Криминал
30.01.2017

Безухий вор Эйвазов в роли Арагорна

Безухий вор Эйвазов в роли Арагорна
Рафик Масаллинский восстал против Гули
В середине января в азербайджанских местах не столь отдаленной силы и до остальной свободно-азербайджано-говорящей диаспоры за пределами республики был доведен, так называемый, «прогон» от, так называемого, вора «в законе» Рафика Масаллинского. Помимо того, что Рафик клялся Аллахом, будто не знал, «где вор, где прокурор», содержание «бумаги» затрагивало личное отношение автора на воровскую «правилку» трехнедельной давности, в которой он лишился маленькой части себя. Даже с учетом понесенного ущерба, послание жителям «общего дома» получилось слишком эмоциональным, особенно, в той части, где Рафик, почти как Арагорн, призвал на свою сторону неупокоенные души мертвых воров и делал от их имени совместные громкие заявления.

Напомним, 25 декабря в Сети распространились леденящие душу снимки окровавленной плоти Рафика Масаллинского отдельно от него. Вслед за увиденным, самые впечатлительные в своих фантазиях чуть ли не «загнали» Рафика в петлю и даже похоронили, как положено, в тот же день. Потом, хвала Аллаху, выяснилось, что Рафик жив-здоров и, как оказалось, открыл в себе писательский талант.

Несмотря на муссируемые слухи, мол, «Рафик не знал своих палачей и за что от них претерпевает», никто не делал особого секрета из того, что Рафика «почикали» люди Гули. Если раньше неправильным ворам символически били по ушам, то теперь их, по-азиатски, стали резать. В остальном, не совсем рождественская история про пол-уха даже в преступном мире шумихи не наделала. Кто помнит, что «каждый, кто ссорится с Гули, обязательно что-то теряет», решили, что Рафик еще легко отделался. В этическом плане, те, кому казалось, что Рафик «в полноте», сочли обкорнать его раковину зверством, другие, знавшие его доподлинно, посчитали, что жизнь сохранили ему напрасно, потому что вором, при всем своем желании, Рафик никогда не был.

Еще в 2013 году задержание в Баку никому не известного вора «в законе» Рафика Масаллинского с пистолетом получилось чересчур нарочитым в духе не самых изящных оперативных комбинаций. Потом подвластные СМИ уже не скрывали, что выпущенная в зону «торпеда» должна была пошатнуть авторитет Гули, однако при первом же наведении на цель ее калибр оказался меньше, чем проектировали.

После того, как от Рафика, назвавшегося в СИЗО Баилова полновесным вором, «открестились» СИЗО Баилова, (на которых Рафик ссылался как на «крестных»), Гули объявил его гадом и самозванцем. Под этими «именами» Рафик и досидел до конца своего короткого срока тихо, как мышь. Освободившись, стал искать выходы на Гули, чтобы его задобрить. Когда Годжи уж не было в живых, Рафик плел, как много отдал ему денег и как тот, якобы, попустил ему называться вором. Вагиф вообще отказался встречаться с Рафиком, а на словах передал, чтоб на его поручительство не рассчитывал. Вернувшись ни с чем к разговору с Гули, Рафик, в итоге, получил обещание вернуться к своему вопросу на сходке после освобождения Гули. До тех пор Рафику было позволено собирать от его имени деньги, чем он с удовольствием и воспользовался. Со временем, когда принятое Рафиком стало резко не совпадать с переданным Гули, отношения между ними закончились.

По словам нашего источника, в начале прошлого декабря Рафик при посредничестве вора «в законе» Хаджи Бейлаганского встретился в Стамбуле с двоюродным братом покойного Ровшана, Зауром, и за 100 тысяч «бакинских» согласился указать местожительство родных братьев Гули: среднего, вора Намика, и младшего, просто Мишки, для организации на них покушения. Вскоре о предательстве Рафика от его же окружения стало известно Гули...

Чтобы преступный мир был управляем, он не должен быть однополярным. Клан дальновидных политических долгожителей Алиевых не мог не заметить угрозы в лице Салифовых. С самого начала воровской карьеры Гули, (находящегося в заключении без перерыва с 1996 года), ему всегда служил противовесом кто-нибудь из азербайджанских воров, а иногда и все вместе взятые во главе с Хасаном. Летом прошлого года, за пять лет до истечения отбываемого срока, у Гули живых соперников не осталось. С Вагифом, которому прочат титул «главного лоту», у Гули паритет. Раздуть вора из Рафика при всей пропагандистской мощи госаппарата не получится даже ценою жизни самого Рафика. Зато еще не поздно сделать ряд пластических операций и попробовать начать новую честную жизнь где-нибудь в российской глубинке.