собственных евробондов, а также продажи земли в Перми. Чистый убыток банка по МСФО за первое полугодие 2009 г. составлял 826 млн руб., а без учета указанных статей увеличивался до 2,3 млрд.

За прошедшее время состояние банка не улучшилось, говорит его бывший менеджер, покинувший «Траст» около года назад. Банк «балансировал на грани», описывали его состояние многие контрагенты.

ЦБ хотел, чтобы «Траст» оздоравливался собственными силами, банку был составлен план самостоятельного финансового оздоровления, этот проект курировал директор департамента банковского регулирования Василий Поздышев, рассказывает человек, близкий к надзорному блоку регулятора. Однако все карты спутал набег вкладчиков, которые испугались роста ключевой ставки ЦБ и падения курса рубля. Те 3 млрд руб., которые вкладчики вынесли из банка, оказались критическими, говорил зампред ЦБ Михаил Сухов, хотя это составляет менее 2% вкладов (144 млрд).

В понедельник, неожиданно решив санировать «Траст», ЦБ выделил на это 30 млрд руб., но банкиры, знакомые с положением дел в банке, указывают, что потребоваться может гораздо больше. Оценки, насколько стоимость активов может быть дешевле обязательств, доходят до 50-60 млрд руб.

До сих пор дыра такого масштаба была у Межпромбанка — треть кредитного портфеля, или 56 млрд руб., не обслуживалась (данные из иска АСВ к руководству МПБ) — или у Банка Москвы, у него треть портфеля (360 млрд руб.) также была связана с предыдущим руководством во главе с Андреем Бородиным, и часть этих кредитов перестала обслуживаться после смены акционеров банка. «Временная администрация Агентства по страхованию вкладов проводит оценку активов и обязательств банка “Траст”. В настоящее время дополнительные комментарии считаем преждевременными», — ответила пресс-служба ЦБ.

Банк никогда не был прибыльным, но вряд ли на его состояние повлияли эти операции акционеров, вспоминает бывший менеджер «Траста». «Ошибка в случае с “Трастом” состояла в том, что большое количество розничных кредитов было выдано за короткое время на очень насыщенном рынке, — говорит он. — Банк фактически брал “отказников” [которые не смогли занять у других банков], в 2010-2013 гг. был сформирован портфель, который приносил только убытки. С конца 2012 г. 80% новых выдач розничных кредитов были реструктуризацией проблемных кредитов, убытки переупаковывали в новые выдачи». С 2009 г. по середину 2014 г. розничный портфель «Траста» вырос с 18 млрд до 118 млрд руб., а корпоративный прибавил лишь 43% до 58 млрд.

В 2009 г. «Трастом» руководила Надия Черкасова (сейчас — член правления «ВТБ 24»), которая отчет EY предпочла не комментировать. Телефоны Юрова и бывшего предправления Федора Поспелова вчера не отвечали.

 
****
 
"Траст", который лопнул

 

То что банк с итак не очень надежным названием "Траст" находится на грани дефолта, было известно давно. Еще в 2009 году ИА "Руспрес" высказывало предположение, что нереально низкие проценты по вкладам этого финансового учреждения и массовое привлечение физических лиц (а также продажа пакета его акций "Роснефти") ни что иное, как попытки уйти от ответственности в случае ожидаемого краха. В этом случае вкладчики могли бы превратиться в своеобразный "живой защитный барьер" от проверяющих, а акциями можно было бы шантажировать государство. Странно, что пять лет никто не обращал на это никакого внимания, пока из-за кризиса те самые вкладчики не побежали за своими сбережениями (за прошлую неделю они сняли более 3 млрд руб.), фактически обрушив эту структуру. И только после этого в Центробанке обнаружили расхождение между заявленными и реальными активами «Траста» на сумму около 60 млрд руб., а также запутанную отчетность. К тому же в "Трасте" оказалось застраховано вкладов на сумму большую, чем та, которой на сегодня располагает фонд страхования вкладов. Тем временем банкиры опасаются "цепной реакции", когда перепуганные вкладчики побегут забирать свои деньги в других финансовых учреждениях.

 

Как собщает "Ъ", вчера Банк России объявил о мерах по финансовому оздоровлению банка "Траст" и утвердил план его санации Агентства по страхованию вкладов (АСВ). В соответствии с этим планом АСВ за счет кредита Банка России предоставит "Трасту" финансовую помощь в размере до 30 млрд руб. на поддержание его ликвидности. То есть фактически эти средства пойдут на выдачу денег клиентам, желающим забрать свои средства из банка. Собственно, невозможность банка собственными силами расплатиться с вкладчиками и стала формальным поводом для санации. "На прошлой неделе "Траст" не справился с оттоком вкладов населения. При этом ликвидность, имевшаяся в распоряжении банка, не позволяла в полном объеме исполнять поручения клиентов на списание денежных средств",— пояснил зампред ЦБ Михаил Сухов.

Таким образом, нервозность вкладчиков, с которой на прошлой неделе столкнулись все банки, включая даже государственные, оказалась для "Траста" критической даже в небольших масштабах. В выходные дни вкладчики банка писали на форуме banki.ru о невозможности получить деньги с депозитов. По словам клиентов, в пятницу в ответ на попытки забрать вклад в банке предлагали обратиться с этим после новогодних праздников. По закону неплатежеспособность банка в течение двух недель — основание для отзыва лицензии. "Банк России посчитал принципиально важным в нынешних условиях не допустить неплатежеспособности банка, входящего в третий десяток российских банков по размеру активов и обязательств перед клиентами",— сообщили в ЦБ.

Вкладов у "Траста" на 1 декабря, по российской отчетности, было чуть более 144 млрд руб., из них, по некоторым данным, застраховано порядка 100 млрд руб. — есть что спасать: в фонде страхования вкладов — 88,5 млрд руб. Конечно, есть возможность восполнить дефицит за счет ЦБ, но в условиях крайней нервозности вкладчиков на фоне ослабления рубля обнуление фонда может вызвать панику населения. Не говоря уже о рисках отзыва лицензии у такого крупного игрока.

По объему спасаемых средств населения "Траст" практически приблизился к крупнейшему санируемому игроку — Банку Москвы. На момент санации у того было порядка 147 млрд руб. средств населения. Таким образом, по этому показателю "Траст" на втором месте. Сравнение по объему средств, направленных на санацию, пока провести сложно. Их сумма еще не определена, и, судя по всему, обнародованные 30 млрд руб.— лишь вершина айсберга. Как следует из заявлений ЦБ, "величина активов банка существенно меньше величины обязательств, речь идет о десятках миллиардов рублей". Причины этого и конкретные оценки Банк России рассчитывает получить в ближайшее время в ходе работы временной администрации АСВ, после чего будет отобран санатор. "Окончательная величина средств на докапитализацию будет понятна позднее — вместе с оценками реальной дыры и по итогам отбора инвестора",— пояснил господин Сухов.

По словам источника, близкого к банку "Траст", у банка кредиты на сумму около 45-50 млрд руб. давно не обслуживаются, однако отражаются как реструктурированные и потому не зарезервированы. Видимо, это одна из причин того, что в официальной отчетности у банка все не выглядит так уж плохо.

Из 134 млрд руб. розничного кредитного портфеля просроченными на 1 декабря было 8,8%, из 51 млрд руб. корпоративного кредитного портфеля — 1,9%. Более того, в отчетности банк показывал прибыль — 2,2 млрд руб. Что будет с ней после того, как регулятор "установил существенное снижение качества активов и направил в банк "Траст" предписание о доформировании резервов", догадаться несложно.

В такой ситуации, объем средств на поддержку банка может оказаться настолько большим, что в случае с "Трастом" может быть повторена схема с инвестициями средств полученной господдержки в ОФЗ, как это уже было сделано во время санации Банка Москвы, чтобы, с одной стороны, закрыть огромную дыру, а с другой — повысить доходность инвестирования большого объема средств и повысить возможности по их оперативному возврату. "Принимая решение о финансовом оздоровлении банка "Траст", Банк России считает, что инструмент ОФЗ может быть рассмотрен совместно с инвестором, но сейчас у нас нет каких-либо окончательных готовых решений,— сообщил Михаил Сухов.— Такие решения могут быть приняты совместно ЦБ, АСВ и инвестором".

Две недели назад из «Траста» ушел ключевой менеджер — главный управляющий директор Валерий Новиков, приводят "Ведомости" слова бівшего менеджера банка. Новиков фактически управлял банком, продолжает он, его уход подтверждал, что дела у банка плохи и ситуация практически патовая.

 

О том, что ситуация вышла из-под контроля собственников и рисковала выйти вообще из-под какого бы то ни было контроля, свидетельствует и оперативность, с которой ЦБ принял решение об оздоровлении "Траста". Проверка с участием АСВ решению по санации не предшествовала — нарушением это не является, но обычно такая проверка проводится. Кроме того, обычно решение о санации принимается вечером одного дня, а временная администрация входит в банк лишь утром следующего. Столь скоропостижно — в один день — решение принимается впервые. В Банке России сообщили, что банк "Траст" находился в сфере повышенного внимания регулятора с точки зрения оценки его финансового состояния, у регулятора имелись обоснованные сомнения в качестве активов банка и рассматривались различные варианты применения мер воздействия.

Судя по комментариям ЦБ, теперь меры воздействия могут быть применены уже к владельцам банка. У "Траста" была установлена существенная недостоверность отчетности, а реальное значение достаточности капитала и концентрация крупных кредитных рисков существенно хуже отраженных в отчетности, цитирует Михаила Сухова "Интерфакс": "Банк России изучит имеющиеся факты с целью принятия решения об обращении в правоохранительные органы по поводу фальсификации отчетности банка "Траст"". Крупнейшие бенефициары банка — председатель совета директоров Илья Юров, члены совета директоров Николай Фетисов и Сергей Беляев. Где они сейчас — неизвестно. В сообщении ЦБ говорится, что "акционеры банка не изъявили желания каким-либо образом в дальнейшем принимать участие в судьбе и деятельности банка".

Какой именно санатор будет это делать — должно определиться уже к середине недели. Учитывая масштабы бедствия, это может потянуть только крупный игрок. Источники на банковском рынке называют в числе возможных санаторов Сбербанк, Альфа-банк, Промсвязьбанк, "Открытие", Бинбанк и ряд других игроков. Сказал свое слово и МДМ-банк. "Если будет принято решение о проведении конкурса для отбора банка-санатора для "Траста", нам было бы интересно в этом конкурсе поучаствовать",— сообщил председатель правления МДМ-банка Тимур Авдеенко. По его словам, в "Трасте" интересная клиентская база — более 1,5 млн клиентов, карточный бизнес — банк эмитировал 2 млн карт, сеть — 160 точек продаж по всей России, около 600 банкоматов.

Впрочем, реальных претендентов единицы. Вчера, как передало "РИА Новости", три крупнейших банка РФ — Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк — заявили, что не намерены участвовать в санации "Траста". У Бинбанка и Альфа-банка санационная нагрузка и так велика: первый санирует Москомприватбанк и сразу пять банков группы РОСТ, Альфа-банк занят оздоровлением Балтийского банка. Из оставшихся названных кандидатов сразу несколько источников в качестве наиболее вероятного претендента называют "Открытие". Впрочем, по их словам, для него этот выбор — "добровольно-принудительный".

Отобрать объективно подходящего непросто, указывают эксперты. "Из серьезных игроков мало тех, кто захочет нагружать себя стрессовыми активами — даже с учетом получения дешевой ликвидности,— говорит топ-менеджер банка из топ-30.— Если только речь не идет о решении собственных проблем с ликвидностью".

Один из банкиров опасается, что новость о санации «Траста» спровоцирует новые набеги вкладчиков на банки. Непонятно, почему ЦБ не мог подождать до Нового года, негодует он. Топ-менеджер банка из топ-20 говорит, что его банк тоже опасается паники: во все отделения банка завезли дополнительную наличность. «Мы не исключаем всплеска случаев неплатежеспособности банков, который для некоторых из них может закончиться или банкротством, или санацией. Ключевым вопросом является, какие именно банки будут спасены», — пишут аналитики Райффайзенбанка.