Криминал
12.12.2011

Андрей Костин, Игорь Юсуфов, Дмитрий Якубовский и Василий Анисимов пытались украсть "Интеко"

Андрей Костин, Игорь Юсуфов, Дмитрий Якубовский и Василий Анисимов  пытались украсть "Интеко"
  • Андрей Костин. Фото Forbes.ru
... точно также, как впоследствии украли "Банк Москвы"
Андрей Бородин, акционер поглощенного госбанком "ВТБ" частного "Банка Москвы", ранее описывал аферу, которую на бюджетные деньги орагнизовали близкий к бывшему министру финансов Алексею Кудрину банкир Андрей Костин и олигарх Игорь Юсуфов.

[Врез РУСПРЕС: Мониторинговая экспертная группа Марины Литвинович, "Клан Медведевых", 23.11.2011 "По словам Бородина, бывший спецпредставитель президента Игорь Юсуфов, который купил у него акции банка, действовал «в интересах и по поручению президента Дмитрия Медведева, который и принял решение о получении государством контроля над Банком Москвы». Бородин подчеркивает в интервью, что мандат Юсуфова от Медведева подтверждался и третьими лицами, в частности, председателем правления банка «ВТБ» Андреем Костиным, а сам Игорь Юсуфов утверждал, что «они с президентом делят прибыль и активы и что он является одним из лиц, уполномоченных держать активы, входящие в сферу интересов Медведева».

В феврале 2011 г. ВТБ приобрел у столичного правительства 46,48% акций «Банка Москвы» и 25% плюс одна акция Столичной страховой группы, владеющей 17,32% акций банка. Далее ВТБ объявил о намерении консолидировать 100% акций «Банка Москвы». Однако Андрей Бородин, контролировавший около 20% акций банка, продавать их отказался. Затем, с предложением о покупке пакета банка за $1,1 млрд. к экс-главе «Банка Москвы» обратился Виталий Юсуфов, сын Игоря Юсуфова. Деньги на покупку пакета акций банка Юсуфов взял у самого банка через подконтрольную ему компанию Europroject Investments, принадлежащую судостроительной компании Nordic Yards. Сделка была оформлена в апреле 2011 г. А в сентябре 2011 г. Виталий Юсуфов продал принадлежавшие ему 19,91% акций Банка Москвы группе ВТБ. Еще летом была начата санация «Банка Москвы»: к его спасению подключились Центробанк и Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Было принято решение, что АСВ предоставит Банку Москвы заем из средств ЦБ в размере 295 миллиардов рублей на 10 лет под 0,51% годовых.

В своем интервью Андрей Бородин также указывает, что в переговорах с ним Игорь Юсуфов утверждал, что он «представляет интересы Медведева в «Основе телеком», которая владеет лицензией на мобильное вещание в диапазоне 4G»].

Супруга мэра Москвы, бывший владелец корпорации "Интеко" Елена Батурина дополняет эту картину в интервью газете "Ведомости":

— Есть информация, что на самом деле конечным приобретателем вашего бизнеса является Сбербанк. Что про это скажете?

— Основной пакет акций приобретает Михаил Шишханов [РУСПРЕС: родственник Михаила Гуцериева] — и, думаю, он и есть конечный приобретатель.

— Все люди, более-менее осведомленные о ваших взаимоотношениях с банком ВТБ, которому вместе с Банком Москвы «Интеко» была должна около 20 млрд руб., ожидали, что банк поглотит компанию, дождавшись дефолта по выплате долгов. Известно, что на переговоры с вами в Вену даже ездил глава ВТБ Андрей Костин. Зачем он приезжал? Делал предложение?

— Да, приезжал. С [ранее судимым участником коррупционных схем банка "ВТБ"] адвокатом Дмитрием Якубовским и предпринимателем Василием Анисимовым. Насколько я понимаю, у Костина изначально были планы, чтобы Якубовский «фронтировал» эту сделку, с тем чтобы ВТБ не было видно. Он очень хотел приобрести компанию. Предлагал даже купить компанию через Юсуфова — того самого, который, по сути, завладел Банком Москвы.

— А в чем заключалась роль Анисимова?

— Думаю, стоит этот вопрос задать Анисимову. Я не получала от него четкого ответа.

— Почему же сделка не состоялась?


— Мы сначала пытались договориться о рыночной стоимости этой сделки, для того чтобы понять, что это за актив, ВТБ «заходил» в компанию и изучал наши проекты. Но когда due diligence был закончен, Костин пришел и сказал, что компания стоит дорого, но он дает нам то, что можно назвать «три копейки».

— Он объяснял, почему дает «три копейки»?

— Да — политической ситуацией вокруг компании. Костин говорил, что все действия мэрии по отмене проектов компании будут продолжены.

— А зачем ВТБ нужна была компания?

— Это мне очевидно. ВТБ нужно было получить нашу компанию, так как он был одним из тех банков, у которого качество отдельных заемщиков оказалось очень низким. Это показал кризис 2008 г., когда у ВТБ образовался разрыв между выданными деньгами и имеющимися активами. Закрыть эту дыру можно было, взяв за «три копейки» реально дорогой актив. При переоценке одно могло бы уравновесить другое. ВТБ в этом был очень заинтересован. Но, как видите, они, судя по всему, нашли другой путь — купили Банк Москвы.

— Но с этой покупкой у ВТБ не все гладко.

— Я не исключаю, что деньги, которые они получили от государства — 295 млрд руб. — на санацию Банка Москвы, пошли, по сути, на санацию ВТБ.

— Почему вы так считаете?


— Вы можете себе представить, что при тех регуляторах, которые существуют в нашей системе, Банк Москвы мог накопить такую дыру в $10 млрд — и никто об этом не знал?! Это абсурдная ситуация!

— Премьер-министр России даже пожурил главу банка ВТБ за просчеты в покупке Банка Москвы.


— Он пожурил… Но пожурить и наказать — это разные вещи. То есть у всех на глазах из государственного бюджета под странным предлогом были получены деньги — и все это проглотили. Недавно прочитала интервью Бородина в вашей газете. Он приводит интересный пример: одной из компаний Банку Москвы был возвращен кредит в размере $400 млн. Упоминалось, что это один из тех кредитов, считавшихся проблемными, на которые государство выделило деньги в рамках санации Банка Москвы. Получается, что деньги на санацию Банка Москвы были выделены необоснованно. Как минимум $400 млн должны были быть сразу возвращены государству и налогоплательщикам. Однако об этом ничего не слышно.

— Правда ли, что в какой-то момент «Интеко» перестала обслуживать долг перед ВТБ? Банк даже подавал иск в суд.

— Неправда. Я связываю это с тем, что в тот момент мы хорошо продвинулись в переговорах с Михаилом Шишхановым. И этот иск оцениваю как очередную попытку давления на компанию. Именно тогда и была на рынок вброшена информация о якобы просроченной задолженности.