Версия для печати
Криминал
01.02.2010

Мафия бесследна. "Бандитский Петербург" одолел судью Гарсона

Геннадий Петров и Александр Малышев выходят на свободу из испанской тюрьмы
В Испании отпущены под залог трое россиян, обвиняемых в совершении преступлений в составе так называемой тамбовской преступной группировки. Уголовное дело против Александра Малышева, Геннадия Петрова и других расследует знаменитый судья Бальтасар Гарсон. Именно из-за этого дела он, по некоторым данным, собирается в Россию.

В пятницу стало известно, что Национальная судебная палата Испании приняла решение отпустить под залог трех фигурантов так называемого «дела русской мафии». Как пишет газета El Mundo, двое обвиняемых в отмывании денег, хищении имущества и подделке документов, Александр Малышев и Леонид Христофоров, могут выйти на свободу под залог в размере 500 тыс. и 300 тыс. евро соответственно. Такое решение суд принял в четверг.

Днем ранее под залог 600 тысяч евро был отпущен Геннадий Петров, которого испанские следователи считают главарем тамбовской преступной группировки.

Издание напоминает, что Петров, Малышев, Христофоров и еще около 20 человек из их окружения были задержаны в Пальма-де-Майорка, Малаге, Аликанте и Мадриде в июне 2008 года в ходе операции с кодовым названием «Тройка». Им предъявили обвинения, несколько человек отпустили под залог, но большая часть задержанных, в том числе предполагаемые главари Малышев и Петров (группировку еще называют тамбовско-малышевской), оказались под арестом. Такая мера пресечения была избрана по решению следователя-судьи Бальтасара Гарсона, который лично расследует «дело русской мафии». Почему сейчас мнение Национальной судебной палаты изменилось и обвиняемых решили выпустить, неизвестно.

Ни Малышев, ни Петров, ни Христофоров еще не внесли залог на счет суда, и соответственно, ни один из них на свободу пока не вышел. После того как процедура завершится и деньги поступят, обвиняемые смогут жить по тому адресу, который определен судом.

При этом они должны будут каждый день, утром и вечером, отмечаться в ближайшем полицейском участке и не смогут покидать пределов Испании. В случае нарушения условий их снова арестуют.

Малышев и Петров живут в Испании с середины 1990-х годов. По данным газеты El Pais, первые финансовые вложения в этой стране Петров сделал из денег, полученных от КГБ и КПСС. Как пишет издание, различные источники следствия подтверждают, что главари преступных группировок и коррумпированные сотрудники спецслужб занимались бизнесом под прикрытием нефтяной компании ПТК. Вступив в сговор с российскими чиновниками, предполагаемые главари группировки были уверены, что в России им не грозит преследование – ни политическое, ни уголовное, утверждает El Pais, и из-за этого испанские власти испытывали значительные трудности в борьбе с «русской мафией».

К тому моменту как Петровым заинтересовались полиция и лично судья Гарсон, он уже был довольно респектабельным бизнесменом, известным в Испании, и якобы с преступной деятельностью завязал. Однако за два года, что длилось расследование, полиции удалось выявить более 500 банковских счетов, использовавшихся для отмывания денег, заработанных преступным путем. В общей сложности было арестовано 15 млн евро. Кроме того, после задержания из гаражей Петрова забрали 23 роскошных автомобиля, включая редкие модели «Бентли» и «Феррари», из дома – около $400 тысяч наличными и полотно Сальвадора Дали, датированное 1949 годом, писали испанские СМИ.

Петров, которого испанские власти считают самым влиятельным членом тамбовской ОПГ, на родине известен меньше, чем его подельник Малышев. Первые судимости и прозвище Малыш он получил еще в советское время. Отсидев, Малышев вернулся в родной Ленинград, где, по данным правоохранительных органов, вместе с Петровым вошел в группировку Владимира Барсукова (Кумарина), который сейчас осужден на 14 лет за рейдерские захваты, а также находится под следствием за махинации и серию убийств в России.

В конце 1987 года между тамбовской (группировкой Барсукова) и малышевской ОПГ возник конфликт на почве дележа вещевого рынка возле железнодорожной станции Девяткино. Тогда соратник Малышева, по прозвищу Бройлер, убил одного из руководящих участников тамбовского сообщества. Начиная с этого инцидента две крупнейшие группировки Санкт-Петербурга постоянно находились в состоянии войны. В лидеры выбились тамбовские, которым удалось преобразовать криминальную группировку в деловую и занять видные позиции в региональном топливно-энергетическом бизнесе, мясоперерабатывающей промышленности и на рынке недвижимости.

Малышев же в конце 1990-х годов вместе с Петровым перебрался в Испанию и обосновался в Малаге, куда позднее перебрались и остальные.

Не исключено, что именно с делом тамбовско-малышевской ОПГ связан предстоящий визит в Россию испанского судьи Гарсона.

Об этом в декабре минувшего года сообщил источник «Газеты.Ru». В Генпрокуратуре РФ подтвердили, что в марте 2010 года судебный следователь Гарсон намерен посетить Россию, но с какой целью, не уточнили. Возможно, испанский судья намерен побеседовать с арестованным Барсуковым, рассчитывая, что он, помня о застарелом конфликте, даст показания против Малышева. Тем более что ранее российским и испанским следователям уже приходилось сотрудничать: Малышева и Петрова допрашивали по одному из уголовных дел в отношении Барсукова. Для этого следователи СКП в прошлом году ездили в Испанию.

Алена Марьянова

****

Испанское правосудие опускает руки перед русскими

"Национальная судебная палата подчеркивает в своем решении, что обвинения с русских не сняты, - сообщает ABC.es, - все доказательства по делу остаются в силе". Особенно много, как утверждает газета, материалов собрано на Петрова. Его обвиняют не только в финансовых махинациях и создании преступного сообщества, но и в "посягательстве на жизнь и здоровье тех, кто выступал против его действий".

Однако освобождение главных фигурантов операции “Тройка” - одной из самых широкомасштабных, которую проводили в последнее время в Европе по линии борьбы с организованной преступностью, – ставит под сомнение, дойдет ли все-таки уголовное дело против “русской мафии” до суда. Отметим, что ранее из-под ареста были освобождены гражданская жена Малышева Ольга Соловьева и его подельник в начале 90-х годов Ильдар Мустафин.

Задержание членов так называемого “тамбовско-малышевского преступного сообщества” проходило с большой помпой и получило широкую огласку в иностранной прессе. В июне 2008 года в испанской Малаге были задержаны 15 человек, двое из них позже выпустили под залог, остальных – арестовали. Им инкриминировалось: организация преступной группы, легализация средств, нажитых преступным путем, фальсификация финансовых и других документов, налоговые преступления против общественного имущества.

Как тогда писала испанская пресса, расследование дела “русской мафии” может закончиться печально для многих высокопоставленных чиновников Кремля. Однако теперь, когда арестованных одного за другим стали отпускать, создается ощущение, что испанский судья Бальтасар Гарсон, ведущий дело, поторопился объявлять свою победу над организованной преступностью из России.

Источник: "Фонтанка.ру", 29.01.2010

****

Первым под залог вышел Ильдар Мустафин по кличке "Мусик"

Ильдар Мустафин, друг и соратник Александра Малышева (названного испанскими властями гангстером №1 Европы), и арестованный вместе с ним год назад в городе Малага в ходе спецоперации «Тройка», отпущен. Несколькими днями ранее вышла из испанского изолятора и гражданская жена Малышева - Ольга Соловьева. Похоже, у грозного испанского судьи Бальтазара Гарсона возникли проблемы с громким делом «русской мафии». Ведь европейское правосудие денег брать не может.

За одну неделю два фигуранта дела «русской мафии» оказались на свободе. Во вторник, 15 сентября, стало известно о том, что под большой залог из изолятора отпущена Ольга Соловьева — гражданская жена Малышева, которая по версии испанских правоохранителей вела дела своего супруга в криминальном бизнесе. А буквально через два дня на волю вышел 43-х летний Ильдар Мустафин, самый близкий к Малышеву, который, согласно первоначальному обвинительному заключению, «...в основном занимался личным сближением Малышева с определенными российскими государственными и местными властями самого высокого уровня с целью использования влияния, которым они обладают на официальном уровне, добывал для преступного сообщества, в которое он входит, любую соответствующую информацию о тендерах на проведение общественных работ и поставок, а также заблаговременную информацию о возможном проведении расследования в отношении своей группировки» (цитата из материалов предварительного следствия № 331/06 J от 16 июня 2008 года). Ему также инкриминировалось участие в отмывании денежных средств, полученных нелегальным путем.


Ильдар Мустафин ("Мусик")

По предварительной информации, за свободу Мустафина (на фото) был заплачен залог в размере 50 тысяч евро. Правда, его передвижения ограничены границами Испании, и дважды в неделю он обязан появляться в местном полицейском участке.

Дружба Мустафина и Малышева началась еще в начале 80-х годов в советском Ленинграде. Глава семейства — отец Ильдара Мустафина приехал в город Ленина из Самарканда, был сотрудником милиции и дослужился до полковника, а сын Эльдар посвятил себя боксу. В конце 70-х он искренне готовился попасть в олимпийскую сборную СССР. Но, очевидно, так как семья Мустафиных обосновалась в Сосновой поляне, то Эльдар Равильевич познакомился с более старшими спортсменами, обитавшими в Красносельском районе. Где уже тогда первым среди равных был ранее судимый за убийство известный борец Александр Малышев. Вскоре лозунг «О спорт — ты мир!» стал для талантливого боксера не актуален.

Трудовая деятельность Мустафина перестала иметь отношение к спорту и он устроился на работу в должности гардеробщика в один из баров района. В то время эта должность именовалась в народе как вышибала. Уже через год он поднялся до уровня буфетчика (бармен).

Кстати, именно в Красносельском и Ленинском районах барменами работали большинство будущих лидеров бандитского движения: сам Малышев стоял за стойкой в баре «Рига», а Николай Гавриленков по прозвищу «Степаныч» (убит в 1995 году) не доливал рядом — в баре «Таллин». Тогда никто и не думал, что по пршествии двадцати лет испанская Фемида будет кропотливо допрашивать Жанну Гавриленкову и включит родного брата «Степаныча» - Виктора в обвинительные схемы. А к середине 80-х в городе трех революций стала заметна группа спортсменов, которые называли себя «красноселами». К концу 80-х это уже было мощное движение, возглавляемое Малышевым. Мустафин до поры до времени не сверкал в оперативных сводках уголовного розыска, так как его затмевало ближайшее и амбициозное окружение Малышева. Скорее всего, это происходило из-за небольшого роста Мустафина, который проигрывал таким фигурам «Бандитского Петербурга», как «Слон», «Викинг», «Носорог» и так далее - вплоть до «Марадонны», которые меньше 120 кг не весили, чем полностью оправдывали свои псевдонимы.

В 1992 году Малышев, Мустафин и еще около десяти человек были арестованы по обвинению в бандитизме. С ними вместе в «Крестах», кстати, оказался и Геннадий Петров, также скучающий ныне в тюрьме на Средиземноморье на заре своих 62-х лет. Но тогда обвинение в бандитизме развалилось, и через пару лет Малышев и Мустафин вышли, ограничившись отсиженным. После чего судья Холодов, рассматривавший их дело, подал в отставку (злые языки болтают, что ни о чем не жалеет).

Практически сразу после освобождения Малышев эмигрировал из России и в результате обосновался в Малаге. На «хозяйстве» остался Мустафин и некий Уллубий Каирбеков (недавно поменял данные на Андрей Тарковский), примкнувший в «малышевским» уже в условиях следственного изолятора (хотя и был арестован вместе с «тамбовской» грядкой некоего авторитета «Седого»).

Мустафин начал контролировать дело с размахом, на что имел полное право с точки зрения «человека чести» - по законам организованных бизнес-сообществ. Его характер, который кратко можно описать так: «Свой — не свой, а на дороге не стой», не позволил конкурентам из «тамбовского» круга откусить что-либо от империи шефа. Как исторический документ можно привести строчку из справки 3 отдела РУБОПа от 1997 года, подписанной старшим о/у по ОВД Нестеровым: «...стала поступать информация о том, что в настоящее время снова стало «поднимать голову» малышевское ОПС. Сам Малышев в настоящее время проживает в Испании и старается оттуда рководить «своими» людьми. Заправляет всеми делами от имени Малышева Мыстафин и Каирбеков» (стилистика рапорта сохранена).

Все же Россия менялась, и большинство коммерсантов не жаждали присягать знамени Малышева. Безусловно, многим делались предложения от имени Мустафина — читай, Малышева, но эти предложения не имели уже той инфернальности середины 90-х. И, как говорится, на вопрос: «В картишки?», бизнесмены отвечали: «Нет, братишки!».

В конце-концов сфера интересов все больше становилась заграничной, а бизнес в Санкт-Петербурге категорически легализовывался. Так, например, сыновья Геннадия Петрова — Алексей и Антон, несмотря на свой возраст, обладают серьезными активами (к слову: сеть ювелирных магазинов «585» принадлежит им).

Но в самый разгар европейского счастья, когда у каждого спортсмена из Сосновой поляны уже были особняки и квартиры на побережье, где свои частные резиденции имеют многие депутаты ГосДумы ( например, Резник) и даже сам мэр Лужков, к ним рано утром постучались люди в кокардах. После чего популярный судья Гарсон объявил со вселенским размахом о победе над «Русской мафией». В СМИ Евросоюза появились сотни статей и репортажей о «тамбовско-малышевских» гангстерах. Компания была проведена с победоносной интонацией. Но любой новости рано или поздно приходит конец. Конец содержанию под стражей приходит и подельникам Малышева и Петрова. И пусть до суда еще далековато, тем не менее, уже возникает ощущение того, что Малышеву и его коллективу мало что грозит.

Если это подтвердится на приговоре, то начнется другая компания. И притом публичная. Но уже в отношении Гарсона, который раструбил на весь мир о Виктории, но не смог поднести на блюде доказательства.

Алена Жданова, Егор Иванов

Источник: "Фонтанка.ру", 17.09.2009



Материалы по теме