Фото
21.11.2018

Лошади и самолеты Марины Сечиной

Лошади и самолеты Марины Сечиной

  • Хизир Атакуев и Марина Сечина. Фото equnews.ru
Бизнес-проекты экс-супруги главы «Роснефти» насыщены гламуром и стрельбой
Марина Сечина любит играть в бизнес. В июне бывшая жена главы «Роснефти» взялась за... разработку нового самолета. И получила на это 1,5 млрд рублей. Компаньон по этому прожекту первой жены  Игоря Сечина — экс-полицейский Александр Андреев, ранее получивший активы обанкроченной Финансовой лизинговой компании, деятельность которой расследовал. Тем временем предыдущие бизнес-инициативы Марины разваливаются как карточные домики: дольщики "Кутузовской мили" оказались - почти буквально - у разбитого корыта, компания «Архэнергосбыт» (главный поставщик электроэнергии в Архангельской области) сообщила о своем банкротстве.

Сечина стала крупным предпринимателем сразу после развода. Натиск и связи, господряды и банкротства — таков ее стандартный бизнес-план, при выполнении которого иногда случается и стрельба.

1 октября 2018 года. В тесном зале девятого арбитражного апелляционного суда Москвы председательствующий монотонным голосом оглашает решение по делу скандального московского долгостроя — комплекса «Кутузовская миля». В зале — дольщики, которые ждут квартир более 10 лет и в этот день могут навсегда лишиться надежды их получить. Компания ФЦСР вошла в процедуру банкротства и доказывала в суде, что не имеет статуса застройщика, чтобы отделаться от обязательств перед дольщиками. Однако суд с этим не согласился, признав ФЦСР застройщиком. Владеет компанией Марина Сечина, бывшая жена одного из ближайших соратников Владимира Путина, главы компании «Роснефть» Игоря Сечина.

Развод и не девичья фамилия

Марина Сечина рассказывает, что пришла в строительный бизнес, чтобы помочь дольщикам: они сами ее попросили, буквально атаковали кабинет. Однако конкретных имен просителей не уточняет. Наш разговор состоялся в офисе Сечиной, в историческом особняке в центре Москвы больше года назад. Никогда до или после Сечина не давала интервью о своем бизнесе. Для этой публикации она ответила на дополнительные вопросы письменно.

У дверей особняка внушительного вида охранники. Во дворе несколько люксовых машин. В собственности Сечиной Rolls-Royce Phantom стоимостью более 26 млн руб. На номере красуются буквы АМР — магическая аббревиатура на московских дорогах: именно такими украшены служебные машины высокопоставленных чиновников правительства, администрации президента и руководителей силовых структур. Правда, от элитной серии номер автомобиля Сечиной отличается кодом региона — 77 вместо 97. Обычно такие номера покупают, чтобы выделиться на дороге.

000-tupik-0056546547654-09809890093824098320480932842343242360972-34065340960995890578095765
Дом в Шведском тупике. Источник: flatfy.ru

От бывшего мужа Марине Сечиной остались не только буквы в номере, но и квартира в Шведском тупике Москвы. Этот дом, квартиры в котором членам путинской команды когда-то дало управление делами президента, называют «домом соратников президента». Дело не только в том, что приватизированные путинскими чиновниками госквартиры очень дороги. Главная ценность этого жилья — соседи. Кроме Сечина в начале нулевых туда заселились (или, во всяком случае, получили жилплощадь) Андрей Костин, Геннадий Тимченко, Алексей Кудрин, Сергей Лавров, Сергей Приходько, Николай Токарев, Илья Клебанов и Леонид Рейман.

Связи и демонстрация силы — стиль Сечиной.

По пути в ее кабинет висит большой герб России золотого оттенка. Кабинет темный, с массивной мебелью. Изящная невысокого роста женщина резко контрастирует с этой обстановкой. Однако характер, скорее, гармонирует. Никто из собеседников не отзывался о ней иначе, как о волевом, энергичном человеке с характером. «Она очень сильная и самодостаточная, — говорит Людмила Нарусова, знакомая с Сечиной с начала 90-х. — И с годами стала еще сильнее».

Cечину задевает, когда ее называют экс-супругой. Почему про других людей не говорят: «бывшая жена?» — восклицает она. Супруги развелись в 2011 году, говорила она. К тому моменту Игорь и Марина, познакомившиеся еще студентами Ленинградского университета (он — филолог, она — экономист), прожили вместе почти 30 лет.

Женщина и лошади

Вопрос статуса, по словам знакомых, для Сечиной очень важен. Сегодня она мелькает в новостях только как президент Федерации конного спорта России (ФКСР). Сечина возглавила федерацию в декабре 2016 года. О ее достижениях в конкуре и выездке неизвестно. Сама она говорит, что ездит верхом как любитель, у нее есть своя лошадь. Спортсмен-конник Николай Чебышев рассказывает, что должность президента не денежная, но дает статус: конный спорт считается престижным, его любят аристократы по всему миру, любит его и российская элита. Идея выдвинуть Сечину на пост главы ФКСР родилась в августе 2016 года, буквально за несколько месяцев до выборов.

На европейском курорте Сечина отдыхала в компании Бориса Ротенберга, известного поклонника конного спорта (его жена Карина возглавляет Федерацию конного спорта Москвы), а также знаменитой наездницы и приятельницы Сечиной Инессы Меркуловой и ее мужа, одного из функционеров ФКСР. Друзья пришли к выводу, что имеющийся претендент на пост президента их не устраивает. Им был титулованный конкурист Владимир Белецкий, который вскоре снял свою кандидатуру в пользу Сечиной.

Возглавив федерацию, Сечина создала должность «вице-президента по взаимодействию с органами власти». Ее занял Хизир Атакуев — близкий друг Сечиной с момента развода с Игорем Сечиным: он делит с ней почти весь бизнес и приемную.

У Атакуева безупречно прямая осанка, он носит драгоценные перстни, сверкающие часы и запонки. Что бы ни значили слова «взаимодействие с органами власти», Атакуев никогда не был чиновником, себя он называет бизнесменом. Он родился в селе Кенделен Эльбрусского района Кабардино-Балкарии в небогатой семье, а в детстве занимался сельским хозяйством, как и односельчане.

На малой родине Атакуева теперь называют «крутым и богатым», хотя про его бизнес ничего не знают. В середине 90-х Атакуев вместе с земляками зарегистрировал в КБР фирму по ремонту компьютеров и компанию для торговли сельхозпродукцией. На вопрос, кто в этой паре главный, один из собеседников отвечает: «Ну, она — жена императора, а он — крутой парень, да».

Мужчины с мачете

15 сентября 2017 года в середине рабочего дня поселок Большое Руново Каширского района Подмосковья стал свидетелем событий в духе боевиков.

На территорию пансионата «Каширские роднички» вбежали несколько десятков крепких мужчин, вооруженных битами, мачете и травматическими пистолетами. Мужчины были одеты «в черную бесформенную одежду с капюшонами, надвинутыми на лица». Они вломились в здание администрации, выбили дверь в кабинет директора и выволокли всех сотрудников на улицу. Вызванная на место полиция, как говорит очевидец, не вмешивалась.

Через шесть часов, когда уже стемнело, несколько сотрудников санатория, вернувшихся из местного УВД, подошли к запертым воротам и потребовали впустить их или вернуть личные вещи. В ответ мужчины в черном открыли стрельбу, шесть человек получили ранения.

Так, с помощью мачете и «травматов» происходило отстранение от должности директора «Каширских родничков» Татьяны Романовой, которая проработала всего два месяца. По рассказам прежнего директора Бориса Гузеева, когда Романова сменила его, передача власти происходила таким же силовым образом — разве что ни в кого не стреляли. Череда захватов пансионата стала итогом корпоративного конфликта между Сечиной и ее бывшими партнерами в энергетическом бизнесе — холдинге МРСЭН.

000-kashir-0-90-909-090-9797-09809890093824098320480932842343242360972-34065340960995890578095765
Пансионат «Каширские роднички»

Летом 2017 года Сечина пыталась забрать себе последний из оставшихся ликвидных активов холдинга — пансионат, а осенью прежние хозяева вернули актив себе, выставив Романову на улицу. Через несколько дней после пальбы в пансионате выстрелы прогремели в жилом секторе на проспекте Вернадского в Москве. Ранения в голову и грудь получил совладелец «Каширских родничков» и партнер Сечиной в холдинге МРСЭН Алим Дадуев. В корпоративном конфликте он занимал сторону Сечиной. Дадуев выжил, а нападавших впоследствии задержали, заказчик не найден.

Сечина письменно заявила, что не имеет отношения ни к данному активу, ни ко всем этим событиям. На вопрос, с чем может быть связано покушение на Дадуева, она в письме ответила, бизнес с ним не ведет.

Поход Сечиной и Атакуева в энергетику начался в 2013 году — почти за четыре года до «боевых действий». По словам Марины, она приходила в МРСЭН, чтобы навести порядок в компаниях, которые на протяжении всей своей истории испытывали финансовые проблемы, обострившиеся в тот год до опасного предела. Основные активы холдинга — четыре компании, которые поставляют электричество населению. Причем каждая из четырех компаний была главной в своем регионе. На жаргоне профессионалов такие компании называются «сбытами».

Долги «сбытов» накапливались годами: собирая деньги с граждан и предприятий, компании не платили контрагентам и государству. В начале 2014 года дошло до того, что архангельский губернатор пожаловался на местный «сбыт» Владимиру Путину. Тогда же Сбербанк и ВТБ отказали в кредитовании, и закрыть кассовый разрыв было нечем. В этот тяжелый момент среди акционеров МРСЭН и появилась Сечина, а проблемы на время разрешились. С новыми партнерами Юрием Шульгиным и Эльдаром Османовым ее познакомил Атакуев. Сечина от лица трудового коллектива «Архэнергосбыта» написала открытое письмо на имя президента, в котором пообещала решить проблемы. С финансами ситуация тоже наладилась: подоспела подмога в виде кредитной линии Новикомбанка — главного банка «Ростеха» — компании, во главе которой стоит еще один член путинской команды Сергей Чемезов.

В 2014 году акционеры МРСЭН много мечтали: речь шла о создании нового, еще более крупного энергетического холдинга с говорящим названием «Устойчивое развитие». Однако развитие не задалось. Уже в 2015 году из-за долгов перед государством в Архангельске и Вологде были возбуждены уголовные дела, а Шульгин и Османов бежали за границу. Затем посыпались и оставшиеся компании холдинга.

Уже будучи в бегах, Шульгин объяснял, что их пути с Сечиной разошлись. Она и Атакуев якобы получали в МРСЭН неоправданно высокие зарплаты, говорил он: миллион и полмиллиона рублей в месяц соответственно. Шульгин настаивает, что Сечина де-юре не являлась законной владелицей доли холдинга: сделки заключались по механизму РЕПО, то есть купли-продажи акций с обязательством прежних владельцев (Шульгина и Османова) их обратного выкупа. Однако, подчеркивает Шульгин, Сечина и Атакуев не оплатили свои доли, поэтому ничем более не владеют.

Сечина отвечает на это, что партнеры оказались непорядочными, связь с ними она потеряла еще в марте 2016 года. По ее словам, деньги она никогда не вкладывает, инвестирует свои время, знания и умения. Слова о своей большой зарплате Сечина назвала ложью.

Ее специализация — антикризисный менеджмент, говорит Сечина: она заходит в проблемные активы, чтобы спасти их и поставить на ноги.

Конфликт нарастал постепенно и достиг точки кипения к лету 2017 года. Дело в том, что скромный пансионат в финансовых потоках холдинга играл важную роль: через него Шульгин якобы выводил прибыль — деньги, собранные с населения в виде платы за электричество. Скромная подмосковная гостиница с 2013 года в течение пяти лет выдавала кредиты аффилированным компаниям на суммы, значительно превышающие ее годовой оборот. А в 2010-2012 годах одна из компаний МРСЭН — «Вологодаэнергосбыт» — выделила на ремонт маленького пансионата более 2 млрд руб. В схожую сумму, например, обошлась реставрация Запасного дома Зимнего дворца, который входит в состав Эрмитажа.

В начале 2018 года все четыре сбытовые компании были лишены статуса главных поставщиков электричества в своих регионах, три из них банкротятся, четвертая — на пути к банкротству. «Сбыты кирдыкнулись бы еще в 2013, если бы не новый акционер. Тогда ситуацию спустили на тормозах, а сегодня все пришло к логической развязке», — говорит источник в «Россетях». Согласно отчетности компаний, Сечина и Атакуев больше не являются их совладельцами.

Мужчины с Кавказа

Кирпичное здание Вологодской птицефабрики, вероятно, никогда еще не принимало такой внушительной делегации, как в конце мая 2017 года. Его посетила совладелица предприятия Марина Сечина.

Сечина говорила, что ей стали поступать сигналы о том, что гибнет птица, и «прочие неприятные новости», намекая, что заподозрила своих партнеров не только в неэффективном менеджменте, но и в финансовой нечистоплотности.

Приехала Сечина не одна, а в сопровождении отряда крепких мужчин — уроженцев Кавказа. На месте находился один из ее партнеров и совладельцев бизнеса Владимир Рутковский. Переговоры людей Сечиной с Рутковским были болезненными и длились около недели, в течение которой Рутковский якобы не мог покидать пределы офиса, где сидел в компании гостей с юга, и регулярно пытался вызвать полицию. По итогам переговоров он и другой партнер — Сергей Лобанов — продали свои доли Сечиной. Получили ли они за них деньги, неизвестно.

Сечина вошла в вологодский агробизнес в середине 2016 года и стала совладелицей двух фабрик: по производству яиц и курятины, а также свинофермы с цехом по изготовлению тушенки. Это осколки обанкротившегося агрохолдинга «ОГО», которые на момент прихода Сечиной, как и «сбыты», были в плачевном состоянии. Без Атакуева опять не обошлось, он стал совладельцем наравне с Мариной. Идею заняться сельским хозяйством, по словам Сечиной, ей подал давний знакомый Сергей Лобанов. Ничто не предвещало конфликтов, ведь в отличие от компаний в энергетике, партнер по агрохолдингу — человек не случайный.

Лобанов — бизнесмен, знакомый с бывшим главой таможни Андреем Бельяниновым, который служил в КГБ в Дрездене вместе с Владимиром Путиным. После того, как по приказу Бельянинова было введено обязательное страхование международных грузовых перевозок, именно компания Лобанова «АрсеналЪ» стала официальным страховщиком грузоперевозчиков от ФТС. Идею возродить предприятия силами Сечиной горячо поддержал местный Россельхозбанк. Лобанов привлек другого знакомого — Рутковского, единственного агрария в этой компании.

Поначалу отношения партнеров складывались благополучно. Через некоторое время вновь созданному агрохолдингу была выделена господдержка из регионального бюджета в размере свыше 60 млн рублей. До появления Сечиной в господдержке предприятиям отказывали.

Однако вскоре возник конфликт, причины которого обе стороны теперь не называют. Но его итог известен: после личного визита Сечиной на птицефабрику там полностью сменилось руководство, Лобанов и Рутковский вышли из бизнеса, их доли принадлежат человеку, которого Сечина назначила новым директором. Но с бизнесом ничего хорошего не случилось. Все три фабрики сейчас в состоянии банкротства, у них долги за свет и газ, и перебои с выплатой зарплат.

Сечина письменно заявила, что информация о банкротстве и неплатежах не соответствует действительности. «Предприятия работают и развиваются, на них работает более 400 человек, на следующий год запланирована масштабная инвестиционная программа по модернизации оборудования», — пишет она. Взаимоотношения с прежними партнерами Сечина не комментирует.

Женщина и самолет

Антикризисный менеджмент в проблемных компаниях — дело хлопотное. Бизнес на господрядах — более устойчивая модель заработка в России. В этот сектор Сечина пришла более пяти лет назад.

Своим первым серьезным опытом в бизнесе бывшая супруга главы «Роснефти» называла компанию «РК-телеком». В 2013 году Сечина и Атакуев получают в общей сложности четверть компании. Это — подрядчик, обеспечивавший связь для Минобороны, МВД и строивший инфраструктуру для сотовых компаний. Как и на каких условиях она получает доли в этой, да и других своих компаниях, Сечина отвечает уклончиво. Суммы сделок, если они и были денежными, неизвестны.

С ее появлением «РК-телеком» начинает активно кредитоваться в ростеховском Новикомбанке — для исполнения контрактов государственных и связанных с государством структур. Поручителями по части кредитов выступали те самые «дырявые» «сбыты» из холдинга МРСЭН. Общая сумма полученных за два года кредитов — 300 млн руб. Куда и на что ушли эти деньги неизвестно, но сегодня компания находится в стадии банкротства, а Сечина и Атакуев через год исчезли из состава владельцев.

После того, как Сечина и Атакуев покинули компанию, их бывшие партнеры, оставшиеся в структуре «РК-телекома», стали доказывать в судах, что выданные кредиты превышают разумные пределы и должны быть признаны недействительными.

Одновременно с этим представители компаний из холдинга МРСЭН (подчиненные Османова и Шульгина), выступавших поручителями по кредитам, бились в судах, доказывая, что эти самые поручительства выдавали под давлением. Однако суды оставили все обязательства в силе.

Поработав в сфере связи, Марина взялась за промышленность: связанная с ней молодая и неизвестная до недавних пор компания «Станкофлот» сегодня участвует в проекте федерального масштаба — производстве новой модели гражданского самолета «МС-21». По задумке правительства, это будет отечественный конкурент продукции Airbus и Boeing. «Станкофлот» в его нынешнем виде был создан осенью 2016 года на базе рекламного агентства, но сразу же начал получать подряды от предприятий «Ростеха». Сегодня их общая сумма — 1,9 млрд рублей. Все контракты касаются поставок станков на предприятия по производству важных деталей будущего самолета: киля и двигателя. «Станкофлот» в качестве посредника закупает, привозит и устанавливает оборудование.

000-samolet-3-405049545-09809890093824098320480932842343242360972-34065340960995890578095765
Новая модель гражданского самолета "МС-21"

Структура собственников «Станкофлота» довольна интересна. Первый из новых совладельцев появился у рекламного агентства в 2016 году — это некто Александр Андреев. Как сообщала «Новая газета», он бывший сотрудник антикоррупционного управления столичной полиции, который расследовал дело о хищении нескольких миллиардов рублей в Федеральной авиализинговой компании. В процессе следствия фигуранты дела жаловались на давление и процессуальные нарушения, но реакции не последовало. В итоге авиализинговая компания была обанкрочена, ее имущество перекочевало в новую компанию «Независимые технологии», которую тут же возглавил Андреев, уволившись из органов. Одновременно с этим Андреев получает и треть «Станкофлота», а оставшаяся доля отходит Максиму Кретову, директору одной из компаний Сечиной, который также ранее представлялся начальником службы ее протокола.

Свой первый крупный господряд «Станкофлот» получил одновременно с обновлением списка собственников. В конце 2016 года научное предприятие «Технология» им. Ромашина (входит в «Ростех») без конкурса заключает со «Станкофлотом» три контракта на 257,8 млн рублей. Почти все последующие контракты с «Ростехом» также заключены без конкурса.

Сечина заявила в письме, что «все контракты, по которым работает компания «Станкофлот», были получены в соответствии с конкурсными процедурами». В целом же молодая компания заинтересовала ее своим потенциалом: модернизация отечественной промышленности — «эта задача на 100% соответствует стратегии моего бизнеса — развитие ключевых российских отраслей». Андреев не ответил на запрос.

В сумме общих затрат государства на разработку и строительство новой модели самолета сумма подрядов «Станкофлота» невелика — менее 1%. Впрочем, если самолет будет поставлен на серийное производство, заказы могут вырасти.

Женщина и долги

Голые бетонные стены недостроенных многоэтажек возвышаются над Кутузовским проспектом, главной правительственной трассой Москвы, по которой Сечина и Атакуев, должно быть, не раз ездили на работу. Несколько брошенных серых гигантов жмутся друг к другу посреди пустыря, глядя на Москву пустыми оконными проемами. Это «элитный» долгострой Москвы — «Кутузовская миля», возводить который в одном из самых дорогих районов Москвы начали еще около 15 лет назад. Медленно вырастая вверх, жилой комплекс постепенно пожирал своих создателей: сначала за хищения на этом объекте был осужден Сергей Полонский, потом на объекте сменилось несколько подрядчиков, теперь владелица нового застройщика Марина Сечина привела свою компанию к банкротству.

000-kutuzka-0056546547654-09809890093824098320480932842343242360972-34065340960995890578095765
Hедостроенная многоэтажка «Кутузовская миля» - удручающее зрелище

В проект Сечина вошла в конце 2015 года. Компания ФЦСР, как всегда у нее, была проблемной. Наследство Полонского — это 103 договора долевого участия, то есть 103 квартиры, которые новый застройщик обязан построить и отдать заждавшимся дольщикам. Плюс ворох арбитражных споров ФЦСР с прежними подрядчиками по стройке. Наконец, Сечиной предстояло не только рассчитываться с дольщиками и кредиторами, но и отдать долю городу — примерно треть построенного.

Что сделала новая владелица?

Увеличила число дольщиков примерно в три раза. Только с января по март 2018 года новые дольщики заплатили застройщику свыше 396 млн рублей.

В итоге московские власти разорвали отношения с компанией Сечиной. Город хотел, чтобы новый застройщик в первую очередь передал долю ему, а уже потом строил и продавал квартиры в коммерческих, то есть своих интересах. Сечина не согласилась, и мэрия расторгла инвестконтракт с ФЦСР.

Очередная компания Сечиной тоже пошла по пути банкротства, однако на этот раз есть любопытный нюанс. Основным кредитором ФЦСР является АО «Галс», которому компания Сечиной осталась должна более 782 млн рублей. Правда, «Галс» принадлежит некоему Алексею Коновалову, который через подконтрольную ему компанию «Эгида» является одновременно владельцем УК «Управление». Той самой, которая управляет ФЦСР. Иными словами, самым крупным кредитором компании Сечиной является фирма предположительно связанного с нею лица.

Возможно, поэтому ФЦСР пыталась снять с себя статус застройщика в суде. В таком случае банкрот сначала должен рассчитаться с крупнейшим кредитором и только потом с остальными — то есть с дольщиками (причем не квартирами).

Предположение о преднамеренном банкротстве компании в пользу Сечиной подтверждает и ревизия арбитражного управляющего ФЦСР. Как утверждает временный управляющий Елена Удовиченко, в ФЦСР есть определенные признаки преднамеренного банкротства и сомнительных сделок по выводу активов. Городские власти рекомендовали управляющему по итогам проверок ФЦСР обратиться в правоохранительные органы.

Сечина в письме опровергает свою связь с компанией «Галс» и утверждает, что «управление ФЦСР после предыдущих собственников было направлено на закрытие "дыр", которые составляли почти 6 млрд рублей». Говорит, что судится с Галс и называет происходящее «рейдерским захватом ФЦСР».

Так завершилась неудачей очередная попытка антикризисного менеджмента «бывшей жены императора» Марины Сечиной. Однако назвать ее неудачницей нельзя: несмотря на крах большинства компаний, она живет жизнью обеспеченной светской женщины. Регулярно выезжает за рубеж в составе официальных делегаций спортсменов-конников, дает благотворительные балы, репортажи с которых пишут глянцевые журналы, и до самого последнего времени владела долей в элитном ресторане Beef Bar. Впрочем, компания, которой принадлежало заведение, задолжала поставщикам 2,5 млн рублей , потеряла лицензию и полтора месяца назад была ликвидирована.