Финансы
06.02.2014

Вексельберг и Блаватник кинули сенатора Лебедева на сечинские $2 млрд

Вексельберг и Блаватник кинули сенатора Лебедева на сечинские $2 млрд
  • Леонард Блаватник. Фото "Ъ"
Деньги «Роснефти» за ТНК-BP попали не в те руки

Чувашский сенатор неожиданно затребовал в суде Нью-Йорка недополученную им долю от продажи ТНК-BP - $2 млрд. Леонид Лебедев надеется взыскать эту сумму с Виктора Вексельберга и Леонарда Блаватника, которые уступили свои 25% акций Игорю Сечину в лице "Роснефти". При этом, как передают близкие к сделке источники, Сечина представители Вексельберга уверяли, что "никаких проблем не будет" - несмотря на то что уже на стадии переговоров юристы Лебедева интересовались судьбой этой части акций ТНК-ВР.

Во вторник Лебедев подал иск к Вексельбергу и Блаватнику в Верховный суд штата Нью-Йорк - копия находится в редакции «Ведомостей», утверждает газета. Истец заявил, что был партнером ответчиков с долей в 15% в OGIP, которая, в свою очередь, контролировала 12,5% акций ТНК-BP. Исходя из этого, Лебедев требует с «партнеров» не менее $2 млрд от продажи «Роснефти» доли в нефтяной компании. Эта сделка состоялась в марте прошлого года. «Роснефть» купила 100% ТНК-BP у консорциума AAР и британской BP за $44,4 млрд и 12,48% акций «Роснефти». AAР получила $27,73 млрд, половина пришлась на OGIP. Исходя из этого и рассчитана сумма иска.

Историю партнерства с Вексельбергом и Блаватником Лебедев описывает с декабря 1997 г. Ответчики незадолго до этого победили в залоговом аукционе на 40% акций Тюменской нефтяной компании (ТНК). ЗАО «Новый холдинг», принадлежавшее ответчикам и группе «Альфа», предложило за 40% ТНК $820 млн. Лебедев, как следует из иска, тоже подавал заявку на этот пакет. Но деталей не приводит. Известно, что вторым претендентом на торгах была компания, представлявшая интересы гендиректора ключевой нефтедобывающей «дочки» ТНК — «Нижневартовскнефтегаза» Виктора Палия и его партнеров Михаила Черного и Михаила Некрича. Палий впоследствии продолжил борьбу с покупателями за контроль над ТНК, но проиграл. Его партнеры в войне не участвовали. Черной в 2000 г. в интервью признал, что еще до конкурса с партнерами скупил 12% акций самой ТНК и крупные пакеты ее основных «дочек». «Но после разговора с [президентом "Альфа-групп" Михаилом] Фридманом я решил продать акции. Все-таки это был их бизнес», — добавил Черной. Лебедев, как он пишет в иске, тоже времени даром не терял. Он собрал 1,8% ТНК и 10,5% «Нижневартовскнефтегаза». Но продавать бумаги он не стал, а по предложению Вексельберга и Блаватника стал их партнером. Передал им акции и $25 млн наличности.

Все трое, как говорится в иске, договорились внести принадлежавшие им активы в совместную компанию.

Лебедеву в ней должно было отойти 33,33%. Вместе с долей Лебедев должен был получить возможность участвовать в управлении совместным бизнесом, говорится в иске. И это обязательство партнеры исполняли. В качестве доказательства этого Лебедев пишет, что ответчики номинировали его на пост президента «Славнефти». Это случилось в конце 1999 г. и стало сенсацией, ведь «Синтезу» принадлежало лишь 2% акций компании. Лебедев тогда не говорил, на чью поддержку рассчитывает в борьбе за «Славнефть». «Многие из этих людей достаточно известны, — сказал бизнесмен в интервью в январе 2000 г. — Как ни странно, иногда они же финансируют конкурирующие проекты». Кстати, месяцем ранее «Синтез» подавал заявку на участие в приватизации 49,6% акций ТНК, но проиграл. И «Славнефтью» Лебедеву поруководить не удалось. Государство, владевшее тогда 74% «Славнефти», предпочло Михаила Гуцериева.

При этом Вексельберг и Блаватник так и не оформили на Лебедева причитавшуюся ему долю в совместном бизнесе, говорится в иске. В какой-то момент партнеры объявили, что их вклад в общий бизнес оказался больше, чем Лебедева. Весной 2001 г. все трое в течение трех дней обсуждали в Нью-Йорке — в офисе Блаватника, квартире Вексельберга и во время прогулок в Центральном парке — сложившуюся ситуацию. В итоге ответчики убедили истца согласиться на снижение доли до 15%, говорится в иске. Стороны даже составили проект соответствующего соглашения. Но Блаватнику потребовалось срочно уехать из Нью-Йорка. Поэтому документ подписали только сам Лебедев и Вексельберг, говорится в иске. Причем свои подписи они поставили как физические лица, а не представители каких-либо компаний.

Спустя два года владельцы ТНК договорились о создании с BP совместной компании ТНК-BP. Это была мегасделка. Владельцы ТНК в качестве доплаты получили от британской компании $3 млрд наличности и акции самой BP на такую же сумму. Лебедев участия в сделке принять не мог. Партнеры объявили, что не смогут раскрыть его имя BP из опасения, что та не согласится на сделку, говорится в иске. Подробности этих опасений в документе не приводятся. Но известно, что в 1990-х гг. итальянские правоохранительные органы вели расследование уголовного дела о нелегальной торговле оружием. В 2001 г. к тому времени уже бывшего партнера Лебедева - Александра Жукова - задержали в Италии, он провел под арестом несколько месяцев. Его, Марка Гарбера и Лебедева заподозрили в соучастии. Но доказать что-либо итальянцы не смогли, и в 2004 г. суд признал их невиновными.

 

[Forbes, 06.02.2014, "Спор на $2 млрд: в чем сенатор Лебедев обвиняет Вексельберга и Блаватника": Иск Лебедева был накануне зарегистрирован в суде Нью-Йорка и опубликован на сайте ведомства. [...]

В заявлении утверждается, что Лебедев, Вексельберг и Блаватник являются партнерами в нефтяном бизнесе с 1997 года, однако юридически оформили свои деловые отношения спустя четыре года. В 1997 году Лебедев помог партнерам приватизировать 40% ТНК: именно он внес в «компании, подконтрольные одному из ответчиков», $25 млн, а также свою долю в головной компании ТНК (1,8%) и ее основной производственной дочерней компании «Нижневартовскнефтегаз» (10,5%).

В 2001 году во время встречи в Нью-Йорке партнеры договорились, что Лебедев получает право на 15% прибыли нефтяного бизнеса и в, частности, 15% в OGIP, через которую партнеры владели пакетом ТНК.

Тогда Лебедев и Вексельберг сразу подписали это соглашение, а Блаватник позже согласился со всеми условиями договора и распорядился выпустить гарантийное письмо на $200 млн, подтверждающее обязательство OGIP по выплате дивидендов.

В 2003-м основные акционеры ТНК достигли соглашения с британской British Petroleum о создании совместного предприятия. Для этого крупнейшие акционеры ТНК — Вексельберг и Блаватник, с одной стороны, и «Альфа-групп» Михаила Фридмана — с другой, создали консорциум ААР на паритетной основе. Во время проведения сделки по созданию ТНК-BP в СМИ шел поток негативных публикаций об одном из тогдашних деловых партнеров Лебедева. Ссылаясь на это, Вексельберг и Блаватник настояли на том, чтобы участие Лебедева не афишировалось, говорится в иске. Партнеры предложили выкупить долю Лебедева, но он отказался, и в июне 2003 года была учреждена компания Coral, которой в течение трех лет передавались векселя на суммы, равные 7,5% платежей, получаемых AAR от BP, общая сумма выплат Coral составила $600 млн.

Источник, близкий к Лебедеву, пояснил Forbes, что Блаватник и Вексельберг были поставлены в известность о намерении Лебедева подать в суд, но их реакции не последовало. По словам собеседника, подача иска до завершения сделки по продаже «Роснефти» ТНК-BP повредила бы компании и, как следствие, снизила бы стоимость доли Лебедева.]


В итоге Лебедев остался тайным акционером. А партнеры обещали выплатить его компании в течение трех лет $600 млн в обмен на право получать дивиденды от общего бизнеса. Кроме того, OGIP выпустила в пользу структуры Лебедева ноты на $200 млн. Больше никаких выплат от ответчиков истец не получал.

["Ъ", 06.02.2014, "Cенатор назвался тайным акционером": Но до марта 2013 года ситуация его не волновала. Вчера представитель сенатора рассказал, что в течение последних лет участники дела общались только по телефону и свои претензии истец направил господам Блаватнику и Вексельбергу "после нарушения его прав при сделке с "Роснефтью"". Он добавил, что до сих пор предложений об урегулировании ситуации не было. [...] По словам представителя господина Блаватника Майкла Ситрика, претензии безосновательны. "В заявлении изложены факты, не имеющие отношения к реальности,— заявил он.— Истец пытается использовать американскую судебную систему, чтобы еще раз предъявить фальшивые обвинения". В "Роснефти" ситуацию не комментируют. Источники, близкие к сделке, вспоминают, что еще в процессе переговоров юристы сенатора интересовались ею, но "представители Вексельберга уверяли, что никаких проблем не будет".

Управляющий партнер адвокатского бюро "Бартолиус" Юлий Тай полагает, что шансы господина Лебедева на победу в суде невелики, так как его дело "очень напоминает спор Бориса Березовского с Романом Абрамовичем: те же устные договоренности и отсутствие прямых письменных доказательств". По словам юриста, истцу нужно будет объяснить суду, почему в 1997 году он скрыл факт своего владения долей в ТНК, передав ее ответчикам: причины "могли быть не совсем законными". Кроме того, уточняет господин Тай, после такого сокрытия активов спустя годы очень тяжело вернуть их назад и документально подтвердить свою связь с долей в компании.]

Представители Вексельберга, ВР, AAР отказались от комментариев. FT Блаватник заявил, что жалоба «не имеет под собой никаких оснований».

Лебедев сказал «Ведомостям», что мог бы подать иск и раньше, но не хотел повлиять на взаимоотношения акционеров ТНК-ВР. «Иногда можно не получить, сколько сломать», — указывает он: все это время капитализация компании росла. Представитель бизнесмена добавляет, что Блаватник и Вексельберг были проинформированы о требованиях и возможности досудебного урегулирования около года назад, но реакции не последовало. «У нас очень уверенная позиция, которая подкреплена серьезными аргументами и опирается на документы», — говорит он.

Этот иск обещает стать самой дорогой битвой российских олигархов в США, сказал партнер адвокатского бюро «Коблев и партнеры» Кирилл Бельский. Существование соглашения, его действительность и юридическую обязательность для сторон придется доказывать адвокатам Лебедева. От убедительности их доводов зависит решение суда, а размер компенсации будет определен экспертной оценкой, резюмирует юрист.

Даже устные договоренности являются доказательством для судебной системы США, говорит партнер «Юков и партнеры» Всеволод Миллер: «Если Лебедев представит доказательства, что ему была обещана соответствующая доля, и убедит присяжных заседателей, он может выиграть дело».

 

На честном слове


В 1990-е гг. многие сделки не оформлялись документально. Так, несколько лет назад выяснилось, что «Альфа-групп» была партнером Владимира Потанина и Михаила Прохорова при приватизации «Сиданко», но в итоге к участию в бизнесе допущена не была. «Мы ведь были друзьями. В итоге мы заплатили причитающуюся с нас сумму денег, пакет был куплен на компанию, в которой мы должны были потом получить долю. У нас даже были какие-то права, два места в совете директоров», — рассказывал совладелец «Альфы» Герман Хан. Но стороны не успели подписать обязывающие документы, а потом не договорились о том, как управлять совместной компанией. «В итоге через какое-то время Потанин сказал: давайте мы вернем вам ваши деньги, мы не хотим вас видеть в качестве партнеров, — рассказывал Хан. — Никаких легальных возможностей влиять на ситуацию у нас не было». Через несколько лет «Альфа» достойно ответила «Интерросу», перехватив в результате процедуры банкротства контроль над рядом крупных «дочек» «Сиданко».