Криминал
27.11.2009

Кровавый жир

Кровавый жир
Заказал ли Жириновский Старовойтову?
Осуждённый за убийство депутата Государственной Думы Галины Старовойтовой бывший спецназовец Юрий Колчин обещал назвать заказчика в обмен на сокращение срока и гарантии безопасности своей семье.

При этом Колчин, продолжая настаивать на своей невиновности, подчеркнул, что экс-член думской фракции ЛДПР Михаил Глущенко, который в настоящее время арестован и неоднократно назывался в числе заказчиков, никакого отношения к преступлению не имеет.

Кто же станет организатором? Существует версия, что таковым Колчина вынудят назвать бывшего депутата Законодательного Собрания Юрия Шутова. Как известно, в настоящее время он приговорён к пожизненному заключению, но есть вероятность, что у Европейского суда в Страсбурге окажется другая точка зрения, и Шутова придётся выпускать. Зато после приговора за убийство Старовойтовой новый срок гарантирован, а до рассмотрения повторной апелляции в Страсбурге тяжело больной заключённый может и не дожить.

В своё время лидер ЛДПР Владимир Жириновский также намекал о причастности господина Шутова, указывая на конфликт Старовойтовой с парламентской комиссией по проверке итогов приватизации, представительство которой в Петербурге тот возглавлял по поручению экс-спикера Госдумы Геннадия Селезнёва. Через Шутова Жириновский пытался приплести к убийству и Селезнёва с коллегами, но вскоре оставил эти попытки. Ведь пресловутую комиссию в федеральном масштабе возглавлял как раз член ЛДПР Владимир Лисичкин. Кроме того, никаких доверительных связей Колчина с Шутовым обнаружить не удалось. Да и вряд ли последний стал бы работать с чужими киллерами – опыт подсказывает, что в городе Санкт-Петербурге довольно трудно обеспечить отсутствие утечек информации. В то же время с жириновцем Глущенко («Миша Хохол») будущие осуждённые были знакомы прекрасно, но никаких причин заказывать Галину Васильевну лично у Михаила Ивановича, насколько известно, не существовало.

Зато с господином Жириновским Старовойтова выясняла отношения регулярно – будь то проблемы Чечни или расправа с журналистами телеканала МТК Юлией Ольшанской и Владимиром Ивановым, за битьё которых покойная требовала привлечь Владимира Вольфовича к уголовной ответственности. Отношения между народными избранниками были настолько скверными, что, приехав в Петербург давать показания по делу Старовойтовой, Жириновский в шестую годовщину её убийства устроил циничное шоу на могиле. Хотя место упокоения находилось на реставрации, главный либерал-демократ снёс ограждение, поставил на могильную плиту стол с водкой и, порассуждав за рюмкой о зловредности расстрелянной, водрузил к надгробию Старовойтовой флакон одеколона имени себя. Если рассуждать чисто теоретически, заказ человека, которого так ненавидишь даже спустя годы после смерти – дело не столь редкое.

Федеральный закон №141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный Кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 29 июня 2009 года, который мы комментировали в прошлых номерах газеты, откровенно провоцирует осуждённых называть подельников или оговаривать тех, на кого укажет следствие. Вопрос: будет ли это Владимир Жириновский (резонансное дело и новые дырки под ордена) или на свет появится совершенно неожиданная фигура? В любом случае, шансы на то, что заказчиком может оказаться некто из руководства ЛДПР или близкий к партии криминальный бизнесмен, которого с Колчиным мог познакомить тот же Глущенко, очень велика. Ведь подобные люди вокруг Жириновского в 1990-е годы ходили толпами, и немало их в наши дни либо коротает время за решёткой, как «Миша-Хохол», либо давно убиты, как «серый кардинал» петербургской парторганизации Вячеслав Шевченко и её формальный лидер Геннадий Туганов.

Иногда выстрелы звучали и в ближайшем окружении Владимира Вольфовича. Бывший зампредседателя Государственной Думы от ЛДПР Александр Венгеровский рассказывал, как Жириновский сначала почуял в нём конкурента, потом продал его должность за 4,5 миллиона долларов ингушскому магнату Михаилу Гуцериеву, а когда вице-спикер стал протестовать, ему прострелили колено. В беседе с журналистом Андреем Карауловым Венгеровский прямо обвинил в покушении Жириновского, сославшись на информацию, полученную от покойного Шевченко и звонок самого вождя, якобы поинтересовавшегося результатами нападения ровно через 10 минут после выстрела. Кроме того, потерпевший обвинил окружение главы ЛДПР ещё по нескольким криминальным эпизодам и обратил внимание, что либерально-демократические парламентарии Сергей Абельцев, Михаил Мусатов и Сергей Сигарев демонстративно отказывались давать показания по его делу.

Конечно, здесь стоит сделать поправку на возможную предвзятость интервьюируемого. Сообщив о том, как господин Гуцериев после овладения парламентским креслом выкидывал на дорогу его мебель с правительственной госдачи, Александр Дмитриевич предпочёл умолчать о других обстоятельствах своего смещения. Например, о том, как сразу после вселения горячего кавказского нефтяника в вице-спикеровский кабинет некто навалил ему на думский стол гору человеческих экскрементов. Это происходило в те дни, когда ключи от кабинета были как у либерал-демократа Гуцериева, так и всё ещё жириновца Венгеровского.

Однако, вне зависимости от мотивов разоблачителей, совершенно очевидно, что от партии, где состоят подобные люди, можно ждать чего угодно. Так что Владимиру Вольфовичу наверняка ещё придётся пообщаться со следователями.