Криминал
02.02.2016

Недолгая свобода Сумбата Тбилисского

Беглого авторитета посадили под замок понадежней
27 января в Новой Москве сотрудниками МУРа задержан 49-летний вор «в законе» Сумбат Абасов, который в августе 2014 года совершил побег из Центра для содержания нелегальных мигрантов в поселке Северный. По решению Троицкого суда, куда задержанный был доставлен на следующий день, его препроводили в похожее учреждение на противоположном конце Москвы.

Сев еще во времена Советского Союза, через четверть века отсиженных сроков Сумбат оказался «человеком мира» со знаком минус. С 2010 года ни одна из республик бывшего СССР, включая Россию, не захотела признать его своим гражданином. Сколь бы ни велики и значимы были его заслуги перед братвой, они качественно совсем не те, за которые можно получить российское гражданство, хоть, чисто по-человечески, Сумбат едва ли уступит Жерару Депардье или Анатолию Вассерману (да не остынет в их телах огонь пищеварения).

Сумбат стоит особняком даже среди своих титулованных собратьев. За долгие годы, пока у криминального руля России два езида утопали в роскоши, сменяя друг друга, езид Сумбат был и остается таким же бессребреником, как его далекие тбилисские предки. Мало кто из нынешних воров сидит так много и часто, как Сумбат, и уж точно единицы из них заплатили за верность идее вырванными ногтями и спиленными зубами.

По той же причине своего нонконформизма вор «в законе» все еще является заложником правовой коллизии, которую не смог разрешить ни один из нанятых адвокатов. Пока Сумбат не помог себе сам, пусть даже не надолго. После побега он скрывался на Украине, но так и не успел выправить украинский паспорт. В прошлом году Сумбат чудом ускользнул из Одессы, когда губернаторствующий там соотечественник большинства воров «в законе» пообещал искоренить их по новому месту своей юрисдикции.

Иногда, поймав преступника, сыщики по разным причинам могут испытывать к нему сочувствие. Возможно, что-то подобное могло быть между муровцами и Сумбатом. Возможно, все понимали, что каждый сделал то, что предписывал ему долг: Сумбат, как вор, ушел в открытую дверь, когда представилась возможность, полицейские, как полицейские, вернули его назад, заперев на замок понадежнее. 
Материалы по теме