Криминал
10.11.2016

Коке - кол за "неворовское поведение"

Коке - кол за "неворовское поведение"

  • Николай Шалибашвили ("Кока"). Фото "Прайм Крайм"
Раскоронован авторитет из "греческой" группировки
Воровская война между сторонниками "каннибала" Джангвеладзе (скрываются в основном в Турции) и Шушанашвили (их оплот - Греция), как и ожидалось, продолжает разворачиваться "по всем фронтам". После ареста "воровского арбитра" Шакро Молодого и особенно убийства Ровшана такой сценарий был очевиден.

По информации «Прайм Крайм», «греческая» воровская группировка, ополчившаяся на своих «турецких» коллег, понесла первые потери. Вместо того, чтобы по своему замыслу призвать к ответу «пособников тюремной администрации», сами их претензеры были обвинены в неворовском поведении.

Поводом для состоявшегося разговора стало следующее: вор «в законе» Николай Шалибашвили, он же Кока, скрывающийся в Греции от российского правосудия, вопреки вынесенному еще в 2008 году решению о лишении Гии Картвелишвили воровского титула, все-таки отправил на него воровские деньги, как на вора. По мнению «турок», ни Картвелишвили, ни братья Папиашвили, также пострадавшие в тюрьме от побоев, несмотря ни на какие позже принятые решения сторонников Шушанашвили, ворами не являются. Сопровождавшие Коку на сходку воровские тяжеловесы Гия Звиададзе и Гия Хмелидзе не смогли ничего противопоставить аргументам Резо Лорткипанидзе, который лично избивал Картвелишвили в СИЗО №7, не говоря уже о том, чтобы обвинить его в этом. В итоге, решением Резо и также присутствоваших Црипы и Бахия Кока ушел со сходки не вором. Примечательно, что неразлучный друг и соратник Коки Важа Биганишвили никоим образом не проявил своего участия в его судьбе.

По слухам, несмотря на временные неудачи, «греки» во главе со Звиададзе намерены и дальше «раскачивать» тему «пособничества» Резо и Алеко, зятя Црипы.

Тем временем, из Греции пришла печальная новость о внезапной кончине от сердечного приступа одного из обосновавшихся там воров – Георгия Авалиани. По стечению обстоятельств, Гия, коронованный в Греции полтора года назад вместе с Ираклием Хохиашвили, станет известен широкой уголовной общественности только посмертно.