Версия для печати
Криминал
05.12.2012

Спрятавшийся в женском СИЗО Абуладзе так и не стал полноценным «вором в законе»

В Бутырке Левану Сухумскому оказалось еще неуютнее, чем в Пресне
Как стало известно ИА «Прайм Крайм», в ночь на 1 декабря в московском следственном изоляторе №2, именуемом в простонародье «Бутыркой», разыгрались события, способные спровоцировать новое обострение межклановых противоречий. А именно, Левану Абуладзе, который с июня этого года не мог получить от других воров подтверждения своих полномочий, в итоге, в признании этих самых полномочий было отказано окончательно. Другими словами, если все это время воровской статус Левана был под вопросом, то теперь этот вопрос решен не в его пользу и снят с повестки дня.

Как сообщалось, ранее неоднократно судимый 37-летний уроженец Сухуми Леван Абуладзе был арестован в июне этого года по обвинению в незаконном хранении наркотиков в особо крупном размере. Напомним, Леван является ближайшим сподвижником бессменного лидера сухумского воровского клана Мераба Джангвеладзе, одного из самых принципиальных противников Деда Хасана. Поскольку появление оппозиционно настроенного вора в любом московском изоляторе, где преобладает влияние продедовских сил, грозило дестабилизацией оперативной обстановки, Левана поместили в нейтральную Пресню. Однако, находившиеся там воры Аслан и Роко, которых никак нельзя причислить к сторонникам Деда Хасана, также отказались признать Абуладзе своим «братом». Поговаривают, что Аслан, и так ходивший по лезвию из-за нескрываемых симпатий к другому непримиримому оппоненту Хасана Бадри Когуашвили, не стал искушать судьбу и переложил бремя ответственности на плечи более молодого Роко. А тот, в свою очередь, будучи воспитанником тбилисской воровской школы, питал к Левану неприязнь из-за его конфликта с Джемо на почве подозрений в причастности к покушению на Робинзона и убийству Бесика Джонуа зимой 2007 года. В итоге, оставшегося в абсолютном меньшинстве Левана спрятали в женском СИЗО, где он находился вплоть до минувшей пятницы.

Разумеется, со спецконтингентом, окружавшим там Левана, воровской ход не наладишь, поэтому, узнав о переводе в легендарную Бутырку, он подвоха не почувствовал и опрометчиво решил, что настал его звездный час. Также ошибочно недооценил Леван и своего визави-первохода, Артема Липецкого, в гордом одиночестве находящегося в СИЗО №2. Излишняя самонадеянность Левана сыграла с ним злую шутку и, как только он заехал на Бутырку, Артем пустил по нему прогон, что он - «никто и звать никак». Помимо Артема добро поставить свои подписи под этим меморандумом дали 16 «воров в законе», в том числе: Вагиф Ленкоранский, Леха Иркутский, Тимур Свердловский, Гела и Гизо Кардава, Сурик Ленинаканский, Зап, Ника Гагринский, Годжа Бакинский, Мераб Мзарелуа, Мацик Сенакский, Роланд Гегечкори, Гия Свердловский, Альберт Гянджинский, Сумбат и Вова Пухлый. Весть о низложении Левана быстро распространилась не только по изолятору, но и далеко за его пределы. Вмешательство с воли влиятельных союзников Левана Мераба и Тахи и давление на «смотрящего» за централом Ибрагима ни к чему не привели. На следующий же день развенчанного Левана Абуладзе вернули в общество «коблов» и «ковырялок», где независимо ни от чего он вправе считать себя самым авторитетным.





Материалы по теме