Финансы
22.08.2008

Шалву Чигиринского погубит неуемный аппетит?

Шалву Чигиринского погубит неуемный аппетит?
Самый «экономный» российский девелопер, владелец компании «СТ Девелопмент» набрал слишком много обязательств
Самый «экономный» российский девелопер, владелец компании «СТ Девелопмент» Шалва Чигиринский  набрал слишком много обязательств. Бизнесмен, которому до последнего времени благоволила удача, может понести ощутимые убытки. Решение Верховного суда о недействительности инвестконтракта ООО «СТ Девелопмент» на реконструкцию гостиницы «Россия»  и претензии налоговой службы могут поставить крест не только на этом проекте, но и на амбициозных планах Чигиринского в Санкт-Петербурге и в ХМАО. В этом случае, отмечают наблюдатели, реноме строителя и понесенные им убытки неизбежно повлияют на его отношения с инвесторами. Ведь строить бизнесмен предпочитает на чужие деньги. Между тем, одним из партнеров Шалвы Чигиринского считается уважаемый и успешный российский бизнесмен, глава Магнитогорского меткомбината (ММК) Виктор Рашников. Тот факт, что Чигиринского и Рашникова связывает реконструкция «России», может обернуться для последнего как репутационными, так и финансовыми потерями. Вполне очевидно, что глава ММК в подобном развитии событий абсолютно не заинтересован.

У экономических экспертов, уже не один год наблюдающих за деятельностью Чигиринского, вызывает удивление, каким образом бизнесмен, предлагая существенно меньшие суммы на реализацию крупных строительных проектов в разных регионах России, мог выигрывать конкурсы у своих конкурентов. Взять, к примеру, снос и реконструкцию гостиницы «Россия». Этот конкурс компания «СТ Девелопмент» выиграла еще в 2004 году, предложив «всего» $ 830 млн. долларов инвестиций, тогда как другие участники давали от $ 1,4 до 2 млрд. Сэкономив столь легким способом средства, Чигиринский по контракту получал в собственность 51 % площадей нового комплекса, оставшиеся 49 % по контракту отходили правительству Москвы.

Или же объявленный в 2006 году конкурс на реконструкцию Новой Голландии в Санкт-Петербурге. В нем участвовали три компании: «Эн Эйч Ай Групп», «Строй Холдинг» и «СТ Новая Голландия» Чигиринского. И вновь его инвестиционный проект был самым дешевым – $ 320 млн. Большие объемы финансирования ($ 550 и 480 млн. соответственно, прим. НР) не спасли конкурентов – реконструкцию Голландии питерские власти «отдали на откуп» Чигиринскому, который обещал все сделать за три-четыре года. Но для этого, по его собственному признанию, надо было найти у инвесторов 70-80 % заявленной суммы.

Другим амбициозным детищем Чигиринского является башня «Кристалл» в ХМАО, строительство которой он обещал начать в этом году. Обещают, что это будет 56-этажный небоскреб в Ханты-Мансийске высотой 280 метров и общей площадью 161 тыс. кв. метров. Такой грандиозной недвижимости – с деловыми офисами, гостиничными номерами, квартирами и торгово-развлекательными объектами – нет пока не то что в ХМАО, во всем УрФО. Причем не исключен вариант, что мега-современного небоскреба в Ханты-Мансийском автономном округе так и не появится.

Дело в том, что Чигиринскому пока никак не удается уладить спорный вопрос, связанный с реконструкцией «России». В случае, если новый комплекс взамен сносимого построен не будет, «СТ Девелопмент» ждут многомиллионные налоговые вычеты по НДС. Естественным образом неудача в одном случае отразится на других планах бизнесмена. Учитывая тот факт, что свои деньги г-н Чигиринский ни в Новую Голландию, ни в «Кристалл» вкладывать даже не помышлял (по крайней мере, об этом говорят официальные данные по проектам), предпочитая привлекать средства инвесторов, судьба этих строек может повиснуть в воздухе – средств на их реализацию не будет. А тут уж, как говорится, будет недалеко и до неприятных разбирательств с инвесторами.

Тем более, предостерегают наблюдатели, партнерам Чигиринского надо помнить о том, что тот трактовался российскими СМИ в качестве бизнесмена с неоднозначной репутацией и активами. Не секрет, и эта информация появлялась в открытой печати, что у Чигиринского есть ряд проблем с принадлежащими ему активами, а также некие «темные» пятна в прошлом. Так, в 2005 году принадлежащие Чигиринскому 28,5 % нефтяной компании Sibir Energy по требованию ее миноритарных акционеров были арестованы, якобы из-за нанесенного Чигиринским финансового ущерба компании. Активы купленной Чигиринским в июне 2007 года гостиницы «Советская», по данным ряда российских СМИ, сейчас также могут находиться под арестом. Не все гладко и с «Московским нефтеперерабатывающим заводом», который сейчас в процентном соотношении 50 на 50 поделен между правительством Москвы и Чигиринским – контроль над предприятием в настоящее время стремятся установить «Татнефть» и «Газпром нефть».

С другой стороны, партнеры Чигиринского по инвестиционным проектам, к которым причисляют и главу «Магнитки» Виктора Рашникова, считаются людьми иного склада. К примеру, показатели «Магнитогорского металлургического комбината» показывают уверенный рост – сегодня это одна из сильнейших и развивающихся компаний России. Так, за первое полугодие 2008 года чистая прибыль ММК по стандартам US GAAP выросла на 19%, достигнув $1,031 млрд. Согласно официальным данным компании, производство товарной металлопродукции увеличилось с 5,951 млн. тонн до 6,434 млн. тонн. Продолжается рост доли продаж ММК и на внутреннем рынке, который составил за указанный период 69%.

Очевидно, что в непростых политических условиях и особенностях российской экономики (вспомним претензии премьера Путина и ФАС к группе «Мечел») те же металлурги как никогда дорожат репутацией и озабочены будущим своего бизнеса. А потому, любое отношение к сомнительным именам или сделкам, а, тем более, могущее привести к серьезным финансовым потерям в случае инвестиций в «громкие» долгострои, никому не нужно. Естественно, что успешный Виктор Рашников, еще ни разу не дававший повода усомниться в своей репутации, в этой ситуации не является исключением, отмечают эксперты.

Александр Никифоров

****

Правительство Лужкова рискует потерять Московский НПЗ


Не смотря на то, что цены на нефть на мировых рынках падают уже несколько недель, заправиться на московской заправке становится все дороже. Почему? Ответить на этот вопрос в московском правительстве, которое номинально контролирует бензиновый рынок столицы, никто не берется. Практика показала, что публичные усилия московских властей по созданию конкурентного бензинового рынка, обернулись на деле зависимостью региона от коммерсантов и в первую очередь от иностранных нефтяных компаний.

Но, в начале, как обычно, была заявлена благородная идея. Чтобы сбить цены и обеспечить автовладельцев качественным и недорогим топливом в 2000 году руководство Москвы приняло решение создать свою собственную вертикально-интегрированную Московскую нефтяную компанию (МНК).

Для этого мэрия Москвы передала во вновь созданную кампанию 100-процентный пакет акций Центральной топливной компании (ЦТК), которой принадлежали Московский нефтеперерабатывающий завод и сеть бензоколонок, а их партнер фирма "Эвихон" - 50% акций из кампании "Салым Петролеум Девелопмент" и 78% - нефтяной компании "Югранефть". Объединив добычу, переработку и сбыт Москва должна была получить дешевый бензин и дополнительные налоги в бюджет.

Но как говорится, гладко было лишь на бумаге. Нефть на Московский нефтеперерабатывающий завод, как и раньше, поставлялась компаниями "ЛУКОЙЛ" и "Татнефть". Цены на бензин продолжали расти, а схема работы новорожденной нефтяной компании оставалась лишь «виртуальной».

Интерес коммерческих структур в новой нефтяной кампании был очевиден, за доступ к столичным заправкам в то время бились многие, бензиновый бизнес считался одним из самых денежных и кровавых, Оставалось непонятным, почему московское правительство, создавая МНК согласилось на долю в 50% акций, которые не являются контрольным пакетом. По мнению экспертов, при желании Москва могла бы получить за свои активы не только 51, но и все 75 процентов акций новой компании.

Но вскоре в прессе появилась информация о том, что хотя мэр Москвы возглавляет наблюдательный совет компании, реально МНК перешла под контроль бизнесмена грузинского происхождения Шалвы Чигиринского. Стало также известно о том, что бизнес интересы Чигиринского тесно связаны с женой мэра – Еленой Батуриной. Это объясняло уступчивость столичного правительства.

В 2003 году уже никого не смутило, что компания Sibir Energy, под предлогом развития конкуренции на столичном рынке нефтепродуктов, получила жирный кусок в только что созданой Московской нефтегазовой компании. Все кто имел отношение к нефтянке и московской политической тусовке знали, что владельцем Sibir Enegy являлся все тот же Шалва Чигиринский. Чтобы не обидеть старого знакомого, московского правительство снова поделила голоса в нефтяной компании поровну – 50/50, хотя имущества Чигиринский внес меньше, чем Москва: только 45%.

Так, всего лишь за три года, Шалве Чигиринскому удалось собрать под свой контроль, практически все «нефтяное хозяйство» столицы. Оставался вопрос, как долго ему позволят управлять этим богатством и для кого он его хранит.

Поэтому не удивительно, что стоило в политической тусовке заговорить о смене власти в Москве, то сейчас же появлялась информация и о возможной продаже акций Чигиринского в московской нефтянке.

В 2008 году все повторяется. Не успел наступить сентябрь, который означает начало нового политического сезона, как в деловой прессе заговорили об интересе к Московскому НПЗ со стороны Shell. Чтобы получить доступ к перспективному российскому рынку Shell готова обменять свой пакет в Салымском нефтяном месторождении на акции Sibir Energy. Уже известна фантастическая цифра в 2 миллиарда долларов, которые Чигиринский сможет выручить в результате этой сделки. Правда, если она состоится, то московское правительство станет миноритарием(!) в бывшем когда-то его 100-% собственностью Московском НПЗ, в народе прозванном «Керосинкой».

Вряд ли стоит ожидать, что иностранная нефтяная компания станет забоится о низких ценах на московских заправках. Но эту проблему, судя по всему, предстоит решать уже следующему поколению московских чиновников, А пока вопрос о том, разрешат ли Чигиринскому «слить» московские активы остается главной интригой политической осени.

Алексей Поморцев

Источник: "Скандалы.Ру", 25.08.2008  

****

Значительную часть московского бизнеса с ведома Лужкова контролируют грузинские группировки

Российские политики, забыв об Олимпиаде, с энтузиазмом занялись любимым неолимпийским, но все же глубоко национальным видом спорта – забегом впереди паровоза.

Отдельную интригу традиционному игрищу добавило наличие не одного, а целых двух паровозов на российском политическом Олимпе (если, конечно, допустить, что на Олимпе можно встретить паровоз, а то и два). Паровозы же были увлечены другой излюбленной игрой – перетягиванием то ли каната, то ли одеяла. Не главное, что именно перетягивается – факт перетягивания налицо. Паровоз – простите, президент – Медведев, позиционировавший себя на политических рельсах как либерального и достаточно мягкого руководителя, вдруг заговорил в манере раннего и довольно злобного Путина. Путин, по всей вероятности, был озадачен – и выступил Медведев раньше, и тональность выступления была его, путинская. Видимо поэтому речь самого Путина была еще жестче, чем его обычная и без того недобрая риторика. Казалось, еще немного – и мы снова услышим про особые правила применения сортиров в военное время.

Однако – не успел. «Сортиры» были переплюнуты новым хитом российской риторики – примененный г-ном Медведевым термин «политические уродцы», по своей эмоциональной выразительности, согласитесь, «сортирам», мягко говоря, не уступает. А звучит, согласитесь, хоть и жестко, но все же куда либеральней – примета времени.

На этом фоне выступления российских политиков рангом пониже звучали бэк-вокалом – причем, впервые в таких масштабах на иностранном языке. Мы увидели, что вице-премьер Сергей Иванов не зря в свое время сидел резидентом в Лондоне – его английский был безупречен, в отличие, к примеру, от г-на Косачева – а еще председатель комитета Государственной Думы по международным делам…

Но громче всего в этом хоре клеймящих врагов и мировую закулису, одобряющих и разъясняющих политику партии и правительства прозвучало… молчание. Молчал один из лидеров правящей «Единой России», молчал защитник Черноморского флота и покровитель Севастополя, молчал полноправный хозяин богатейшего российского города – молчал мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков.

Это молчание тем более странно, что как раз у Юрия Михайловича, казалось, были все основания замахнуться и на Михаила нашего Саакашвили, и воспротивиться притеснению сограждан на чужбине, да на худой конец пообещать построить что-нибудь в разгромленном Цхинвале – строит же Москва дома и школы в куда более благополучном Севастополе.

Проблемы с флотом – Лужков тут как тут. Памятник Екатерине – без Юрия Михайловича не обойдется. Перспективы вступления Украины в НАТО – как же не высказаться. А тут прямо-таки демонстративное молчание. В чем же дело?

Есть основания полагать, что для «крепкого хозяйственника» Лужкова на первом месте все-таки хозяйство, т.е. бизнес. А не секрет, что значительную часть московского бизнеса контролируют грузинские группировки – не обязательно преступные. А контролировать что-либо в Москве без ведома мэра – история абсолютно нереальная. Чужие здесь не ходят, не ездят, не возводят памятники (как, например, Зураб Церетели), не контролируют крупнейшие казино (как грузинские «авторитеты»), не получают под застройку лучшие столичные земли и миллиардные подряды на реконструкцию топовых объектов, вроде гостиницы «Россия» и «Яр» (как бывший спекулянт антиквариатом, а ныне уважаемый бизнесмен Шалва Чигиринский), не контролируют наконец, приносящий миллионные прибыли московский нефтеперерабатывающий завод (как тот же Чигиринский).

Журнал «Forbes» относит Шалву Павловича Чигиринского к числу наиболее богатых граждан России. Отличительной особенностью Чигиринского являются беспрецедентные меры безопасности вокруг него. Правоохранительные органы не без основания подозревают Чигиринского в близких контактах с московскими «грузинскими» авторитетами. По данным МВД России, начиная свой нефтяной бизнес, Чигиринский опирался на возможности «грузинской» группировки и «солнцевских». В частности, по оперативным данным, его поддерживал один из лидеров «солнцевских» - Джамал Хачидзе, выходец из Кутаиси.

Сам же Чигиринский не скрывает своей близости лично к Лужкову, о чем с гордостью и говорит в многочисленных интервью. Да и без интервью очевидно – такие контракты, как подряд на реконструкцию гостиницы «Россия» (и это при наличии более выгодных конкурентных предложений), чужому человеку просто так не отдадут.

Значит – свой. Точнее, свои. А многочисленные и разнообразные авторитетные партнеры «своего» бизнесмена, для которых московские власти, похоже, скорее даже дойная корова, чем крыша, могут ведь и возмутиться: с чего это вдруг корова позволяет себе мычать против исторической родины тех, кто ее доит.

Вот и не мычит. А если и мычит, то совершенно в другую, безопасную сторону.

Таким образом, Чигиринский и компания фактически выступают гарантами лояльности мэра Москвы к очевидному противнику России, т.е. налицо вмешательство бизнеса в дела политические. Иных, кстати, в России сажали и за меньшее.

Осетинский кризис надолго приковал к себе внимание политиков, СМИ, да и просто обывателей всего мира. Но мы сейчас не о кризисе – о нем написано и сказано достаточно. Даже за Олимпийскими играми в Пекине следили с меньшим вниманием.

Каждый кризис, особенно кризис мирового масштаба, куда волей-неволей втягивается международная политическая элита, неизбежно дает внимательному наблюдателю дополнительные и порой весьма неожиданные штрихи к политическому, человеческому, эмоциональному портрету представителей этой самой элиты.

Мы не говорим о таких запоминающихся кадрах, как г-н Саакашвили, поедающий свой галстук, – любой человек в состоянии стресса может совершать самые странные поступки, забыв, что находится под прицелом телекамер. Один из российских парламентских журналистов, к примеру, с удовольствием демонстрирует зашедшим в гости друзьям кадры своего личного видеоархива – один из депутатов Государственной Думы Российской Федерации прямо на заседании Палаты изучает недра своего носа, добывает оттуда содержимое, и с нескрываемым наслаждением его поедает. Ну, забыл человек, что его снимает камера, хотя, в общем-то, и стресса-то особенного не испытывал.

Но лицемерное молчание Лужкова не объяснить состоянием стресса или отсутствием политического нюха. Это - позиция.

Юлия Александрова

Источник: "Главред", 22.08.2008