Криминал
09.10.2009

Семь нянек «Набережной Европы»

Самый амбициозный проект банка "ВТБ" и сына губернатора Петербурга поставлен под угрозу
Арбитражный суд продолжает рассматривать иск британской компании Ferngem Ltd к ООО «Легиус», купившему четыре года назад у Ferngem 30% акций ООО «Петербург-Сити». Рассмотрение дела по существу назначено на 12 января 2010 года. И похоже, что до его завершения делового центра и Дворца танца балетмейстера Бориса Эйфмана, который строится в рамках проекта «Набережная Европы», нам не видать. Вместо них петербуржцы по-прежнему будут созерцать забор, ограждающий пустыри, развалины и заброшенные корпуса химических заводов.

Принципиальное решение о реконструкции набережной Малой Невки было принято Владимиром Путиным. Президентский проект «Набережная Европы» предусматривал перевод института «Прикладная химия» на другую площадку и возведение в центре исторического Петербурга Дворца танца, социального жилья для сотрудников ФСБ и коммерческих апартаментов. Курировать воплощение замысла государство доверило той же ФСБ и группе частных лиц.

На бумаге дело шло споро, но потом процесс резко затормозился. Тому нашли причины в лице зловещего олигарха Березовского – четыре с половиной года назад организаторы проекта порадовали известием о крахе очередного коварного замысла Бориса Абрамовича. Как оказалось, скрывающийся в Лондоне магнат собирался возвести на Малой Невке штаб «оранжевой революции», задействовав в своем проекте чеченских террористов и эстонских шпионов.

Березовского разоблачили, но теперь поведавший нашим читателям о его подлых махинациях владелец Ferngem Ltd Сергей Львов сам скрывается в Лондоне, атакуя оттуда через суд бывших партнёров. Как ему при этом удалось решить вопросы со своим прежним противником и нынешним соседом (или уже другом?) БАБом, остаётся тайной.

Сделка в бессознательном состоянии

Согласно версии Сергея Львова, его подставили экс-партнёры в лице совладельца Ferngem Ltd Дмитрия Наклонова и директора ООО «Петербург-Сити» Михаила Бреганова. Из объяснений следует, что сделка по продаже 30 % акций «Петербург-Сити» была вроде бы совершена после того, как 13 января 2005 года Львова жестоко избили неизвестные. Бизнесмен отправился лечиться за границу, а документы компании, если верить ему, кто-то похитил.

Сперва права оказались у «Легиуса», а потом их перепродали структурам банка «ВТБ», причём сам господин Львов на момент первой купли-продажи якобы лежал на больничной койке, периодически теряя сознание.

Структуры Внешторгбанка приобрели остальные 70% доли у группы ЛСР, владелец которой Андрей Молчанов считался человеком, не чуждым спикеру Совета Федерации Сергею Миронову. Казалось бы – строй спокойно, но иск Львова ставит под сомнение права «ВТБ», отпугивая инвесторов. Какой смысл вкладывать деньги в проект, хозяин которого до сих пор не определён?

Правда, Сергей Борисович утверждает, что претензий к «ВТБ» не имеет и, похоже, готов удовлетвориться 6 миллионами долларов, уплаченными за долю. В цифре обиженный истец уверен – как он заявил правоохранителям, сумму не скрыл лично вице-губернатор Санкт-Петербурга Юрий Молчанов, который доводится Андрею Молчанову приёмным отцом.

Там подписывал, тут не подписывал

Прежние партнёры Львова с ним не согласны. По их информации, Сергей Борисович, владея 50% акций Ferngem Ltd, ещё 11 июля 2005 года выдал доверенность на совершение любых сделок с собственностью, пока он сам поправляет здоровье. А 25 октября того же года на общем собрании участников «Петербург-сити» принято решение предоставить право единоличного управления компанией владельцу второй её половины Дмитрию Наклонову. В тот же день доля Ferngem в «Петербург-Сити» ушла к «Легиусу».

Определить, кто прав, а кто лукавит, было предложено экспертам, однако их выводы оказались, мягко говоря, противоречивыми. По данным экспертизы, автограф на доверенности от 11 июля 2005 года действительно принадлежит Львову. Но подписывал ли Сергей Борисович протокол, датированный тем же числом, когда решался вопрос о доверенности, установить не удалось.

Об авторстве львовской подписи на протоколе от 25 октября эксперты вообще умалчивают. Не попытались они проверить и автограф жертвы покушения на письме от 9 августа 2005 года, когда Ferngem Ltd уведомил корпорацию «Возрождение Санкт-Петербурга» о том, что не намерен выкупать долю «Петербург-Сити». Похоже, что до сих пор неясно и где находился Сергей Борисович Львов, когда подписывались эти документы.

Ещё запутаннее вопрос о здоровье. В архиве «Версии» хранится текст интервью Львова с разоблачением избивших его бандитов Березовского, который наш герой давал в марте 2005 года. Через два месяца после покушения – как раз тот период, когда он якобы находился между жизнью и смертью. У корреспондентов сложилось иное впечатление. Выглядел интервьюируемый абсолютно нормально, передвигался сам и не имел никаких внешних признаков полученных от злодеев жестоких увечий.

Адекватность бизнесмена доказывает и довольно подробная справка о контактах с иностранными спецслужбами и Березовским, интересах олигарха в проекте «Набережная Европы». Документ отправлен Львовым на имя тогдашнего заместителя начальника Администрации президента Виктора Иванова 23 января 2005 года (копия имеется в распоряжении редакции).

И ещё один деликатный момент. Поскольку Дмитрий Наклонов является инвалидом по зрению, его подпись должна быть удостоверена. Протокол от 11 июля 2005 года удостоверили Михаил Бреганов и юрист госпожа Каминская. А вот на доверенности их подписи отсутствуют. Насколько в таком случае правомерен автограф самого Наклонова на этой ключевой для суда бумаге?

Но есть ли фирма?

Ещё было бы невредно уточнить, кто вёл переписку с «ВТБ», а также ставил в известность партнёров Ferngem Ltd о ликвидации предприятия.

Некоторые из этих документов подписаны директором Сергеем Львовым, а другие тоже директором Львовым, но Михаилом. По нашим данным, у Сергея Борисовича действительно есть сын с таким именем, владеющий долями в зарубежных компаниях, которым принадлежала «Набережная Европы». Фамилия сына – Львов-Михайлов, а вот его папа, помимо привычных инициалов, по бумагам проходит, как Мартин Бергман. Это связано с тем, что у обоих членов предприимчивой семьи имеются помимо российских также эстонские паспорта.

Могут ли с точки зрения юриспруденции два человека, пусть даже и родственники, одновременно занимать одно руководящее кресло? Вопрос дискуссионный. Хотя бы потому, что, отбиваясь от натиска Березовского, Львов-Михайлов-младший подписывал любопытные меморандумы, где в качестве личной должности в иностранных офшорах указывал звание «содиректора».

Вопрос о том, мог ли Львов-Бергман-старший восстановить компанию, если его бывший партнёр, владеющий половиной акций, выступил против, тоже сильно запутан. Если и мог, то неясно, сделал ли это. А если не сделал? Тогда кто вообще сейчас выступает в Арбитражном суде в качестве истца?

Наконец, хочется проверить личность фигуранта дела, заведённого правоохранителями Самары в отношении некоего бизнесмена, занимавшегося продажей цветного металла в Эстонию. Процесс весьма облегчало то, что данный персонаж обзавёлся эстонским гражданством в дополнение к российскому. Не участвует ли этот оборотистый делец в рассмотрении иска?

Когда придёт лесник?

Статус Ferngem – далеко не единственный сомнительный эпизод в конфликте. В 2007 году Сергей Борисович уже обращался с вопросами, но почему-то не к Наклонову, а к авторитетному бизнесмену Шоте Ботерашвили, который на пару с женой занимался компанией «ВТБ-капитал», курировавшей «Набережную Европы». Михаил Бреганов тогда отметил: «У Львова могут быть доказательства неких формальных нарушений действующего законодательства, допущенных «ВТБ-Капиталом» при приобретении долей «Петербург Сити». Речь идёт о веских доказательствах, которые придётся признать суду» («Ваш Тайный советник», 18.07.2007).

Если «ТС» не ошибся в цитировании, то положение становится абсурдным. Ведь именно Михаил Николаевич самолично удостоверял документы для сделки. Или речь идёт о сознательном создании ситуации, а в деле есть какие-то иные факты, известные только главным интересантам?

Например, в феврале 2007 года некие бандиты на дороге подрезали автомобиль бизнесмена Александра Прохорова, а затем его избили и ограбили. Происшествие может показаться обычным криминалом, если не принимать во внимание одно обстоятельство. В номере «Вашего Тайного Советника» от 18.06.2007 года написано, что «машина разбойников, номер которой запомнил потерпевший, принадлежит бывшему генеральному директору ООО «Петербург Сити» Михаилу Бреганову. А обвиняемыми в этом разбое оказались его охранник и водитель».

До сих пор не ясна и роль в торможении проекта Шоты Ботерашвили, который после бравых интервью о великолепии «Набережной Европы» тихо дистанцировался от проекта. Очевидно, что хотя батоно Ботерашвили и входил в список богатейших грузин мира, занимая в нём почётное 22-е место, а также прошёл бизнес-выучку у своих многочисленных партнёров типа осуждённого Михаила Мирилашвили и вдовы питерского мэра Людмилы Нарусовой, «Набережной Европы» эти деловые таланты не помогли.

Сам же план всё больше напоминает несчастное дитя, которое из-за разгильдяйства семи нерадивых нянек уже давно осталось не только без глазу, но и лишилось рук с ногами. Бесконечная война всех против всех сделала стройплощадку на Малой Невке подобием анекдотической избушки лесника, которая, согласно известному анекдоту, десять раз переходила от красных к белым и обратно, пока не вернулся лесник, выгнавший всех вон.

Хочется верить, что таким лесником, станет премьер-министр Владимир Путин запускавший проект. Возможно, тогда сдвинется с мёртвой точки и расследование покушения на Львова, и уже описанная «Нашей Версией на Неве» история с отправкой в психушку жены первого зампреда Внешторгбанка Вадима Левина, обвинявшей в своих злоключениях партнёра её супруга Шоту Ботерашвили.

Возможно, удастся разобраться и с убийствами вокруг питерского завода имени Шаумяна, где оперировали «дочки» учреждавшегося Ботерашвили ЗАО «Неохим». По странному стечению обстоятельств, трагически погибшие бизнесмены Рубен Нариманов и Михаил Иванов действовали тогда на противоположной стороне. Был убит и вмешавшийся в конфликт Игорь Климов. От убийства не спасло даже знакомство с Владимиром Путиным, с которым он служил в ленинградском управлении КГБ.

Кстати

Загадочная фигура господина Бреганова может появиться и в скандале вокруг реализации крупнейших государственных объектов недвижимости, вверенных Федеральному центру логистики (ФЦЛ).

Ещё 28 апреля 2008 года на федеральных полосах «Версии» сообщалось о том, как ФЦЛ в спешном порядке уступает по сомнительным ценам значительное количество государственных объектов, включая новосибирскую гостиницу «Сибирь» и новгородский отель «Береста-Палас». «Сибирь» взяло под контроль питерское ООО «Гермес». У компании на протяжении её короткой истории было несколько директоров, и одного из них звали Михаилом Николаевичем Брегановым. «Береста» на 49 лет была сдана ООО «Парк-Инвест». И если это петербургская фирма, то в списке её руководителей имеется та же фамилия.

Собственность обеих коммерческих структур оформлена через иностранные юрлица. Причины предусмотрительности понятны – Росимущество пыталось доказать в суде, что цена предприятий была занижена. «Ущерб ... оценен в 1,2 миллиарда рублей, говорится в акте комиссии, сформированной новым руководством» ФЦЛ – сообщает «РИА-Новости» со ссылкой на газету «Ведомости».

Возможно, скоро экс-топ-менеджерам Федерального логистического центра и их коллегам придётся пообщаться со следователями.