Версия для печати
Криминал
18.09.2009

В бой идут они с Тарико

В бой идут они с Тарико
Клан Деда Хасана нанес ощутимый удар по Тариелу Ониани
Конфликт «воровских кланов» Деда Хасана и Тариела Ониани, похоже, входит в свою завершающую стадию. На сегодняшний день можно говорить о значительном перевесе сил на стороне «тбилисцев», уверенно идущих к окончательной победе над Ониани, который терпит поражения на всех фронтах.

Сначала часть его сторонников, оказавшихся за решеткой после разгона «воровской сходки» на Клязьминском водохранилище, были объявлены «не ворами». Вслед за этим, остальные, кто не слишком погряз во взаимных обвинениях, поспешили переметнуться на другую сторону. Тем, кому претило предательство, или была не гарантирована «амнистия» от Деда Хасана, предпочли отдалиться на безопасное расстояние. В конце концов, рядом с Тариелом осталась только горстка самых преданных ему людей, ушедших в глубокое подполье.

Находясь на свободе, Ониани был вне досягаемости своих противников, однако после ареста он утратил эту неуязвимость. В распоряжении оказался «курсовой прогон», который был направлен в «Матросскую Тишину», где содержится Тариел. Послание, в первую очередь, обращено к арестантам этого изолятора и имеет не только ознакомительный, но и предписывающий характер. В нем, в частности, говорится о том, что Тариел Ониани с «ведома Воров есть бл…» (термин, обозначающий человека, сознательно пошедшего против «воровского» и подлежащий за это смерти). Поэтому, каждый «порядочный арестант» при встрече с ним должен «поступить соответственно».

По нашим данным, это уже второй подобный «прогон», первый «завис» в одной из камер «Матроски» и дальше ему хода не дали. Зато продвижение второго было организовано более тщательно. Он был передан с воли во время свидания одному из заключенных вместе с четкими указаниями по поводу того, как следует его распространить по централу. Смысл этих инструкций сводился к тому, что «курсовую» следовало передавать, не как общий «прогон» по изолятору, а как личную «маляву» на проверенных людей, а те, в свою очередь, должны были знакомить с ней массу арестантов на местах.

Весьма примечателен перечень и порядок подписантов послания. Во главе его - Слава «Япончик», за ним, что не менее характерно, Дед Хасан. Следом Юра «Пичуга» и сразу три руставских «вора»: Лаша, Коба и Тенго. Потом следует несколько имен, близких к клану Аслана Усояна. И, что самое интересное, среди подписавших мы впервые видим несколько славянских «законников», в том числе Костю «Шрама», Олега «Муху», Леху «Забаву», Вову «Питерского» и Жору «Ташкентского», которые до настоящего времени сохраняли нейтралитет и не вмешивались в конфликт. Всего под директивой стоят подписи 35 человек, причем более половины из них составляют «воры» негрузинского происхождения. Тем самым, подспудно, преследовалась цель представить «славян» не в роли послушной массовки, как обычно, а равноправной и даже ведущей силой, на которых, в случае чего, потом можно повесить всех собак.

И последнее, на что хотелось бы обратить внимание, это то, что письмо не было результатом коллективного творчества группы «воров», собравшихся в одном месте. Ряд «авторов» не могли физически участвовать в его написании, по той простой причине, что находились в местах лишения свободы в разных уголках страны. Напрашивается вывод, что с ними этот вопрос был согласован по телефону, и именно их «присутствие» имело особенное значение.

Что касается Тариела Ониани, то его положение стало совсем незавидным. В первую очередь потому, что, находясь в заключении, он не сможет собрать альтернативную «сходку» и «опротестовать» решение противников. Никто из его союзников на свободе тоже, похоже, не собирается этого делать, не рассчитывая на успех предприятия. Значит, присвоенный Тариелу новый «статус» никем не будет оспорен. Ясно одно, что в сложившихся условиях Ониани и сохранившие ему верность сторонники не станут продолжать борьбу «парламентскими» методами, а их сопротивление клану Деда Хасана, скорее всего, приобретет черты партизанского движения.



Материалы по теме