Финансы
20.02.2014

«Транспортобесие»

«Транспортобесие»
Игорь Сечин и Николай Токарев разбираются, кто из них больший кишечник, лжец и самодур

«Роснефть» и «Транснефть» обменялись колкостями из-за предложения нефтяной компании стать акционером трубопроводной. Последняя назвала идею истерикой и обвинила оппонента в искажении данных.

«Транснефть» резко отреагировала на предложение «Роснефти» стать акционером монополии. Президент госкомпании Игорь Сечин в конце января предложил правительству рассмотреть возможность размещения допэмиссии акций «Транснефти» в пользу его компании. По замыслу Сечина на вырученные средства монополия могла бы развивать нефтепроводную систему.

«Эта поспешная инициатива “Роснефти” может вызвать лишь сожаление, и сравнить ее можно только с недостойной этой компании истерикой», — говорится в заявлении, распространенном вчера пресс-службой «Транснефти». «Роснефть» создала свою «собственную систему координат», которая сильно отличается от той, в которой «существуем мы все», сказано в заявлении: «В этой системе координат, видимо, кишечник диктует правила игры и сердцу, и мозгу, а используемая арифметика сильно отличается от настоящей. Это касается и отчетности, когда падение добычи называется ее ростом, падение капитализации — повышением стоимости компании, а наращивание долгов — ростом инвестиционного рейтинга».

«Транснефть» утверждает, что в письме Сечина были приведены искаженные данные по ее тарифам. Президент «Роснефти» указал, что тарифы на транспортировку нефти в России значительно выше зарубежных. Так, тариф по нефтепроводу TAL из итальянского порта Триест в Германию, Австрию, Чехию — 0,216 руб. за прокачку тонны нефти на километр, а средний тариф «Транснефти» — 0,42 руб. за 1 т км. «Транснефть» приводит другие цифры. 0,216 руб. т км — этот номинальный тариф установлен для одного из владельцев TAL, австрийской OMV (для прокачки нефти на ее собственный НПЗ «Швехат» в пригороде Вены). Для остальных участников рынка тариф на TAL значительно выше. Например, на участке Триест — Ингольштадт — 0,38 руб. за 1 т км, а Ингольштадт — Карлсруэ — 0,4 руб. за 1 т км. Из 11 крупнейших трубопроводных компаний мира «Транснефть» по величине тарифа стоит на 10-м месте, говорится в заявлении.

«Если в “Роснефти” об этом знают, то данные искажаются сознательно, если нет, то такие не соответствующие действительности расчеты свидетельствуют о низкой квалификации специалистов, участвовавших в подготовке обращения в правительство», — указано в сообщении. Кроме того, «Транснефть» опасается, что вхождение нефтяных компаний в капитал трубопроводной монополии может привести к тому, что крупные игроки не только будут устанавливать двойные стандарты — для себя и для «чужих», но и начнут максимально экономить на содержании и развитии системы. А это «неизбежно приведет к дестабилизации работы всей отрасли», говорится в заявлении.

Позднее представитель «Транснефти» Игорь Демин объяснил, что заявление стало реакцией на комментарии неназванного источника в «Роснефти», процитированного информагентствами. Монополия — это искусственная модель, при которой тариф на прокачку ставится во главу угла, привело вчера агентство «Прайм» слова собеседника в «Роснефти»: «Это парадокс, когда компания по оказанию услуги определяет ценовую картину. Переводя на язык анатомии, получается, что кишечник диктует правила игры всем жизненно важным органам — и сердцу, и мозгу, и печени».

Ответ «Роснефти» тоже был резким. «Реакция пресс-службы “Транснефти” является лучшей иллюстрацией к обозначенной “Роснефтью” проблеме, когда инфраструктурная компания навязывает всей отрасли и всей экономике свои имманентные цели и интересы. Здесь применим термин “транспортобесия”. Суть его — описание ситуации, когда целью транспортировки является сама транспортировка», — говорится в заявлении пресс-секретаря «Роснефти» Михаила Леонтьева, отправленном в редакцию. Замечания «Транснефти» по поводу уровня добычи и капитализации он назвал «бредовыми».

У Сечина и президента «Транснефти» Николая Токарева давно сложные отношения, напоминает заместитель гендиректора Центра политической информации Алексей Панин. Нынешнее же предложение Сечина выглядит как «притязание на империю Токарева», считает эксперт: «Идея провести допэмиссию ради благих целей выглядит как маскировка попытки получить контроль над решениями, принимаемыми в «Транснефти». Обе компании публичные и их действия должны вызывать интерес со стороны западных инвесторов, продолжает Панин: «Такая перепалка производит удручающее впечатление. Мне трудно представить, чтобы подобная дискуссия развернулась, условно, между BHP Billiton и Rio Tinto».

 

Реакция чиновников


Представитель куратора обеих госкомпаний в правительстве — вице-премьера Аркадия Дворковича — отказался комментировать их резкие заявления. Ранее он говорил, что вице-премьер считает нецелесообразным проведение допэмиссии «Транснефти» в пользу одной из нефтяных компаний. «Есть два ограничителя. Первое — все, что ниже 70% плюс 1 акция (снижение доли государства в капитале компании. — ИТАР-ТАСС), принимается по указу президента. Второе — это прямой запрет госкомпаний на участие в приватизации других госкомпаний», — сказала руководитель Росимущества Ольга Дергунова (цитата по ИТАР-ТАСС).