Финансы
04.02.2014

Деньги "Газпрома" для семей "Газпрома"

Деньги "Газпрома" для семей "Газпрома"
  • Александр Зайнетдинович Шайхутдинов. Фото tgaza.narod.ru
Зачем корпорация Шайхутдинова-старшего выводит 2,2 млрд рублей в оффшорный бизнес Шайхутдинова-младшего?

"Газпром" и тендеры - понятия несовместимые приблизительно в такой же мере, как "Газпром" и кадровая политика. Хотя метод подбора кадров и метод подбора субподрядчиков у газового монополиста по сути своей однаков: нужные люди, устроенные на нужные места получают нужные деньги под сомнительные проекты. Не секрет, что для того, чтобы попасть на работу в головную контору “Газпрома”, бессмысленно обивать пороги кадровых агентств — газовый монополист с ними просто не работает. Кадровая система головной конторы никаким образом не связана с внешним рынком. Но при этом в "Газпроме" ключевую роль играют рекомендации и семейные связи. Менеджмент "Газпрома" по сути своей давно уже превратился в наследственную аристократию, занятую распилом дармовых денег, не поддающихся никакому учету. За примерами в нашем случае долго ходить не надо.

 

Как сообщают "Ведомости", в прошлую пятницу «Газпром» объявил итоги тендера на покупку оборудования на 2,222 млрд руб. для компрессорных станций «Южного коридора». Победителем стало ООО «Промгазмаш». Оно поставит оборудование подольского ООО «НПК «Ойлгазмаш».


«Промгазмаш» через кипрскую Veciana Holdings контролируется двумя компаниями с Британских Виргинских островов — Centrale Assets Inc. и Centrale Ventures Inc. Кто стоит за ними, журналистам пока выяснить не удалось.

Зато 12,5% долей в «Ойлгазмаше» принадлежит Богдану Будзуляку. До 2008 г. он был членом правления и начальником департамента по транспортировке, подземному хранению и использованию газа «Газпрома». Такой же пакет принадлежит ООО «Газотурбинные технологии». По данным СПАРК, 100% его долей принадлежит 32-летнему Антону Александровичу Шайхутдинову. Его отец — замначальника департамента по транспортировке, подземному хранению и использованию газа «Газпрома» Александр Шайхутдинов.

Департамент по транспортировке, подземному хранению и использованию газа в числе прочих формулирует технические требования (ТТ), которым должны соответствовать оборудование для компрессорных станций «Газпрома», рассказывает бизнесмен, работающий с «Газпромом».

Александр Шайхутдинов подтвердил через представителя «Газпрома», что Антон — его сын. Впрочем, какую-либо помощь в получении заказов компании он отрицает. «Оборудование выбирается на тендерной основе. Исходные требования для всех одинаковы, и никакой преференции не может быть», — пояснил Шайхутдинов. Более того, полная информация о родственных связях была раскрыта при подаче тендерной документации. «Технические требования готовят проектные институты. Департамент согласовывает только ТТ на новые разработки, которые предоставляет сам разработчик», — добавляет Шайхутдинов.

ООО «НПК «Ойлгазмаш» создано в 2005 г. группой организаций-учредителей, в том числе ОАО «Подольский машиностроительный завод», ЗАО «Гидроаэроцентр» и других, с целью расширения номенклатуры проектируемого и поставляемого оборудования для нефтегазохимического комплекса, прежде всего гаммы аппаратов воздушного охлаждения. Тогда 50% компании получила фирма «Разноэкспорт», владельцем которой, по данным СПАРК, был Петр Колбин — бывший партнер Геннадия Тимченко в Gunvor. Но уже в 2006 г. он продал долю.

Правительство еще в бытность премьером Владимира Путина объявило о намерении пресекать бизнес топ-менеджеров госкомпаний на заказах своих работодателей. В декабре 2011 г. глава правительства раскритиковал на совещании энергетиков. «Из всего проверенных 352 человек руководящего состава энергетического комплекса у 169 должностных лиц — практически у каждого второго — выявлена аффилированность с 385 коммерческими организациями, кроме тех, где они работают», — объявил Путин. Позднее проверки должны были распространиться на госкомпании в нефтяной, газовой, атомной, транспортной отраслях и на госбанки. Чем они закончились, чиновники не сообщали.

Начальник управления по контролю и надзору в промышленности, строительстве, металлургии и рудно-сырьевом комплексе Федеральной антимонопольной службы Максим Овчинников не смог прокомментировать данный тендер «Газпрома». Он лишь заверил, что со временем ведомство будет следить за всеми конкурсными закупками компании. «Там, где “Газпром” имеет возможность ограничить конкуренцию, будем смотреть предельно пристально, так как это может привести к серьезным последствиям для всей экономики», — обещает чиновник. Впрочем, в секторе производства оборудования для компрессорных станций является существенным, но не единственным потребителем, добавляет Овчинников.

«Внешне формальности соблюдены: и структура Антона Шайхутдинова, и Богдан Будзуляк владеют всего по 12,5%, а следовательно, речи об аффилированности данной компании быть не может», — говорит партнер King & Spalding Илья Рачков. Он добавляет, что для признания аффилированности у владельца должно быть больше 20%. Интересно, кто-то в стране еще способен верить подобным заявлениям?