Криминал
11.07.2009

Амбулаторное лечение Тарзана

Амбулаторное  лечение Тарзана
  • Тайный советник (Петербург), 06.07.2009

    Вячеслав Дацик
Чемпиона мира по боям без правил Вячеслава Дацика едва не выпустили на свободу
Принудительное лечение скандально известного экс-чемпиона мира по боям без правил Вячеслава Дацика продлится еще как минимум до середины августа. Именно на такой срок Калининский районный суд Петербурга на днях перенес принятие решения о переводе Дацика на амбулаторное лечение.

Интересно, что о переводе спортсмена на амбулаторное лечение, то есть, по сути, о его выходе на свободу (!), ходатайствовали не только он и его адвокат, но и руководство специализированной психбольницы, где Дацик содержится. Между тем руководству клиники прекрасно известно, что на угрозы физической расправы со стороны Дацика жалуется один из докторов, а независимая судебно-психиатрическая экспертиза решила, что Дацику необходимо стационарное лечение.

22 разбоя

Вячеслав Дацик выступал на бойцовском ринге под кличкой Рыжий Тарзан. Он был довольно популярен у специфической аудитории, которая любит такие развлечения. Но в феврале 2007 года спортсмен стал героем еще и криминальных новостей. Его вместе с неким Константином Лысенко задержали сотрудники уголовного розыска по подозрению в нескольких десятках разбойных нападений на салоны сотовой связи.

Все преступления происходили по примерно одной схеме. Дацик с Ткаченко отслеживали график посещения инкассаторами салона сотовой связи, который собирались ограбить, вычисляли время, когда в кассе максимум денег. Залетали в магазин, пугали персонал криками, иногда били стекла и стреляли из "предмета, похожего на пистолет". Забирали деньги и телефоны, после чего уезжали. Телефоны они потом продавали на рынке.

Сам Вячеслав Дацик был убежден в том, что попался случайно, и винил в этом собственную жену. Супруга, по его словам, "скупала у барыг на "Юноне" и Сенном рынке краденые мобильные телефоны и отвозила их в Уфу". Вот фрагмент его интервью, опубликованного в "МК в Питере": "Ей вечно денег не хватало. Десять норковых шуб, и ей все мало. Как дура - на каждом пальце по пять колец. Какая-то трубка запалилась, приехали менты с обыском к ее тетке на питерскую квартиру"...

Весной прошлого года пути Дацика и его подельника по разбойному уголовному делу Лысенко разошлись. Постановлением Невского районного суда Дацик был освобожден от уголовного преследования и направлен на принудительное лечение в городскую психиатрическую больницу специализированного типа с интенсивным наблюдением (ГПБ СТИН).

Константина Лысенко же Невский районный суд в апреле сего года признал виновным в 22 разбойных нападениях и приговорил к 6 годам лишения свободы.

К этой криминальной истории прибавилась еще одна, мало известная широкой аудитории.

Ещё и фальшивомонетчик?

Вячеслав Дацик женат, имеет двоих детей. Его жена, напомним, родом из Уфы, видимо, с этим обстоятельством связана еще одна история, которую мы большей частью знаем со слов Андрея Березуна, адвоката Рыжего Тарзана.

Березун рассказывает, что, по версии уфимского следствия, Дацик во время своих приездов в Уфу нашел там компаньонов - людей, которым были нужны фальшивые деньги. По словам адвоката, следствие решило, что, договорившись с уфимцами, Вячеслав привез им пробную партию фальшивых денег. Покупателям товар понравился, стороны решили начать плодотворное сотрудничество.

Однако компаньоны, по словам Березуна, оказались сотрудниками милиции, а все происходившее на юридическом языке называлось "оперативным экспериментом". Уфимские милиционеры хотели сработать красиво - они рассчитывали задержать Дацика с первой крупной партией фальшивых денег. Увы, этот триумф испортили коллеги из питерского уголовного розыска. Они задержали Дацика и Лысенко раньше.

Уголовное дело по факту сбыта фальшивых денег было возбуждено в Уфе по-тихому, без фанфар. По словам Андрея Березуна, следователь из Уфы также назначал Дацику психиатрическую экспертизу. Уфимский суд предполагал, что подсудимого доставят из Петербурга в Башкирию, однако Дацик тем временем уже попал в психбольницу, откуда этапирование невозможно. В Уфе об этом не знали, решили, что Дацик скрывается от следствия, и даже объявили его в розыск. Но потом все прояснилось, уфимский суд постановил прекратить в отношении Дацика уголовное преследование и применить к нему принудительные меры медицинского характера.

В общем, финал этого дела привел Вячеслава Дацика в ту же самую питерскую больницу, где он до сих пор проходит принудительное лечение.

Крушил стены и батареи

События, происходившие с Дациком в психбольнице, - отдельная драма. Напомним, чемпион попал туда из "Крестов" прошлым летом после судебно-психиатрической экспертизы. Кстати, эксперты при работе с ним явно не перенапряглись. На стражное отделение психбольницы N 6 Дацик попал 4 июля 2007 года, а уже 9 июля заключение экспертной комиссии было полностью готово. При том, что 7 и 8 июля - суббота и воскресенье.

Всем, кто сталкивался с пенитенциарной системой, известно, что попасть в психлечебницу намного лучше, чем в зону. Это прямой и сравнительно безболезненный способ вернуться домой на много лет раньше, чем в случае традиционного отбывания наказания.

Сам Вячеслав Дацик в интервью нашему корреспонденту рассказал:

- Я на экспертизе с ума сходил. Стену проломил, оторвал батарею, стальные штыри вырывал, разбирал ими подоконник, кирпичи сдавал санитарам, ничего не жрал, всю охрану шугал. Меня уже через три дня признали невменяемым...

А про больницу с интенсивным наблюдением на Арсенальной вспоминал иначе:

- Чтобы выйти отсюда, надо сидеть тихо. Поэтому на "арсеналке" я веду себя хорошо...

Насколько нам известно, все вышесказанное - правда. Только
следует отметить: эти потрясающие события происходили как раз в тот момент, когда решался вопрос о назначении Дацику принудительных медицинских мер. При этом, говорят, в обычной жизни Вячеслав вполне адекватен - с поправкой на особенности характера и многочисленные травмы головы, полученные им в детстве и на ринге.

Так или иначе, экспертная комиссия решила: Вячеслав Дацик нуждается в принудительном лечении в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением. После этого спортсмен около года провел на отделении психиатрии больницы в "Крестах", а в конце мая прошлого года постановлением Невского районного суда был направлен в ГПБ СТИН на Арсенальную.

Но это вовсе не означает, что он останется там навсегда.

Только стационар!

Наше законодательство устроено так, что любой больной, находящийся в специализированном учреждении на принудительном лечении, имеет право раз в полгода обращаться в суд с ходатайством об изменении ему "вида принудительной меры медицинского характера". Например, чтобы перевели с интенсивного наблюдения на общий режим, с общего режима - на амбулаторное наблюдение. Последнее - мечта любого "принудчика". Потому что амбулаторное наблюдение фактически означает: наблюдаемый раз в месяц приходит в психоневрологический диспансер по месту жительства и улыбается своему участковому психиатру. Остальное время он проводит, где ему угодно и как ему угодно.

В конце прошлого года Вячеслав Дацик обратился в Калининский районный суд (по месту расположения психиатрической клиники) с ходатайством об изменении ему вида принудительного лечения на амбулаторное наблюдение. С таким же представлением выступило руководство психиатрической клиники - об этом нам стало известно от адвоката Андрея Березуна.

Учитывая специфику закона "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", следует предположить: врачи ГПБ СТИН полагают, что здоровье у спортсмена пошло на поправку и опасности для окружающих он больше не представляет.

Однако судья Мещерякова не удовлетворилась доводами Дацика, его адвоката и руководства клиники. Она назначила независимую психиатрическую экспертизу, чтобы уже на ее основании сделать вывод - отпускать Вячеслава на амбулаторное лечение (читай - на волю) или нет. Эксперты вновь решили: Дацика выпускать рановато, он все еще нуждается в принудительном лечении.

Андрей Березун так прокомментировал это решение:

- Вы знаете, когда эксперт - психиатр со стажем 53 года, я как-то не очень ему доверяю.

Экспертиза на этот раз несколько затянулась, и через полгода адвокат Дацика вместе с руководством клиники повторно ходатайствовали за амбулаторное наблюдение Рыжего Тарзана. Но 18 июня сего года судья Калининского районного суда Чернов, изучив результаты подоспевшей к тому времени вышеупомянутой экспертизы, предсказуемо решил продлить принудительное лечение Дацика.

Можно было бы предположить, что судьи таким образом перестраховываются, когда бы не одно любопытное обстоятельство.

"Я тебе голову оторву!"

В редакцию "ТС" обратилась врач-психиатр городской психиатрической больницы N 3 имени Скворцова-Степанова Арина Никифорова. От нее мы узнали о причинах, из-за которых всякий раз в суде представитель прокуратуры категорически возражает против перевода Вячеслава Дацика на амбулаторное наблюдение.

В 2007 - 2008 годах Арина Вадимовна работала врачом на отделении психиатрии в "Крестах". И пациент Вячеслав Дацик произвел на женщину неизгладимое впечатление.

- Вёл он себя по-бандитски, - вспоминает Никифорова. - Причем достаточно умно. Агрессию проявлял только к зекам и больным. Сотрудников не трогал, мог лишь пугнуть. Это говорит о сохранности критических способностей. У него интеллект не снижен. Он спокойно самостоятельно открывал камеры, гулял по галере, разговаривал по мобильному телефону, бил и калечил зеков. Открывал ногой двери в любой врачебный кабинет. Мог зайти и сказать, что пришел ко мне пить чай...

Осенью 2008 года Дацик уже находился в ГПБ СТИН, а Никифорова сменила место работы. Но Вячеслав напомнил о себе.

- 19 сентября Дацик стал звонить мне на мобильник и угрожать. Текст угрозы: "Арина, я тебе хочу отрезать голову и поиграть ею в футбол", - рассказывает Арина Вадимовна.

Женщина обратилась в милицию. Но дальнейших звонков не последовало, и она забрала заявление. А спустя еще месяц все повторилось:

- В ночь с 19 на 20 ноября, около 2 часов, мне был звонок на мобильник уже с другого телефона. В трубке раздался тот же голос. Разговор длился около 5 минут. Я специально долго говорила, чтобы понять, кто это. Нецензурными словами мне угрожали изнасилованием. Тогда я узнала Дацика...

В милиции появилось второе заявление Арина Никифоровой. Параллельно она узнала, что врачи больницы, где находится Дацик, хотят отпустить его на амбулаторное лечение. С ее слов, в психиатрии есть такая практика: если пациент включил кого-то в бред (например, угрожает расправой), то перед тем, как отпустить его на амбулаторное лечение, врач проводит очную ставку между ним и человеком, включенным в бред. По словам Никифоровой, когда она попросила о такой очной ставке руководство больницы, ей ответили, что эксперименты не нужны.

1 декабря 2008 года, как рассказывает Никифорова, с ней связался человек, представившийся лечащим врачом Дацика, и расспрашивал, куда конкретно она жаловалась. Попросил перезвонить через двадцать минут, по истечении которых Арина Вадимовна, с ее слов, услышала уже знакомый голос.

- Мне перезванивает Дацик. Из разговора с ним я поняла, что он в курсе нашего разговора с доктором. Он потребовал забрать все заявления, обещал компенсировать...

Адвокат спортсмена Андрей Березун по этому поводу сказал "ТС", что у него есть сведения о неких личных отношениях между Вячеславом Дациком и Ариной Никифоровой (она сама это отрицает) и просил не воспринимать те угрозы как реальные.

По нашим сведениям, в неформальных разговорах главврач ГПБ СТИН Виктор Стяжкин тоже намекает на какие-то отношения между врачом Никифоровой и Вячеславом Дациком, которые у них якобы сложились еще в "Крестах".

Но интересно другое: в переписке с Никифоровой он утверждает, что о ее жалобах на Дацика в ГПБ СТИН стало известно после того, как результаты комиссионного освидетельствования с предложением отправить его на амбулаторное лечение были переданы в суд. Что на самом деле - лукавство. Последнее представление за подписью Стяжкина было направлено в суд в апреле сего года - почти через полгода после того, как Никифорова стала активно жаловаться на угрозы со стороны Дацика, в том числе и Стяжкину.

Ситуация выглядит абсурдной: врачи больницы, где содержится Дацик, готовы его выпустить, упирая на то, что никакого лечения Дацик у них все равно не получает, так как в нем попросту не нуждается. И предлагают отпустить его домой, потому что с их точки зрения он никакой опасности для окружающих не представляет. Независимые же эксперты считают, что Дацику стационарное лечение необходимо. Впрочем, позиция Никифоровой тоже юридически не безупречна: в возбуждении уголовного дела по факту якобы имевших место угроз ей отказано - это означает, что Дацик такого преступления не совершал.

В любом случае очевидно: в ГПБ СТИН попросту желают побыстрее избавиться от неудобного пациента и готовы для достижения этой цели не замечать никаких противоречий.

Цитаты Вячеслава Дацика:

"Любовь - слабость. Я с этим завязал".

"Работа - от слова "раб".

"В пять лет мне приснился сон: на меня напала здоровая собака. На следующий день я лег спать с ножом, чтобы прирезать эту собаку. Больше мне никаких снов не снится".


Воин-гастролёр

Вячеслав Дацик родился в 1980 году в городе Сланцы Ленинградской области. Он был единственным ребенком в полной, благополучной семье. Его мама работала учительницей. Серьезными заболеваниями в детстве не страдал. Ходил в обычную школу и вполне справлялся с общеобразовательной программой. Но уже тогда часто дрался со сверстниками, попадал в больницы, в том числе с сотрясениями головного мозга. Как он сам позже рассказывал, его задирали "рыжим", и он не спускал обидчикам. Окружающие вспоминают, что Дацик легко мог нагрубить учителю, если ему, например, не нравилась оценка.

В связи с агрессивным поведением Вячеслава поставили на учет в детской комнате милиции.

Подростком Дацик увлекся восточными единоборствами, гиревым спортом, штангой. Участвовал в соревнованиях. Но какими-либо ограничениями своей личности как в спорте, так и в жизни, по свидетельству его близких, тяготился уже тогда.

Окончив 9 классов, Дацик поступил в спортивный техникум, который ему вскоре пришлось покинуть - то ли из-за неуспеваемости и пропуска занятий, то ли из-за постоянных драк. Впрочем, врачам он говорил, что пытался учиться не в одном, а в нескольких техникумах, поскольку интересовался физикой и теоретической возможностью создания машины времени, вечного двигателя.

В армию Вячеслав не ходил, хоть и был признан ограниченно годным. Но врачам заявлял, что хотел бы служить в спецназе.

Чуть позже стал участвовать в боях без правил, получил прозвище Рыжий Тарзан. К противникам был беспощаден. Как сам рассказывал, свою голову считал самым крепким местом и первой подставлял под удар. Заявлял, что боли не чувствует. Он называл себя "воином-самураем", который "все блага для себя должен завоевать". В больницах долго не задерживался: отказывался от обследований, лечения и уходил.

Бывало, Рыжего Тарзана дисквалифицировали за избиение соперников (однажды, например, он несколько раз ударил одного из них головой об стенку). По некоторым сведениям, в один из сезонов Вячеслав Дацик стал чемпионом мира по боям без правил (впрочем, ни в одной федерации нам этого не подтвердили).

В период с 1996-го по 2001-й год Дацика привлекали к уголовной ответственности за причинение средней тяжести вреда здоровью, угрозу убийством, самоуправство и кражу, но уголовные дела были прекращены.

Параллельно с бойцовскими поединками он увлекся языческой мифологией и, как сам говорил, стал поклоняться языческим богам и даже женился по языческому обряду.

Со стороны Вячеслав Дацик мог показаться благополучным семьянином. У него были гражданская жена Ксения и двое детей - мальчик и девочка. Сына Ярослава Дацик тренировал чуть ли не с пеленок и предрекал, что в будущем тот всех побьет. Но вскоре жена увезла детей к родителям в Уфу. Увлечение языческой мифологией, похоже, переросло у Дацика в воинствующий национализм.

Спортсмен с упоением рассказывал о себе:

- С 1993 года я живу налетами. Я - беспредельщик. Грабили в России, в Европе. Деньги спортивными сумками считали. Оружие было всякое - и "калаши", и пистолеты ТТ, Макарова.

Дацик буквально хвастался, как ловко обводил иностранную полицию вокруг пальца:

- В Германии однажды "работали". Выходим из магазина, слышим - сирена. До машины нам уже не добежать было, она через полтора двора стояла. Нырнули в канализацию, вышли в другом районе... Но там мы только три или четыре эпизода сделали. Иначе палево. Полиция хорошо работает. Поэтому мы в основном "работали" в Голландии и во Франции. А вот в России, как заявил Дацик, он вел себя поспокойней:

- Здесь я занимался только пропагандой: тренировал, воспитывал, обучал пацанов. В России опасно этим заниматься, могут поймать. Потому что сдадут рано или поздно. Россия - это укрытие. Мы в Европе "поработаем" и возвращаемся домой. К тому же наша страна никому преступников не выдает.

Похоже, ГПБ СТИН тоже стала для Славы Дацика укрытием, в котором он отсиделся, а теперь захотел простора для деятельности.

Виктория Николаева
Сергей Емельянов



Материалы по теме