Криминал
20.12.2012

Итоги дубайской коронации - полтора десятка новых воров в законе

Оппоненты Деда Хасана серьезно пополнили свои ряды
Несмотря на то, что официального «прогона» относительно дубайского «подхода» до сих пор не появилось, ИА «Прайм Крайм» из собственных источников стали известны имена 16 человек, наделенных воровским титулом в позапрошлый понедельник. Не успев появиться на свет, неофиты уже понесли в своих рядах первые потери.

Как сообщалось ранее, 10 декабря в одном из самых фешенебельных отелей Дубая состоялась сходка «воров в законе», имеющих альтернативную точку зрения на то, как трактует воровские законы Дед Хасан и его приближенные. Костяк собравшихся составляли те, кто в июле 2008 года на Пироговском водохранилище похожим образом выразили свою антипатию Аслану Усояну в пользу Тариела Ониани. Среди этой когорты можно выделить Тамаза Корошинадзе, Гиви Горделадзе, Темури Немсицверидзе, Александра Бора, Теймураза Джалагания, Ираклия Каличаву, Зураба Дгебуадзе, Тенгиза Корсагия, Ахмеда Евлоева и, разумеется, Мераба Джангвеладзе, ставшего после осуждения Ониани главным идеологом антидедовской борьбы. Также, по некоторым данным, в Дубай выезжали примкнувшие к движению Джангвеладзе кутаисские воры Георгий Углава, Гурам Чихладзе и Михаил Боровской. Еще одним достойным упоминания оппонентом Деда Хасана во всей красе показал себя Джемо Микеладзе, который и вел сходку на пару с Корошинадзе.

Напомним, главным вопросом, потребовавшим такого стечения воровских иерархов, стала, по уточненным данным, коронация 16 человек. Несмотря на то, что Дед Хасан все последние годы активно рекрутировал в свои ряды новобранцев, противоположная сторона, согласно понятиям, на период конфликта от «подходов» всячески воздерживалась. Когда в этом году число дедовских крестников перевалило за два десятка и достигло критического значения, противники были вынуждены снять свой односторонний мораторий и уже не «мелочиться». Итогом проведенного конклава стало признание воровских полномочий за такими известными и не очень личностями, как: Энцо Батумский, Хочо Кутаисский, Лаша Барджга, Ахмед Шалинский, Хамзат Ингуш, Дато Гудаутский, Астик Сухумский, Манчо Сухумский, Дато Кистинец, Леха Злак Ростовский, Саша Медвежонок Гомельский, Олег Слуцкий, Паштет Минский, Руслан Лебедь Борисовский, Хаджи Ленкоранский и Рафо Гянджинский. Возраст новых воров – от 22 до 42 лет. По этническому составу: семеро грузин, четыре белоруса, два талыша, один чеченец, один ингуш и один русский.

Особого слова заслуживают трое номинантов от кутаисской воровской семьи: Энцо, Хочо и Барджга. Каждого из них прекрасно знают в уголовной среде как по делам, так и по отсидкам. Это опытные идейные преступники, живущие за счет ловкости своих рук. Энцо, успевший под чужими данными посидеть не только в России, но и в Италии, до сих пор находится в розыске. Несмотря на то, что непосредственным рекомендателем Энцо стал земляк, батумский вор Тимур Чинчхлия, его кандидатуру поддержали влиятельные кутаисцы Цико и Сопотия. Хочо и Барджга обязаны своими коронами другим авторитетным выходцам из Кутаиси – Варламу Кухианидзе по кличке Ватия и Бадри Когуашвили.

Едва ли не самым ярким и достойным полученного воровского звания можно было бы назвать 31-летнего Ахмеда Домбаева, который также успел завоевать серьезный авторитет как на свободе, так и за решеткой. Впервые на высоком уровне заслуги Домбаева были отмечены в бытность его «смотрящим» за «Матросской Тишиной» никем иным, как Бадри Когуашвили, который высказал мнение о том, что «Ахмед должен быть в семье». Поговаривают, что подающего большие надежды чеченца хотели видеть в своих рядах по обе стороны баррикад, поэтому его выбор в пользу Джангвеладзе вызвал в лагере Хасана явное разочарование. Он же из всего выпуска оказался самым уязвимым перед нападками дедовских торпед, поскольку до него в колонии было проще всего дотянуться. Поначалу, своим землякам Хусейну и Гилани, попытавшихся по-хорошему его «вразумить» и склонить на свою сторону, Ахмед ответил, что не видит разницы от кого получить корону, ибо вступает в семью, а не в группировку. А в разговоре с Никой Гагринским, позвонившим следом, в основном, преобладали взаимные оскорбительные мотивы. После этого решением дедовских воров заключенным колонии было дано указание не воспринимать Ахмеда, как вора, что сразу же породило раскол и, по слухам, потребовало введения в зону спецназа. Сам Домбаев от общей массы был изолирован. Не далее, чем вчера, Ахмед уже звонил дедовским и просил прощения, ругая Джемо, который «сбил его с толку». В итоге его простили и оставили бродягой, но свой «титульный вопрос» ему теперь навряд ли удастся решить в обозримом будущем.

Подобным же образом дедовские поспешили провести свою линию в исправительных учреждениях Азербайджана, где их полномочным представителем выступает 40-летний Надир Салифов по кличке Гули, отбывающий 24-летний срок в бакинской «восьмерке». Разумеется, в первую очередь пропагандистская машина Деда Хасана была направлена против Ровшана Джаниева и его ставленников Руфата Насибова и Хаджи Елцуева. Помимо принадлежности к довольной редкой и не всем известной талышской национальности, экзотизм ровшановских выдвиженцев заключается в их «мокрой» специализации. Впрочем, среди дедовских славян сегодня тоже немало таких, которым довелось начинать большую уголовную карьеру с убийств по найму.

В продолжении щекотливой темы запятнанного прошлого, нельзя не коснуться более чем представительного посольства в Дубае от Белоруссии. Если верить источникам, это самое крупномасштабное единовременное посвящение белорусских авторитетов в истории. Как не трудно догадаться, все делегаты являются протеже Тимохи и Галея, однако даже в масштабах своей страны известность и послужной список их вместе взятых не столь впечатляющие, как у того же Кушнера. Между тем, сейчас у Деда Хасана на рассмотрении сразу восемь своих белорусских кандидатур на ближайшую коронацию. Если это произойдет, Белоруссия, еще недавно совершенно свободная от воровского присутствия, станет одним из рассадников этой идеологии на постсоветском пространстве. Как минимум, это будет грозить стране возвращением в 90-е.

Общая картина дней, прошедших после дубайской сходки, показывает, что у ее участников все еще недостаточно сил для установления паритета. Также преждевременно говорить даже о локальных успехах. В целом по России уголовная братва более ориентирована на клан Деда Хасана, в котором много славян, нежели чем на грузин, выкачивающих из страны деньги и командующих из-за границы. К тому же дедовские практически полностью контролируют ситуацию в местах лишения свободы и свободно формируют выгодное им общественное мнение. Не стоит сомневаться, что в ближайшее время весь перечень дубайских лауреатов будет записан в нечисть и окажется не только вне «правового поля», но и воровского закона.

**** 

Дед Хасан кует кадры для борьбы с "контрреволюцией" 

Как стало известно ИА «Прайм Крайм», реакция воровского клана Деда Хасана на недавнюю коронацию Мерабом Джангвеладзе пятнадцати человек в Дубае не заставила себя долго ждать. Правда, ответный ход получился не совсем адекватным, поскольку количество новоявленных дедовских крестников пока оказалось не таким внушительным, как у противоположной стороны.

Весть о прибавлении в хасановском семействе пришла в минувшую пятницу, как и в недавнем случае с Альбертом Гянджинским, из Псковской области на границе с Белоруссией. Впрочем, в виду интерактивности самого мероприятия, в котором посредством мобильной связи удаленно участвовали воры из разных уголков страны, географическая привязка к конкретному месту перестала иметь значение. Гораздо важнее то, что посвящение новичкам в очередной раз дали братья Кардава, которые, похоже, плотно вжились в роль крестных отцов.

По нашим сведениям, новыми ворами были объявлены два человека: Леван и Геворик, о национальной принадлежности которых можно легко судить по их именам. Первый, по слухам, земляк братьев Кардава и происходит из Гальского района Абхазии. Второй – житель Башкирии, из ближайшего окружения самого влиятельного в республике «вора в законе» Игоря Молодцова по кличке Егор Уфимский.

Надо отметить, что в России дубайская коронация до сих пор многими воспринимается на уровне слухов, потому что логического завершения в виде прогона еще не последовало. Не исключено, что имена новых коронованных воров умышленно не афишируются, чтобы сторона Деда Хасана тут же не объявила их вне закона. Наряду с этим, дедовские уже предпринимают превентивные меры и ведут в лагерях активную пропаганду по дискредитации крестников Джемо и Мераба. В частности, на прошлой неделе в этом был замечен младший брат Гелы Кардава - Гизо, который провел соответствующую разъяснительную работу в одной из российских зон.

Источник:
"Прайм Крайм", 17.12.2012 




Материалы по теме