Финансы
10.06.2013

Банкир Голубков и бизнесмен Киценко украли «Подиум»

Банкир Голубков и бизнесмен Киценко украли «Подиум»
  • Игорь Краюшкин. Фото «Известия»

«…придется проводить стимуляцию вопроса лично для предправления «Росбанка»
Экс-председателю правления Росбанка Владимиру Голубкову, обвиняемому в вымогательстве взятки у московского бизнесмена и байкера Андрея Ковалева, предъявляют все новые и новые обвинения. В частности бывший владелец известной в Москве сети одежных магазинов «Подиум» Игорь Краюшкин уверяет, что Голубков с помощью делового партнера Краюшкина обанкротил компанию, оставив предпринимателя с крупнейшими долгами. Не говоря о том, что глава Росбанка подозревается и в организации ряда других операций, имеющих признаки мошенничества. Что касается Краюшкина, то его неприятности начались после того, как 14 лет назад он сгласился выступить поручителем по кредитам, взятым у Росбанка. По данным «Известий», в то время «Подиум» (им в равных долях с Краюшкиным владел Эдуард Киценко) нормально работал, используя как свои так и кредитные средства (задолженность по кредитам оценивалась в $128 млн). Однако такое положение вещей сохранялось сравнительно недолго — около девяти лет.

С приходом в 2008 году в Росбанк Голубкова «Подиуму» впервые отказали в выдаче кредита на приобретение новой коллекции одежды. Тогда же Киценко, который вел все деловые переговоры с Голубковым, поднял вопрос о том, что главу Росбанка необходимо «простимулировать», чтобы возобновить кредитную линию. Впрочем, вскоре ситуация нормализовалась и без взяток. Но после краткого затишья, когда Краюшкин отошел в 2010 году от дел по состоянию здоровья, всё изменилось. Партнер Краюшкина предложил ему продать его долю в компании в обмен на освобождение от обязательств по кредитам. Бизнесмен утверждает, что устные гарантии об этом ему дал именно Голубков.

— На личной встрече он пообещал сразу после продажи доли освободить меня от поручительств по кредитам, — рассказал Игорь Краюшкин. 

Бизнесмен согласился на это предложение, однако, как он считает, его обманули: как только он продал в 2011 году свою долю партнеру, а сам по-прежнему остался поручителем, его уже бывшая компания перестала выплачивать кредиты Росбанку, а активы фирмы стали выводиться в неизвестном направлении. Через полгода «Подиум» обанкротился. Краюшкин до сих пор остается поручителем по кредитам и ожидает, что с него в любой момент могут потребовать возврата десятков миллионов долларов.

Бизнесмен уверен, что в преднамеренном банкротстве «Подиума» участвовал банкир Голубков.

— Фирма полгода не платила по кредиту и затем обанкротилась, не выплатив несколько миллионов долларов, — рассказал Игорь Краюшкин. — Я считаю, что подобные действия просто не могли происходить без ведома Голубкова. 

Краюшкин признает, что доказать преднамеренное банкротство «Подиума» будет тяжело, однако он уже обратился за помощью в МВД. Сейчас оперативники и следователи проверяют эту информацию. В случае если история Краюшкина подтвердится, Голубков может стать фигурантом еще одного уголовного дела.

Бывший партнер Краюшкина Эдуард Киценко оказался недоступен для комментариев. По некоторым данным, сейчас он является одним из руководителей компании «Подиум Маркет», которая торгует модными европейскими, американскими и японскими брендами по доступным ценам.

По данным из достоверных источников, в деле банкира Голубкова появились и другие пострадавшие. Однако, как говорят в следствии, их истории необходимо тщательно проверять: некоторые предприимчивые коммерсанты, кредитовавшиеся у Росбанка, просто воспользовались ситуацией, чтобы переложить вину за свои проблемы с выплатами по кредитами и неудачи в бизнесе на Голубкова, оправдавшись таким образом перед акционерами и партнерами.

Пока же, по уголовному делу о коммерческом подкупе, по которому 15 мая 2013 года в здании Росбанка в Москве были задержаны его председатель правления Владимир Голубков и его подчиненная, старший вице-президент Тамара Поляницына, потерпевшим являются совладелец холдинга «Экоофис», известный продюсер Андрей Ковалев и его бывшая супруга Татьяна.

По версии следствия, глава Росбанка Владимир Голубков узнал о том, что один из заемщиков банка — столичная компания ООО «Авто-Престиж 1» (специализируется на сделках с недвижимостью) — ведет переговоры о реструктуризации своего долга перед банком. Гендиректором компании тогда была Татьяна Ковалева, а заместителем числился ее бывший супруг Андрей Ковалев. Бизнесмены хотели продлить срок погашения кредита, который они взяли в Росбанке еще в ноябре 2007 года, а также добиться снижения процентной ставки.

По версии следствия, Голубков решил на этом заработать, однако «с целью обезопасить себя от возможного разоблачения» попросил вести переговоры с руководством «Авто-Престиж 1» свою подчиненную — старшего вице-президента банка Тамару Поляницыну. За эту услугу, как считают следователи, Голубков пообещал отблагодарить ее деньгами.

Поляницына согласилась и в сентябре 2012 года начала переговоры с Андреем и Татьяной Ковалевыми. По версии следствия, за заключение дополнительного кредитного договора с более выгодными для них условиями, она по поручению главы Росбанка запросила $1,5 млн. Бизнесмены передали в адрес Голубкова $1,2 млн, после чего заявили о вымогательстве в полицию. В настоящее время Владимир Голубков находится под домашним арестом. Тем временем Игорь Краюшкин дал интервью относительно деталей своего сотрудничествасо скандальным банкиром.

— Когда началось ваше сотрудничество с Росбанком?

— Работать с Росбанком мы начали в 1999 году. Тогда я был совладельцем компании «Подиум», вторым участником был мой партнер Эдуард Киценко. До прихода Голубкова работа велась конструктивно. Мы за это время получили большой кредитный портфель, очень успешно работали на ритейловом рынке. К 2008 году наш кредитный портфель достиг $128 млн. И банк, конечно, был не внакладе, а зарабатывал ежегодно 12–13 млн долларов только на одних процентах. Это была чистая прибыль, которую они получали от нас.

— А залог по кредитам был?


— Да, в залоге у банка находилась наша недвижимость. Банковские специалисты оценили ее примерно в $150 млн, то есть стоимость залога превышала сумму кредита. Банк ничем не рисковал.

— Что произошло дальше?


— Первые трудности начались, когда в 2008 году сменился председатель правления Росбанка и появился господин Голубков. С его приходом нам по непонятным причинам стали отказывать в получении очередного кредитного транша. Голубков тогда ссылался на то, что ему нужно согласовывать вопрос с французским руководством в Париже. А для ритейлового бизнеса, в котором необходимо оперативно закупать новые коллекции, задержки чреваты серьезными последствиями.

— Вы пытались как-то повлиять на ситуацию?


— Мы стали вести переговоры, но несколько месяцев нас кормили «завтраками». В итоге деньги мы своевременно не получили и сорвали серьезную сделку. Вынуждены были получать деньги в других организациях под свободные от залога объекты. Но был всё же нанесен серьезный ущерб цикличности закупок новых коллекций, а для ритейловых компаний это смерти подобно.

— Когда вы познакомились с Голубковым?


— Общение с банком вел мой партнер. Я до этого момента лично Голубкова не знал и не видел. Но в разговоре как-то мой партнер упомянул, что придется проводить стимуляцию вопроса лично для Голубкова. Но затем все как-то обошлось, была проведена переоценка, реструктуризация долга и пошло-поехало дальше.

В 2010 году у меня случился инфаркт, поэтому в течение года я был неспособен контролировать дела в компании. На хозяйстве остался мой партнер. За это время произошли изменения в кредитном договоре и были реализованы три знаковые для «Подиума» объекта: Тверская, 9 и 15, Страстной бульвар, 4. Объекты были проданы за серьезные суммы, но в итоге общий объем кредита не был погашен. Из-за состояния здоровья я не был готов активно возвращаться в бизнес и получил предложение от партнера продать свою долю.

Как раз в тот момент я увидел первый раз Голубкова. Встал вопрос моего выхода и, естественно, этот вопрос был связан с гарантиями, которые даст мне банк, поскольку я как физическое лицо был поручителем по всем кредитам. Тогда мы с партнером были в банке и пришли к Голубкову, и он лично пообещал, что когда я выйду из компании, он освободит меня от личных поручительств. И это вопрос будет согласован с французами и акционерами. 

— Давал ли Голубков какие-либо письменные гарантии?


— Нет, только на словах. Учитывая его обещания, я согласился выйти из компании. Компании группы «Подиум» выступали гарантом — если вдруг будут предъявлены иски из-за поручительства, они бы могли вмешаться в ситуацию. 

После продажи моей доли в августе 2011 года стали происходить непонятные процессы. Уже в сентябре мой партнер Эдуард Киценко в один день переоформил на совершенно другие юридические лица все кассы группы компаний «Подиум». То есть денежный поток, который шел в Росбанк и должен был обеспечивать погашение кредита, резко прекратился.

— Как на это отреагировал Росбанк?


— В том-то и дело, что никак. А ведь это невозможно организовать без сговора с председателем правления банка.

Я стал писать официальные письма в банк: прошу обратить внимание на то, что кассы перерегистрированы и вообще складывается странная ситуация. Банк не реагирует. Если Голубков до этого хоть как-то отвечал на звонки, то тут он полностью прекратил общение. И картина стала, как один в один в случае с Ковалевым.

— Как долго компания не платила Росбанку? 


— Вся эта ситуация длилась полгода: с сентября 2011 года по май 2012 года. «Подиум» работает, но никому не платит за обслуживание кредита. То есть за полгода Росбанк недополучил около $6 млн, но совершенно не обращал на это внимания. 

А в мае 2012 года «Подиум» внезапно подает на банкротство. Я так подозреваю, что «Подиум» выводил активы из компании, чтобы подготовить к банкротству, и выводились они на новую компанию, которая называется «Подиум-маркет». Это новая компания в Москве, которая принадлежит Киценко.

— Росбанк на это тоже не отреагировал?


— Да. После того как «Подиум» заявил о банкротстве, банк полтора месяца не подавал виду. Я писал письма: почему банк как мажоритарий не заявляет свои требования и права на участие в процессе банкротства?

— То есть вы полагаете, что всё это происходило с ведома Голубкова?


— Да, я считаю, что Голубков организовал схему преднамеренного банкротства в сговоре с оставшимися участниками компании. Без договоренности с Голубковым этого быть не могло. При этом был нанесен еще и ущерб людям и государству: была задолженность перед налоговой и по зарплатам работникам. А для меня это может обернуться иском и арестом имущества.

— Пытались обсудить эту ситуацию с новым руководством Росбанка?


— Да, я пытался говорить с банком и пытался связаться с новым управляющим банка Игорем Антоновым. Но я не могу добиться аудиенции у него уже несколько недель. После всего произошедшего они должны, наоборот, продемонстрировать самое дружелюбное отношение к клиентам, а тут, видно, что ничего не поменялось. Собственно, поэтому я обратился за помощью в полицию.

— Почему вы не обратились в полицию раньше?

— Я был уверен в том, что Голубков выполнил свои обещания и решил вопрос с моим обязательством по кредитам. Но недавно Росбанк стал предъявлять мне претензии по кредитам, поэтому я понял, что меня обманули.