Криминал
25.08.2009

Просчет Миши-Хохла

Просчет Миши-Хохла
  • "Тайный советник" (Петербург), 24.08.2009
Фигуранты показаний Михаила Глущенко покидают Россию
[Бывший депутат Государственной Думы] Михаил Глущенко, арестованный в июне по обвинению в организации убийства на Кипре в марте 2004 года питерских предпринимателей Вячеслава Шевченко и Юрия Зорина, дал показания в отношении бизнесмена Ашота Восканяна [и убийства другого парламентария Вячеслава Шевченко].

Тем не менее Восканяну не было предъявлено обвинение. Более того, он с ведома следователей убыл во Францию. Так как в свою очередь дал показания на Глущенко.

Из своих 48 лет Ашот Восканян знает Михаила Глущенко по кличке Хохол около восемнадцати. Активно они начали заниматься "охранным" бизнесом еще в начале 1990-х.

И уже в 1993 году оба постоянно бывали в своем первом офисе по адресу: улица Демьяна Бедного, 3. Вместе с ними на работу приходили многие известные люди: это и Василий Владыковский по прозвищу Вася-Брянский, а ныне один из последних оставшихся в Питере авторитетных коммерсантов; и Юрий Колчин, осужденный городским судом Петербурга как организатор убийства депутата Госдумы Галины Старовойтовой; и Юрий Ионов, активный помощник Колчина при планировании убийства Старовойтовой; и Алексей Саргин, ставший сегодня владельцем около 40 серьезных компаний.

Почему-то их тогда называли "тамбовскими".

А в 1993 году, вскоре после выхода закона "О частной и охранной деятельности в РФ", Ассоциация боксеров Санкт-Петербурга учредила охранное предприятие "Конкорд", в которое все вышеперечисленные влились в качестве лицензированных охранников.

Злые языки утверждают, что Восканян никогда не бандитствовал, но порой хотел казаться опасным. А лукавый Вася-Брянский получил с него 50 тысяч долларов за то, чтобы сам Кумарин признал его своим. Но это, конечно, полная ерунда.

Вскоре Михаил Глущенко ушел во власть и стал депутатом Госдумы. А после вынужденной эмиграции из России вследствие задержания питерским ФСБ исполнителей по убийству Старовойтовой он постепенно теряет связи.

Одним из самых верных его контактов все же оставался Ашот Восканян, который к тому времени стал вполне самостоятелен, состоятелен и сегодня обладает хорошими связями в бизнесе и правительстве Санкт-Петербурга. Формально Восканян всего лишь учредитель охранной фирмы "В.И.Й", штаб-квартира которой находится в скромном офисном центре на Среднем проспекте Васильевского острова, но его фигура часто бывает заметна при решении масштабных корпоративных конфликтов. Таких, например, как борьба за Выборгский ЦБК, ныне принадлежащий Александру Сабадашу. У Восканяна шикарный особняк в Колтушах и самые статусные автомашины.

Жизнь Восканяна не всегда была безоблачной, а его прошлые связи не являлись абсолютным гарантом безопасности. Так, в 2000 году во двор его дома неизвестный бросил две гранаты, а сам Восканян посчитал это покушением на свою жизнь.

По информации, требующей дополнительной проверки, Восканян помогал Глущенко в изгнании материально. Однако Михаил Глущенко свалил всю вину за кипрскую трагедию именно на него. Хотя и в расплывчатых тонах. Как рассказал "ТС" источник в городской прокуратуре: "...смысл его показаний можно свести к следующему - организатором является Восканян, а доказательства добывайте сами" [в дальнейшем выяснилось, что Михаил Глущенко не давал таких показаний].

Как известно, 6 августа этого года Восканян вместе с супругой были сняты с авиарейса Санкт-Петербург - Париж, и Ашот Азатович чуть менее двух суток провел в изоляторе временного содержания. После чего тоже дал показания. Но в отличие от глущенковских более исчерпывающие. По словам нашего источника в криминальной милиции, эмоционально выглядело это так: "Я организовал убийство Шевченко?! Ну тогда слушайте!"

В итоге Восканяну не было предъявлено обвинение, и он был отпущен под подписку о невыезде, которая без этого обвинения имеет лишь силу моральных договоренностей.

Вскоре Восканян с супругой убыл во Францию, где имеет недвижимость. Правоохранители знали об этом, но не стали препятствовать. Что говорит о том, что его услуга следствию была оценена. Значит, усугубила положение самого Глущенко. Следовательно, давая показания на своего старого знакомого, Михаил Иванович допустил в своих расчетах ошибку.

Егор Иванов