Финансы
24.01.2014

Лопнувшая кубышка Глазьева и Михалкова

Лопнувшая кубышка Глазьева и Михалкова
  • Никита Михалков. Фото joyreactor.cc
VIP-вкладчики лоббируют спасение «Моего банка»

В то время, когда центробанк мужественно отзывает лицензии у ряда крупнейших финансовых учреждений страны, некоторые, меньшие строкутры, остаются на плаву благодаря влиятельным вкладчикам. В частности, политический вес Никиты Михалкова до последнего времени позволял держаться на плаву банку с сомнительной репутацией и огромным ворохом проблем. Но в последнее время и в этом отношении ситуация стала изменяться к лучшему. Как сообщают "Ведомости" со ссылкой на источник, близкий к надзорному блоку ЦБ, сегодня комитет банковского надзора Центробанка будет обсуждать ситуацию, сложившуюся в «Моем банке».

У«Моего банка», по его словам, «самая тяжелая ситуация из всех, что мы наблюдаем с осени». Проблемы с ликвидностью, дефицит капитала, который может достигать 8-10 млрд руб., отсутствие залогов по значительной части кредитного портфеля, перечисляет он. Разница между стоимостью активов и обязательствами банка составляет около 8 млрд руб., знает от топ-менеджера«Моего банка» один из финансистов. Эту сумму подтвердил знакомый совладельца«Моего банка».

Банк направил в ЦБ план санации, рассказал знакомый совладельца банка и подтвердил человек, близкий к надзорному блоку ЦБ. Спасение банка, по их словам, лоббируют его знаменитые и влиятельные вкладчики.

Один из них — Никита Михалков, говорят три собеседникагазеты. В банке он хранил около 200 млн руб. личных денег и порядка 100 млн руб. там держали подконтрольные ему структуры, уточняют два человека, близких к ЦБ и банку.

Михалков размещал деньги в «Моем банке», когда действовала личная гарантия его владельца. В 2007 г. основной владелец «Моего банка» экс-сенатор Глеб Фетисов поручился перед вкладчиками всем своим имуществом. Поручительство действовало два года и неоднократно продлевалось. Последнюю личную гарантию Фетисов выдал в октябре 2012 г. Спустя год перед крупными вкладчиками поручилась компания, через которую Фетисов контролировал банк. Гарантия распространялась «только на суммы депозитов свыше 1 млн руб. и позволит получить денежные средства сверх указанной суммы», говорилось на сайте банка. А в конце 2013 г. Фетисов продал банк.

«Михалков встречался с Фетисовым, но тот утверждал, что теперь по обязательствам должны отвечать новые владельцы. После чего он и другие состоятельные вкладчики обращались к руководству ЦБ и в другие ведомства», — рассказывает знакомый одного из нынешних владельцев«Моего банка».

Похожая история случилась с Глазьевым, который год назад претендовал на пост председателя ЦБ.

«Глазьев активно обсуждал судьбу Моего банка” во всех доступных ему кабинетах», — говорит федеральный чиновник. Это подтверждает источник, близкий к совету директоров банка. Глазьев обсуждал это, в частности, с сотрудниками администрации президента, знает один из банкиров.

Долю Фетисова выкупили 11 человек. Среди них совладелец группы компаний«Мегаполис девелопмент» Владимир Малин, бывший зампред ЦБ(в начале 90-х гг.) Ринат Сетдиков, совладелец группы «Никохим» Михаил Баранов, управляющий директор Variety Capital гражданин Израиля Максим Голодницкий и прочие.

Банк еще при Фетисове находился в «печальном состоянии», сказал бывший сотрудник«Моего банка», участвовавший в его подготовке к продаже, и новые акционеры знали, что покупают проблемный банк. Знакомый одного из них говорит, что с августа в банке действует ограничение на прием вкладов, а позже ему еще и ограничили ставку. Кроме того, регулятор предписал банку досоздать более 2 млрд руб. резервов. «Обнаружились проблемы с обеспечением по ряду кредитов, а также с состоятельными вкладчиками — денег на выплаты им банально не было», — вспоминает собеседник.

ЦБ просил доформировать резервы на 1,5 млрд руб., уточняет консультант одного из потенциальных покупателей«Моего банка». По его словам, покупатель не согласился на сделку именно по той причине, что Фетисов отказался пополнять капитал банка.

Запрос в приемную Фетисова остался без ответа. Представитель ЦБ отказался от комментариев. Вопросы, отправленные пресс-секретарю Михалкова неделю назад, остались без ответа. Глазьев вчера не отвечал на телефонные звонки.

 

Нормативом не вышел

 

К январю норматив достаточности капитала банка Н1 снизился с ноябрьских 10,84 до 10,19% (минимально допустимое значение — 10%), норматив мгновенной ликвидности Н2 — с 24,15 до 16,17% (минимум — 15%), норматив текущей ликвидности Н3 — с 69,50 до 50,38% (50%).

 

«Мой банк»


Совладельцы: по 9,95% долей в уставном капитале FFF Finance Group принадлежат Владимиру Малину, Ринату Сетдикову, Михаилу Баранову, Максиму Голодницкому, а также Игорю Антонову, Ларисе Васильевой, гражданину Эстонии Геннадию Бесчастнову, гражданам Латвии Алексейсу Бойко и Виктории Урбанович. Еще 7,5% в FFF Finance Group владеет Валерий Шуватов, 2,95% — Ливио Росси Джанни (подданный Великобритании). Финансовые показатели (РСБУ, 31 декабря 2013 г.):


активы — 31 млрд руб.,


капитал — 2,3 млрд руб.,


убыток — 436,5 млн руб.

 
****
 

"Сейчас отношения между Фетисовым и Миримским из-за плачевного состояния банка напряженные", говорит источник в партии


Голландский траст FFF Finance Group B.V. [Глеб] Фетисов уступил в конце ноября. На эту компанию был оформлен «Мой Банк» (94,8%) с капиталом $75 млн и активами $800 млн — из второй сотни российских банков. Сделка была подписана в день отзыва лицензии у Мастер-банка, спровоцировавшего кризис доверия на банковском рынке. Сразу после этого банк начал испытывать трудности с проведением платежей и ограничил выплаты физлицам до 20 000 рублей в день. Центробанк рассматривал вопрос о его санации.

Два банкира из списка Forbes утверждают, что «Мой Банк» был продан за 1 рубль. Однако источник в окружении Фетисова опровергает это: по его словам, миллиардер получил «живые» деньги. На FFF Finance Group могли быть записаны и другие активы: осенью томские налоговики обнаружили у кандидата в мэры Томска Фетисова незадекларированный доход в 1 млрд рублей, полученный в 2012 году от этого траста. При этом консолидированная прибыль «Моего банка» за 2012 год всего 91 млн рублей.

Фетисов получение миллиарда рублей в 2012 году опровергал, в его декларации официально был указан доход в 3 млн рублей и позже налоговики признали эту декларацию верной. Источник Forbes, близкий к Фетисову, говорит, что миллиард рублей FFF Finance потратила на замещение одного из активов банка, по которому ЦБ в августе потребовал доначислить почти 130 млн рублей резервов.

У Банка России были претензии к качеству и других ссуд, выданных «Моим Банком». По итогам переписки с руководством банка, регулятор в декабре настоял на том, что необходимо доначислить еще 62 млн рублей по кредитам семи компаниям (копия предписания ЦБ есть в распоряжении Forbes). Фетисов состояние дел в банке не комментирует, ссылаясь на то, что уже не имеет к нему отношения. Бывший президент «Моего Банка» Андрей Манойло утверждал, что новые акционеры хорошо видели реальное состояние кредитного учреждения.

Новыми акционерами банка стали 11 физлиц, среди них совладелец ГК «Никохим» Михаил Баранов, в интересах которого совершена сделка. Баранов владеет группой химических предприятий в Волгограде и известен дружбой с Никитой Михалковым, зять которого Альберт Баков был совладельцем холдинга. Сам Михалков и его дочь Анна одно время даже входили в совет директоров компании, управляющей активами Баранова.

На банк было несколько покупателей, интересы владельца «Никохима» пролоббировал председатель совета директоров «Моего Банка», давний бизнес-партнер Баранова Михаил Миримский. Сам Миримский появился в банке в апреле 2012 года, тогда же он получил долю в банке — 3,7%. Именно тогда Фетисов решил сосредочиться на политической деятельности в своей партии «Альянс зеленых – Народная партия», упаковал активы в траст и отошел от активного управления бизнесом.

Поначалу Фетисов решил, что опытный управленец Миримский — подходящая кандидатура для управления банком. Он близок к Олегу Митволю, вместе с которым входит в Центральный совет партии «зеленых», и в то же время он помощник депутата Владимира Плигина, одного из лидеров рейтинга депутатов-лоббистов Forbes. Сейчас отношения между Фетисовым и Миримским из-за плачевного состояния банка напряженные, говорит источник в партии. Дозвониться до Миримского Forbes не удалось.

В «Моем Банке» у Фетисова «застряло» около 2 млрд рублей — личный вклад и субординированный долг: по договоренности с покупателями, эти деньги оставались в банке. По данным международной отчетности, на начало 2013 года эти суммы составляли по 1,2 млрд рублей каждая. Теперь он, по сути, такой же неудачливый вкладчик, как и Никита Михалков.
 
Источник: Forbes, 26.01.2014