Все статьи раздела

Криминал
06.11.2013

Сразу два уголовных авторитета отказались от своих титулов

Сразу два уголовных авторитета отказались от своих титулов
  • Елецкая тюрьма. Фото index.org.ru
Французова раскороновала тюремная администрация Килачаву — другие воры
Постоянные конфликты между уголовными кланами достаточно быстрыми темпами приводят к обесцениванию воровских титулов, которые сегодня раздаются направо и налево. В своем стремлении пополнить свои ряды и «дедовские» и их оппоненты не смотрят уже ни на твердость убеждений, ни на боевые качества новобранцев. Так и выходит, что новые воры не очень дорожат приобретенными титулами и готовы отказаться от них из-за банальных сображений личной безопасности.

Как сообщает ИА «Прайм Крайм», прибывший на днях в тюрьму Ельца 33-летний Отари Каличава не был признан находящимися там «ворами в законе», как вор, и низведен до уровня рядового заключенного. Таким образом, ни один из трех заключенных мурмашинской колонии, получивших воровское имя за избиение Гии Свердловского, не смог его отстоять.

Тюрьма Ельца, когда-то печально знаменитая своими строгими условиями содержания, с недавних пор стала центром воровской жизни страны. Напомним, в начале октября туда из Кемерово заехал главный оппонент «дедовских» воров, 55-летний Тариел Мулухов, он же Ониани. А еще двумя месяцами ранее из Минусинска в Елец был переведен 44-летний тбилисский «вор в законе» Виталий Авдиян, который ездит по командировкам с 2007 года и наблюдает за ходом конфликта воровских кланов со стороны. Пока Тариел содержится в полной изоляции, а два елецких старожила – Гоша Новик и Пацуа, запачканные смертью Гочи Курки, предпочитают не высовываться, именно Авдиян играет в тюрьме первую скрипку. По нашим данным, Виталик пока не дает хода прогону, подтверждающему воровские полномочия Ониани, поэтому дальнейшая судьба Тариела во многом зависит от позиции Авдияна.

При таком раскладе сил в конце октября в Ельце появляется Отари Каличава и, как положено, прямо с решки на всю тюрьму объявляет, что он – вор. Впрочем, в этом самопровозглашенном статусе он пробыл всего два дня, пока лично не поговорил с Авдияном. На вопрос Виталика о том, кто к нему «подходил», Отар назвал только двух своих родственников: Мераба Джангвеладзе и Ираклия Гуту. Этих имен Авдияну показалось недостаточно. Вдобавок, Виталик знал об Отаре нечто такое, что не давало ему права называться вором. Сам Отар, видимо, полагал, что его мурмашинский подвиг спишет все прошлые грехи.

В результате, Авдиян (не только вербально) разъяснил Отару его положение и запретил называться именем вора. Если тюремная администрация и приложила руку к развенчанию Каличавы, то сделала это настолько искусно, что этого не понял и сам Авдиян.

****
 
Вор на три месяца. Крестник Гелы Кардавы отказался от титула

Всего немногим более трех месяцев успел «проворовать» протеже «дедовского» воровского клана Максим Французов, более известный в криминальной среде по кличке Француз. Прибыв к новому месту отбывания наказания, он добровольно отказался от своего титула и перешел в категорию «мужиков».

Напомним, прогон воровской группировки лидера «дедовских» мегрелов Гелы Кардавы об очередной коронации ими четырех человек, включая Француза, был распространен 11 июня этого года. В отличие от своих более старших товарищей: Бесо, Турка и Тимура Гули, Француз был наделен воровскими полномочиями, находясь в местах лишения свободы. По нашим данным, личную рекомендацию Французу давал знакомый ему по смоленским лагерям «вор в законе» Георгий Сорокин, он же Жора Ташкентский.

Не секрет, что появление нового «вора в законе» из числа осужденных является исключением из правил и прямым вызовом уголовно-исполнительной системе, решающей задачу, противоположную той, которая возлагается на новоиспеченного «законника» его «крестными отцами». В новейшей истории известны лишь единичные случаи, когда заключенному, коронованному за решеткой, удавалось сохранить за собой титул до выхода на свободу.

Противостоять системе у 23-летнего Максима Французова не хватило ни духа, ни глубокого знания тонкостей тюремной жизни. Соотнеся свои силы и оставшийся срок, Француз решил, что воровская корона для него слишком тяжела. Что касается его «крестных отцов», очевидно, они озабочены не столько качеством тех, кого они принимают в семью и обрекают на испытания, сколько количеством согласных плясать под их дудку.

Источник: “Прайм Крайм”, 06.11.2013