Криминал
06.11.2018

«Тамбовский» Бастрыкин, «Гера» Греф и сабля Сердюкова

«Тамбовский» Бастрыкин, «Гера» Греф и сабля Сердюкова
  • Текст и фото The Insider

     

    Владимир Путин и Герман Греф

Что объединяет окружение президента Путина и мафиози Петрова

18 октября Национальный суд Испании оправдал 17 фигурантов по делу Тамбовско-малышевской ОПГ, которых обвиняли в отмывании денег и создании преступного сообщества. Это решение шокировало испанскую прокуратуру: суд «поверил» докладам ФСБ России, представленным защитой, и проигнорировал даже тот факт, что двое из обвиняемых признали вину (решение суда может быть обжаловано).

 

А пока прокуратура и суд выясняют подробности отмывания денег тамбовскими, The Insider изучил более тысячи телефонных прослушек, оказавшихся в материалах дела, из которых следует, что «авторитетные предприниматели» имели самые тесные связи с ближайшим окружением Владимира Путина (услышать некоторые из этих перехваченных разговоров можно в этом материале). Среди прочего прослушки и приговор показали, что:

 

– лидер тамбовских Геннадий Петров был сооснователем и держателем крупного пакета акций банка «Россия», где Путин с гордостью открыл свой зарплатный счет,

 

– назначение хорошего знакомого Петрова – Александра Бастрыкина – главой Следственного комитета было обеспечено благодаря контактам лидера Тамбовско-Малышевской ОПГ и было радостно встречено в криминальном сообществе. Петров оказывал Бастрыкину протекцию, а после назначения – помогал найти помещение,

 

– люди Петрова поддерживают тесные отношения с Германом Грефом, которого в разговорах иногда именуют просто «Гера». Греф, со своей стороны, приглашает людей Петрова на празднования «Сбербанка»,

 

– Петров поддерживал тесные отношения с Виктором Зубковым (на тот момент премьер-министром) и Анатолием Сердюковым (на тот момент – министром обороны). Предполагается, что именно через них он продвигал назначения в силовые ведомства. Сердюкова он даже приглашал на свой день рождения. Как выяснилось, министр обороны в знак дружбы подарил лидеру тамбовских саблю.

 

Приговор: как испанский суд доверился докладам ФСБ

 

В Испании дело «Тамбовско-малышевской ОПГ», начатое в 2008 году, получило название «Тройка». Под «Тройкой» имеются в виду Геннадий Петров, Александр Малышев и Сергей Кузьмин, которых прокуроры называют главарями преступного сообщества (подробнее об этом читайте здесь). Сами лидеры перед судом не предстали: Кузьмина не удалось арестовать (он опоздал на рейс, потому что напился в аэропорту), Петрова после полутора лет в тюрьме ненадолго отпустили в Россию и он не вернулся, как и Малышев, который якобы страдает душевным расстройством. Вместе с ними в розыске оказались также Илья Трабер (на которого, по словам адвоката Трабера, в 90-е работал сам Владимир Путин) и сын Геннадия Петрова – Антон. Всего по этому делу обвинения были предъявлены 26 подсудимым, из которых дела 17-ти рассматривались в рамках этого судебного процесса.

 

В пресс-релизе Национального суда Испании по поводу приговора по делу «Тройки» говорится, что «очень странные» и «антиэкономические» инвестиции, инкриминируемые 17-ти подсудимым, еще не означают преступления отмывания денег, если не доказано происхождение средств, связанное с преступной деятельностью.

 

Под «антиэкономическими» инвестициями имеется в виду €50 млн из офшоров Панамы, Либерии, Лихтенштейна, которые сотрудники и родственники «Тройки» вкладывали в Испании и затем выводили в Россию. По крайней мере в одном случае перевод был заблокирован банком как подозрительная операция, а обвиняемые Леонид Хазин и Михаил Ребо признались в отмывании денег от преступной деятельности для Сергея Кузьмина и Александра Малышева соответственно. Однако суд решил, что они не точно знали, от какой именно деятельности происходили деньги, что позволяет им не поверить и полностью оправдать.

 

Из текста приговора, опубликованного на сайте судебных решений Испании, следует, что судей не впечатлили ни показания защищённого свидетеля о рэкете со стороны «тамбовско-малышевской ОПГ», ни выступления экспертов — испанских полицейских и агентов спецслужб — о российской мафии и коррупции в российском правосудии, ни документы из правоохранительных органов Швейцарии о «тамбовско-малышевской ОПГ», названные «неконкретными». Зато судьи выразили доверие отчету ФСБ России от 29 января 2009, где сказано, что "ФСБ не располагает информацией о том, что Геннадий Петров принадлежал к «тамбовско-малышевской ОПГ», а также к сообщению УФСБ по Санкт-Петербургу о том, что никаких расследований в отношении Петрова не ведётся.

 

По мнению коллегии судей, возглавляемой Анхелес Борейро, между обвиняемыми  сотрудниками Геннадия Петрова  не было «никакой связи, кроме того, что все они из России и занимались инвестициями». Тамбовская и Малышевская ОПГ все же существуют, полагает суд, вот только Петров не имеет к ней отношения, поскольку он был оправдан по делу о создании ОПГ в Петербурге в 1995 году. Любопытно, что в приговоре 2018 года подробно описано, что на суде в Петербурге в 1995 от своих показаний отказался свидетель Беликов, который во время следствия заявил, что двое участников банды доставили его непосредственно к Петрову и Малышеву (в офис СП «Петродин» на Каменном острове) и в их присутствии вымогали 100 тыс рублей ежемесячно. Однако на суде в России Беликов внезапно заявил, что его похитители «представили ему других людей, которых выдали за Петрова и Малышева», а доказательствами обратного испанский суд «не располагает».

 

Одним из доказательств отмывания денег могло бы быть то, что обвиняемые жили не по средствам и не скрывали это. На Майорке Петров проживал в огромной вилле с каменными львами и видом на море, владел яхтами, ездил на машине с открытым верхом, подарил жене на годовщину свадьбы куртку из крокодиловой кожи за €62 тыс, которых всего три штуки в мире. Однако и этому нашлось объяснение. Испанский суд установил несколько легальных компаний, объясняющих, по мнению суда, происхождение богатства Петрова в Испании. Это, например, «СП Петродин», уточняется в приговоре. Правда, всех деталей деятельности «Петродина» суд не приводит. Но The Insider уже ранее писал, что это за компания.

 

СП «Петродин» это фирма, которая в 90-е занималась «муниципальным казино» в Петербурге, распоряжения о которых подписал Владимир Путин, причем ее шведско-японский совладелец ранее заявил The Insider, что деньги на взятку питерскому «правосудию» от Геннадия Петрова в Петербурге в 1994 собрали даже с него, что позволило Петрову выйти из тюрьмы. Честная компания «Петродин» не платила налоги, что признал сам Владимир Путин в книге «Разговоры от первого лица» (ныне удалена с сайта Кремля), комментируя свою инициативу создания муниципальных казино. Согласно сохранившимся фото, «муниципальное казино» Геннадия Петрова было небольшим и, по всей вероятности, служило другим целям, нежели «привлечению иностранных туристов», о чем заявлял Путин журналистам в момент его создания. Один из самых распространённых методов отмывания денег  мошенничество с отчётностью по количеству столов казино. При этом, согласно регистрационным данным компании, «Петродин» вообще должен был заниматься консалтингом.

 

Между тем коллегия судей также попеняла прокуратуре Испании на то, что она возражала против неоднократных просьб Генпрокуратуры РФ передать дело на следствие в Россию согласно Страсбургской конвенции о передаче уголовных дел от 1972 года, а это якобы позволило бы точно установить происхождение средств, инкриминируемых подсудимым. При этом судья не могла не помнить о том, что ранее подобный прецедент уже был: дело Олега Дерипаски и Искандера Махмудова об отмывании денег структурой Уральской горно-металлургической компании, выделенное в отдельное производство в Испании, действительно было передано по запросу Генпрокуратуры в Россию испанским судьей Фернандо Андреу «на лучшее следствие» и больше о судьбе дела ничего не известно. По информации The Insider из нескольких источников, судья Национального суда Фернандо Андреу, похоронивший дело Дерипаски, встречался с ныне покойным заместителем Генпрокурора РФ Сааком Карапетяном в Москве в ноябре 2017. При этом официально никаких дел, связанных с Россией, Андреу в это время не вёл.

 

В распоряжении The Insider оказались тысячи разговоров Геннадия Петрова с коллегами, в том числе ныне находящимися в тюрьме, родственниками и друзьями. Испанскому суду из них, а точнее, из некоторых, заслушанных в суде, «ничего не понятно», говорится в приговоре. Специальной Антикоррупционной Прокуратуре Испании не удалось доказать в суде «торговлю связями», которые вменяли Петрову через депутата Госдумы Владислава Резника  услуги по организации назначений в российские силовые ведомства и министерства.

 

Судья поверила подсудимому Резнику, который заявил, что он «просто слушает просьбы (о назначениях) и ничего не делает», и приняла объяснения Резника и его супруги о покупке испанских вилл, яхт и самолета у Петрова или вместе с Петровым и его сыном Антоном на слепой траст, поскольку ему просто нужно было управлять своим имуществом размером более €60 млн на момент 2008 года.

 

В первой части расследования мы приводим несколько телефонных прослушек Петрова, которые наиболее наглядно демонстрируют его связи как с кремлевским руководством, так и с организованной преступностью.

 

Геннадий Петров и Юрий Ковальчук  сооснователи банка, где Путин хранит зарплату

 

Геннадий Петров в приговоре испанского суда значится акционером «Балтийской строительной компании» и более чем десятка других фирм, но, что самое интересное  сооснователем и  с 1992 по 2003 год  владельцем 27% акций банка «Россия», известного также как «банк друзей Путина». Не случайно Владимир Путин, после того как банк стал объектом санкций, заявил, что переводит в этот банк свой зарплатный счет. В июле 2011 года Федеральная служба по финансовым рынкам России разрешила банку «Россия» не публиковать данные о существенных изменениях своих активов и прибыли, а также изменениях в составе акционеров.

 

Еще одним сооснователем также был и другой оправданный подсудимый по делу об отмывании денег Владислав Резник (ныне депутат Госдумы), долгое время остававшийся членом совета директоров Банка, согласно его собственным показаниям и проверке МВД РФ, результаты которой также были представлены испанскому суду и попали в оправдательный приговор.

 

Определяя долю Петрова в банке «Россия», суд сослался на отчет правоохранительных органов Испании от 2009 года, опиравшийся, в свою очередь, на документы, полученные в ходе следственных действий в отношении членов предполагаемой группировки  при обысках и прослушках. Ранее Петров, как и Сергей Кузьмин, считались миноритариями Банка «Россия» с 2,2% акций. Однако они владели акциями не только напрямую как физические лица, но и через аффилированные компании.

 

Петров не просто владелец акций. Согласно прослушке от 2 августа 2007 года, у него были очень хорошие отношения с Юрой Ковальчуком (ныне главный акционер банка «Россия»). В тот день сын Петрова (Антон) жалуется отцу, что «Савельев не исполняет свои обязательства, переучет у них там» (очевидно, имеется в виду выдача и реструктуризация кредитов банком «Санкт-Петербург», где председателем правления является Александр Савельев). В ответ Геннадий Петров заявляет, что когда будет в Москве, постарается возобновить отношения с Юрой Ковальчуком, с которым раньше они были очень хорошими друзьями.

 

 

Также у Петрова состоялся разговор с неким Дмитрием по поводу назначения своего человека (некоей Ольги Александровны) в Газэнергопромбанк (с 2010 года поглощен банком «Россия»). «Это чисто газпромовский банк. Они завели туда все активы межрегионгаза, Ген, и всю генерацию, и тепловую, и энергетическую. Делал это Миллер сугубо для этого. Если этот банк будет сидеть реально на этом бизнесе Газпрома  на генерации и на межрегионе, это не самый херовый вариант, Ген, ты ж понимаешь. Другое дело  уровень Ходурского не высок... Туда в прошлом году на 50% вошел Юра»,  поясняет собеседник Петрова.

 

Петров намек о «Юре» понял: «Я все равно приезжаю и так или иначе с ним увижусь. Мы договорились 15-го созвониться, 15-го  16-го увидеться... Я могу через Юру. Свести их надо в любом случае обязательно». Дмитрий: «А к тому же ты понимаешь, что он может ее из Газэнергопромбанка забрать обратно в ГПБ <очевидно, имеется в виду «Газпромбанк», который на момент 2007—2008 года контролировал Юрий Ковальчук – The Insider>, когда будет там реформацию свою делать... Я считаю, что ей до твоего приезда, твоих встреч никаких решений предпринимать не надо». «Не надо»,  соглашается Петров.

 

Дмитрий продолжает: «Ко мне заезжал Александр Дмитриевич <Александр Жуков, на тот момент – зампред правительства – The Insider>, ну ты понимаешь, о ком я говорю, а он же близок, а там в первичной ситуации Дмитрий Анатольевич участвовал <имеется в виду Дмитрий Медведев, на тот момент – председатель совета директоров ОАО «Газпром» – The Insider>. Он меня спросил «надо ли»? Но сначала, грубо говоря, нужно нам самим определиться. Плюс, есть еще такой человек Андросов. Ты знаешь, какую он сейчас роль играет?»

 

Петров: «Нет, не слышал даже, честно говоря».

 

Дмитрий: «Это бывший первый зам Грефа. Правая рука Грефа в МЭРТе. А сейчас он начальник аппарата ВВ. Он выполняет роль Игоря <очевидно, имеется в виду Сечин, который долго работал начальником аппарата Путина – The Insider>, только в правительстве. Усек, о чем я говорю?.. И плюс он в очень близких, доверительных отношениях с Германом. То есть, у нас на Германа два выхода: Слава <имеется в виду Резник — The Insider> и он».

 

«Да-да. Только через одного надо. Через двух  это уже не получится»,  говорит Петров.

 

«Ну, это мешанина получится»,  соглашается Дмитрий.

 

«Да-да. И он неадекватно реагирует сразу»,  говорит Петров и разражается смехом.

 

 

Также Петров «решает вопросы» по поводу кредитов банка «Россия». К примеру, 2 июля 2007 года Петров обсуждает кредит размером в €10 млн, который банк «Россия» выдал компании «Ультра». Предприниматель Михаил Миронов, партнер «Ультры», собирается идти на прием к Михаилу Клишину  гендиректору банка «Россия», и опасается, что долг начнут требовать и с него, как с бывшего партнера. С Петровым Михаил Миронов советуется, что ему отвечать по поводу долга. Петров советует настоять на том, чтобы директор «Ультры» сам вышел на связь с Клишиным.

 

Сам Михаил Миронов общается с Петровым довольно часто по поводу строительства объектов в Петербурге, разрешений, неких долей или взяток властям («пусть скажут, сколько хотят») и упреждения проблем. Так, 3 августа 2007 года он звонит Петрову в панике и сообщает, что ОМОН проводит в его офисе обыск. Петров рекомендует не беспокоиться, ехать в офис и отзвониться ему на Майорку. Ситуация Миронова разрешается  это было некое недоразумение, и в итоге некий «главный по Питеру» лично извинился перед Петровым, о чем сам Петров сообщает своему сыну Антону. Теперь Миронову нужен «начальник службы безопасности, который реально может работать».

 

«Я сейчас у действующих спрошу, кого посоветуют»,  говорит Петров. В итоге Петров перезванивает и советует Миронову принять на работу в службу безопасности своего знакомого  Юрия Бритикова из УБЭП,  и Миронов соглашается.

 

 

Петров и Герман Греф. «Скажу, б***, ты на лодке катался? Вот привет получи и долю не забудь!»

 

Судя по прослушкам, одним из важных контактов Петрова является Герман Греф, на тот момент только что назначенный главой Сбербанка. Его фигуранты именуют «Герман», «Греф», «Гера». Так, Греф приглашал на день рождения «Сбербанка» действующего в интересах Петрова человека  Наиля Малютина, на тот момент гендиректора Финансовой Лизинговой Компании (ФЛК),  о чем сам Малютин докладывает Петрову. Сегодня Малютин сидит за мошенничество и организацию убийства своего партнера Андрея Бурлакова в 2011. Следствие считает, что убийство осуществила знаменитая банда Джако Кровавого  он же Аслан Гагиев, он же Сергей Морозов  и, кстати, Джако также фигурирует в прослушках. (Подробнее об истории хищений государственных средств через облигации Сбербанка ФЛК и о последующих кровавых разборках см. в материалах «Говорили, что действуют в интересах Медведева». Как мафия отмывала деньги на немецких верфях»  и «Верхний сказал, что подумает»).

 

Кроме того, Греф тесно общался с другим подсудимым, правой рукой Петрова, депутатом Госдумы от партии «Единая Россия» Владиславом Резником (подробнее о нем в материале «Резник не бандит, он депутат!»). 29 июня 2007 года Резник звонит Петрову и жалуется, что Герман медлит с назначениями  «не говорит нет», но при этом уже взял троих. Петров рекомендует позвонить Герману и строго спросить  пусть скажет, «да или нет».

 

 

Вот как это выглядит в цитатах. 1 ноября 2007 года. Наиль Малютин:

 

«Геннадий Васильевич, как вы? … Чтобы вы в курсе были: вчера я был у Федорова, это в ОАКе (Объединенная авиастроительная корпорация), мы уже проекты постановления и указа написали. Там Левитин поддержал, Иванов Сергей Борисович одобрил, и вот мы сейчас готовим документы уже на выход туда... У нас как бы один только вопрос. Я считаю, что не надо ничего просить, никаких тем, кроме одной. Надо завести Федорова туда к нему, чтобы он понимал, что может на него опереться в случае. Когда тот будет знать, что у нас есть отношения, что все проложено, он, естественно, ни влево, ни вправо, он же не самоубийца. И нам будет легче решать все вопросы».

 

Петров: «Это все понятно, все проговорили, я жду ответа».

 

Малютин: «Я просто информирую, вы должны знать последние новости, иначе любые нестыковки могут показать, что вы не в материале, а это неправильно. Вы рулевой обоза, а мы  только снаряды подносить. Я — протирать... Друг ваш, Греф, пригласил на банкет 12 ноября в честь 166-летия Сбербанка».

 

Петров: «20-го только он приступит».

 

Малютин: «Уже пригласил, 12-го. Пойду ему привет передам от вас».

 

Петров: «Передай пламенный».

 

Малютин: «Скажу, б***, ты на лодке катался? Катался. Вот привет получи и долю не забудь!»

 

(Смеются).

 

 

Петров и Сечин. «Не стоит его просить, он сам все отберет»

 

Малютин, действующий в интересах Геннадия Петрова, планирует встретиться с «Игорем Ивановичем» и просит инструкций. Петров в разговоре сначала не понимает, с каким именно Игорем Ивановичем, и в итоге Малютин уточняет: «да с Сечиным». Однако Петров и Малютин сомневаются, стоит ли обращаться с просьбами к Сечину, поскольку «он сам все отберет». При этом «отобрать могут в любом случае», соглашаются собеседники. Малютин называет Сечина «смотрящим» за судостроением.

 

 

Сечина и его аппетиты Петров мог знать еще по тем временам, когда тот работал помощником Путина в мэрии Петербурга. А с другим помощником Путина в мэрии, Виктором Ивановым (на момент записи прослушек  главой ФСКН) отношения у Петрова сложились, похоже, лучше.

 

Ранее Виктор Иванов рассказывал, что главным «борцом с малышевскими» в Петербурге был его заместитель Николай Аулов. По странному совпадению, после «успешной» борьбы с малышевскими, когда все лидеры были оправданы, Аулов оказывается одним из главных связных Петрова, когда тот переехал в Испанию. Петров оплачивал телефон Аулова и даже услуги его дантиста. Аулов, судя по прослушкам, общался с Петровым почти каждый лень. 27 июня 2007, в конце второго срока Владимира Путина, Аулов спрашивает у Петрова: «Что за слухи ходят про изменения там наверху – ожидаются, не ожидаются?» Петров отвечает: «Нюансов никаких нет. По моей информации должны быть изменения, но все зависит от одного человека – самого главного. Быть или не быть – все зависит от него».

 

Кстати, похоже, на Сечина все-таки выходы у Петрова были. Один из них  Владимир Голубев, известный как «Бармалей». Это «авторитетный» предприниматель, связанный с «тамбовскими», которого считают близким к Сечину, и его нередко упоминают в прослушках. О «Бармалее» пишут как о торговце связями, но люди Петрова, похоже, любили показать ему , что и сами не лыком шиты. Так, в одном из разговоров между Геннадием Петровым и его сыном Антоном, сын упоминает, что видел Малютина и Бурлакова у Бармалея. Те хвастались Бармалею, что Бурлаков находится в контакте с Медведевым по вопросу верфей Aker (позже Wadan Yards).

 

Петров, Зубков, Сердюков

 

19 июля 2007 года Петров праздновал свой день рождения в Москве. Среди приглашенных – только самые близкие. Те, кто не смог прийти лично – отзванивались с извинениями, как например ныне находящийся в розыске «авторитет» Илья Трабер. Он дважды позвонил из Испании и порекомендовал Петрову снижать активность, больше отдыхать, уходить на пенсию.

 

Среди приглашенных  Анатолий Сердюков, на тот момент  министр обороны, а ныне – партнер Сергея Чемезова, индустриальный директор авиационного кластера Государственной корпорации «Ростех» и его тесть Виктор Зубков, на тот момент – премьер-министр, а ныне – председатель совета директоров «Газпрома». В прослушках премьер обычно фигурирует просто как тесть или Витя, а министра обороны называют «первым» или Толиком.

 

Приглашение Первому передают через его советника, Алексея Перца (в данном случае Перец  это не кличка). Вот как это приглашение выглядит в прослушке: 3 июля 2007 года Антон Петров общается со своим отцом. Антон Петров: "Сейчас зашел Перец к Первому, должен ему передать». «Чтобы позвонил тебе?» Антон Петров: «Да. Ну он, говорят, уже сам спрашивает у Перца по поводу 19-го» (день рождения Петрова). Геннадий Петров: „Ну да, Антоша. Надо его обязательно с Юлей, это жена его. И Болтай-ногу“.

 

Отношения между „Толиком“ и Петровым сложились самые дружественные. Сердюков даже подарил авторитету саблю. Вот прослушка 1 августа 2008 года:

 

Геннадий Петров:

 

 Были у Толика с Сашенькой, потом заехали к Лене.

 

Антон Петров:

 

 Как там Толик?

 

Геннадий Петров:

 

 Очень хорошо. Надо восьмого тебе приехать, а девятого к нему. я говорю, «я сам пойду». Он говорит „не надо, пускай Антон все объяснит, зайду к Вите или там к кому надо, и мы этот вопрос решим сейчас“... Для этого надо составить бумагу...

 

Антон Петров:

 

 Да бумага уже готова.

 

Геннадий Петров:

 

 Вот. Значит все. Надо восьмого приехать и девятого с ним встречаться.

 

Антон Петров:

 

 Что-то купить же надо?

 

Геннадий Петров:

 

 А что купить? Купи бутылку очень хорошего коньяка, дочкам, жене цветы. Он мне саблю подарил. (Смех).

 

 

Откуда появились такие связи?

 

Согласно двум источникам The Insider в Петербурге, Анатолий Сердюков имеет давние связи с «малышевскими». Один из источников — бывшая помощница депутата Марины Салье в Петросовете Наталья Михайлова. По ее словам, Сердюков появлялся в здании Петросовета «с золотой цепью и в малиновом пиджаке», и поэтому возникли подозрения о его принадлежности к ОПГ. Второй источник в 90-е годы работал в аэропорту Пулково, в настоящее время — в Торгово-промышленной палате Петербурга. По его словам, «в 90-е Сердюков тренировался в «малышевском зале», входил в то, что вежливо называли «малышевское движение». Был там на третьих ролях. Когда его задержали уже не в первый раз за незаконное ношение оружия, милиционеры посоветовали ему не мозолить глаза и наняться в официальную структуру. И он попал к Зубкову в налоговую службу и в последствии женился на его дочке, что обеспечило его карьеру».

 

В свою очередь, сам Зубков был председателем Приозерского горисполкома до 1991 (именно в Приозерском районе Ленинградской области позже возникнет кооператив «Озеро»), затем до 1993 работал заместителем Путина в Комитете по Внешним связям в мэрии и после этого возглавил налоговую инспекцию по Санкт-Петербургу, причем со скандалом: предыдущий руководитель оспаривал свое увольнение в суде.

 

По воспоминаниям соучредителя «Петродина» Киничи Камиясу, налоговая служба в те годы использовалась для произвольных расправ над предпринимателями. При Зубкове налоговая начала «кошмарить» бизнес, – подтверждает в разговоре с The Insider петербургский бизнесмен Михаил Мокроусов, ныне живущий в эмиграции в Европе.

 

Связной Петрова Виктор Зубков на момент испанского расследования был премьер-министром, ныне занимает пост председателя совета директоров Газпрома. У Сердюкова, бывшего министра обороны, после небольшой публичной порки из-за дела Евгении Васильевой и «Оборонсервиса», тоже все наладилось, сегодня он индустриальный директор авиационного кластера Ростеха. Сердюков также является членом правления той самой Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК), филиал которой – Финасовую лизинговую компанию – ранее обанкротили представляющие интересы Петрова Наиль Малютин и Джако Кровавый.


Петров и Бастрыкин „Скажи  мужик хороший, надежный, папа его знает“

 

22 июня 2007 года Петров разговаривает с Леонидом Христофоровым, одним из лидеров малышевской, дважды отсидевшим за убийство (именно из пистолета Христофорова убили Галину Старовойтову). Петров в этом разговоре сомневается, принимать ли некие деньги «по армяну» «на х** это нужно». В этом же разговоре он хвастается: «Назначили человека. Помнишь, я тебе говорил? Так что все – назначили. Высоко очень». «Оо, хорошо»,  радуется Христофоров. Два авторитета радовались решению о назначении Александра Бастрыкина председателем Следственного комитета.

 

В тот день, 22 июня 2007 года, Совет Федерации одобрил кандидатуру Бастрыкина на пост председателя Следственного комитета. Обсудив это радостное событие, «бизнесмены» Петров и Христофоров переходят к своим деловым вопросам. Правда, больше они походят на обсуждение не деловых сделок, криминальных поборов. Христофоров: «я жути напустил, армян кричит, куда передать 200 тысяч?» Петров: «вот сволочь какая. Позвони Антону, только пускай не Антон сам забирает, а кому-то скажет, пускай отнесут».

 

 

И в тот же день вечером Петрову звонит генерал-майор милиции Николай Аулов (на тот момент начальник Главного управления МВД России по Центральному федеральному округу): «про Сашу слышал, да? Все, назначили». «Хорошо, елки-палки»,  отвечает Петров. «Я же был на дне рождения у Игоря <Cоболевского, заместителя Бастрыкина>, и это проговорили. Не по телефону»,  комментирует Аулов. Затем оба обсуждают другие темы, в том числе связанные с банком «Россия», после чего Петров снова возвращается к теме Бастрыкина: «Ну, этот-то доволен, что назначили, все?» Аулов: «Ой, как доволен! Конечно. Я сейчас поеду к нему, ну чтобы укреплять...» Петров: «Ну, правильно!» Аулов: «И знаешь, еще хорошее что? Вот эти предложения, ну ты знаешь, по этому, по соседу?» Петров: «Да-да-да». Аулов: «Он однозначно сказал  я, говорит, его это...Понятно, что, да?» «Я понял, да»,  отвечает Петров. Сосед  это Владимир Кумарин (Барсуков), на тот момент лидер «тамбовских», бывший партнер и сосед Петрова по лестничной клетке, с которым Петров сводит счеты. Аулов также уточняет, что уже сформирована команда из 30-ти человек по расследованию против Кумарина. «Толку-то никакого»,  комментирует Петров. «Так все зависит от того, кто решение принимает», – оправдывается Аулов.

 

 

Через два месяца, 22 августа 2007 года Кумарина арестовали, и он до сих пор находится в заключении. Через четыре дня после ареста Петров доверительно делится с коллегой Леонидом Христофоровым, что это произошло по распоряжению «короля»: «Я что хотел сказать: по соседу распоряжение короля конкретно». Христофоров не сразу понимает, о чем речь, и Петров уточняет: «По соседу из Питера, вчера вечером мне звонил мой дружбан Игорь <Соболевский>, зам вот этой новой структуры. Говорит «Ты в курсе?» Я говорю «Да, в курсе. А вдруг там, того...». Он говорит «Это распоряжение самого короля»,  отчитывается Петров. «Обалдеть»,  удивляется Христофоров.

 

 

Позже Петров помогает Бастрыкину праздновать назначение. 28 июня заместитель Александра Бастрыкина Игорь Соболевский отзванивается Петрову: «Мне сейчас Сашка звонил. На следующей неделе он соберет маленькую компанию по поводу своего назначения. Он попросил меня, чтобы я через тебя, если это возможно, устроил встречу. Попроси того человека, с которым они в Питере должны были встретиться, чтобы он там в Москве к нему приехал на это празднование... Я тебе сразу говорю, что там будет пять человек, но все эти люди  сам понимаешь, кто».

 

 

Петров выполняет поручение так: 1 июля 2007 звонит Антону Петрову с вопросом: «Не звонил Первый (Анатолий Сердюков)?» Антон Петров отвечает, что будет перезванивать. «Ну самые главные вопросы, да и день рождения. Заодно спросить  хочет познакомиться вот этот Саша. Ну он сам зайдет или позвонит его пригласит, скажи, что мужик хороший, надежный, папа его знает».

 

Запись 12

 

Бастрыкин после назначения продолжал обращаться к «авторитету» с просьбами. В частности Петров помогал ему с помещением в Петербурге. 6 апреля 2008 года Петров звонит Игорю Соболевскому, заместителю Бастрыкина. «Привет, дружбан»,  говорит Соболевский. «Слушай, то, что ты там говорил по помещению, что Саша там просит... Сейчас разговаривал, человек говорит, разговоров нет, пускай Саша позвонит и все. Будку вам какую-то надо?". "Будку, метра полтора, не больше»,  отвечает Соболевский. Смеются. «Ну там просто там есть такой Бутенко Виктор Владимирович, надо, чтобы освободил побыстрее»,  продолжает Соболевский. «А вы официально-то имеете...Ой, давай я трубочку передам»,  отвечает Петров.

 

 Але!

 

Добрый день!

 

 Добрый день! Я Соболевский Игорь Борисович. Мы сейчас с Бастрыкиным работаем по помещению. Мы не умещаемся в том здании, в котором мы находимся. Нам Росимущество предложило здание на Казакова, там, где находится два ФГУПа ваших... Росимущество предложило им хорошую замену.

 

По итогам разговора Соболевский предлагает: «Бастрыкин напишет на вас, и мы мы напишем с Бутенко и Герасименко, чтобы написал на вас аналогичные письма».

 

 

В следующей части этого текста The Insider расскажет, откуда у Тамбовских такие связи с окружением Путина и выложит немало новых прослушек и новых подробностей.

Материалы по теме